ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моцарт в джунглях
Шепот пепла
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
За закрытой дверью
Метро 2035: Питер. Война
Девочка-дракон с шоколадным сердцем
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин
Девушка из кофейни
Карильское проклятие. Наследники

Гэрри со вздохом натянул поводья и остановил нетерпеливых коней.

— Доброе утро, Джеральд! И с каких же пор ты встаешь ни свет ни заря?

Он заметил младшего брата в баре еще вчера вечером, но не выдал своего присутствия. Джеральд, такой же синеглазый и темноволосый, как и их старший брат Джек, подошел к нему, широко улыбаясь, и привычно облокотился о борт двуколки.

— С тех самых пор, как услышал о том, что ты сопровождал двух прехорошеньких женщин — по твоим словам, родственниц тетушки Эм.

— Не родственниц, дорогой братец, знакомых.

Натолкнувшись на скучающую и как бы утомленную манеру говорить Гэрри, Джеральд несколько утратил свою уверенность.

— В самом деле? Они знакомые Эм?..

— Так мне сказали.

Лицо Джеральда вытянулось.

— Ясно! — Но тут он обнаружил отсутствие Долиша и бросил внимательный взгляд на брата. — Ты сейчас едешь к Эм? Не возражаешь, если я прокачусь с тобой? Хочу поздороваться со старушкой… и, может быть, с той темноволосой красоткой, которая сидела вчера рядом с тобой.

Гэрри не сразу справился с охватившими его нелепыми чувствами. Однако Джеральд — его младший брат, которого он, несмотря на внешнее равнодушие, искренне любил. Гэрри сумел скрыть неожиданное волнение, сделал любезное лицо и с наигранным сочувствием вздохнул:

— Боюсь, дорогой братец, что разобью твои надежды: дама старовата для тебя.

— Жаль! И сколько ей лет?

— Больше, чем тебе.

— Ну, может, я попытаю счастья с другой… с блондинкой?

Гэрри посмотрел сверху вниз на раскрасневшееся лицо брата и подавил вздох.

— Та, напротив, слишком молода. Только из классной, как я подозреваю.

— Ничего страшного, — радостно возразил Джеральд. — Надо же девочке когда-нибудь начинать.

Совершенно обескураженный ответом брата, Гэрри лишь возмущенно воскликнул:

— Джеральд…

— К черту, Гэрри… не будь собакой на сене. Ты же не интересуешься младшей, так позволь мне избавить тебя от нее.

Гэрри задумчиво прищурился. Действительно, ему гораздо легче будет обсуждать с миссис Бэббакум создавшуюся ситуацию в отсутствие ее падчерицы.

— Ладно… если ты так настаиваешь. — (В доме тетушки Эм на Джеральда можно положиться, он будет вести себя прилично.) — Только не говори потом, что я тебя не предупреждал.

Ликующий Джеральд вскочил на сиденье двуколки, и Гэрри тут же щелкнул вожжами. Лошади рванули вперед, и Гэрри пришлось применить все свое умение, чтобы провести их сквозь толкучку экипажей на Хай-стрит. Как только город остался позади, он дал им волю, и тенистая аллея перед домом тетушки Эм была достигнута в самое короткое время.

Когда двуколка остановилась у входа, к ней подбежал помощник конюха, чтобы увести лошадей. Гэрри и Джеральд поднялись по ступеням. Дубовая парадная дверь, как это часто случалось, была раскрыта настежь. Братья вошли в дом. Гэрри швырнул перчатки на столик с украшениями из золоченой бронзы.

— Похоже, нам придется отправиться на поиски. Мое дело с миссис Бэббакум займет, думаю, не более получаса. Если ты сможешь занять на это время мисс Бэббакум, я буду тебе благодарен.

— И позволишь править твоими лошадьми до города?

— Возможно, но на твоем месте я не стал бы на это слишком рассчитывать.

Джеральд усмехнулся.

— Так откуда мы начнем?

— Ты берешь на себя сад, я — дом. Если понадобится помощь, позову.

Лениво махнув рукой, Гэрри отправился по коридору. Джеральд, насвистывая, повернулся и вышел через парадную дверь.

В небольшой столовой, примыкающей к кухне, никого не было, как и в маленькой гостиной. Затем он услышал знакомое мурлыканье, прерываемое лязгом садовых ножниц в конце дома. В небольшом зимнем саду он нашел тетушку Эм, расставляющую цветы в огромной вазе.

Гэрри вошел, напустив на себя безразличный вид.

— Доброе утро, тетя.

Эм повернула голову и ошеломленно уставилась на него.

— Черт побери, что ты делаешь здесь?

— А где я должен быть?

— В городе. Я была уверена, что ты в городе.

После секундного колебания Гэрри решил прояснить ситуацию.

— Почему?

