ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стихи 379-380 и сл.Описание мрачного осеннего вечера, в который проснулся спавший «у Невской пристани» безумный Евгений, приводит к вопросу о том, когда происходит столкновение Евгения с «кумиром на