— Потому что Люсинда… миссис Бэббакум, поехала в город полчаса назад. Никогда не была там раньше, хотела сориентироваться.

Гэрри похолодел.

— Вы отпустили ее одну?

Отвернувшись к своим цветам, Эм взмахнула ножницами.

— Конечно, нет. С ней поехал ее грум.

— Грум? — Голос Гэрри прозвучал тихо, вкрадчиво, но его тона было достаточно, чтобы у любого, даже самого нечувствительного, человека по спине пробежали мурашки. — Тот взъерошенный парень, который приехал с ней?

Он следил, как предательский румянец окрашивает высокие скулы тетушкиного лица.

Смущенная, расстроенная, Эм пожала плечами.

— Она независимая женщина… ее не очень-то переспоришь. — Эм прекрасно понимала, что не должна была отпускать Люсинду в Ньюмаркет на этой неделе без более весомого сопровождения, но в ее тактике крылась определенная цель. Повернувшись, она оглядела племянника. — Ты бы мог попытаться догнать ее.

Гэрри не сразу поверил своим ушам. Неужели Эм могла так поступить? Прищурившись, он вгляделся в ее ласковое лицо. Предатель в собственном лагере — только этого ему не хватало! Его губы вытянулись в тонкую линию. Коротко кивнув, он сказал:

— Будьте спокойны, я попытаюсь.

Резко повернувшись на каблуках, он широким шагом вышел из комнаты и через несколько секунд уже был в конюшне. Помощник конюха испуганно посмотрел на него, но Гэрри был только рад, что лошади еще не выпряжены.

Он схватил вожжи и вскочил на козлы. Щелкнул хлыст, и лошади сорвались с места. По дороге в город Гэрри установил, пожалуй, свой новый рекорд.

Вынужденный придерживать лошадей в тесноте экипажей на Хай-стрит, он внезапно вспомнил о Джеральде. И выругался, сожалея о потере помощника в поисках. Сохраняя внешнюю невозмутимость, он принялся тщательно осматривать запруженные людьми тротуары. Благо лошади теперь двигались очень медленно. Люсинды нигде не было видно.

Зато он обнаружил немалое количество истинных ценителей скачек — друзей и знакомых, — которые, как и он, были слишком опытны, чтобы терять сегодня время на ипподроме. Без малейшего сомнения, любой из них весьма охотно провел бы несколько часов с восхитительной темноволосой вдовой и не счел бы этот день потерянным.

Добравшись до конца улицы, Гэрри снова выругался. Словно не замечая другие экипажи, он круто повернул двуколку, чудом не задев блестящий, явно только недавно купленный фаэтон, у медлительного кучера которого едва не сделался апоплексический удар.

Не обращая внимания на возникшую суматоху, Гэрри быстро проехал к «Крепостной башне» и передал своих серых лошадей в заботливые руки главного конюха. Тот подтвердил, что кабриолет Эм стоит в гостиничной конюшне. Гэрри украдкой осмотрел гостиную и с облегчением вздохнул: Люсинды там не было. «Крепостная башня» являлась любимым местом отдыха ему подобных. Выйдя на улицу, он остановился, чтобы оглядеться и оценить обстановку. И обдумать, что значит «сориентироваться».

Библиотеки в городе не имелось, и он отправился в церковь, расположенную чуть дальше по улице. Но ни одной молодой женщины не было видно ни в святых стенах, ни на дорожках среди могил. О городских садах просто смешно было говорить, никто не приезжал в Ньюмаркет восхищаться цветочными бордюрами. В «Чайных комнатах миссис Добсон», как и всегда, оживленно толпились посетительницы, но элегантная темноволосая вдова не украшала собой ни один из столиков.

Вернувшись на тротуар, Гэрри остановился и посмотрел на другую сторону улицы. Где же Люсинда, черт побери?

Краем глаза он увидел знакомое голубое платье и повернул голову. Как раз вовремя, чтобы заметить темноволосую женщину, входившую в двери «Зеленого гуся» в сопровождении взъерошенного парня.

Войдя в гостиницу, Люсинда была вынуждена сразу остановиться. В помещении царил сумрак. В нос ударил затхлый запах. Когда ее глаза наконец приспособились к темноте, она обнаружила, что стоит в вестибюле. Слева находился вход в бар, две двери справа, очевидно, вели в гостиные, впереди виднелся прилавок, вероятно представлявший собой продолжение стойки бара. На прилавке лежал потускневший, исцарапанный колокольчик.

8
{"b":"18124","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эра Водолея
Убыр: Дилогия
Черный человек
Девочка с Патриарших
Перстень Ивана Грозного
Дневник «Эпик Фейл». Куда это годится?!
Дети судного Часа
Свинья для пиратов
Большое собрание произведений. XXI век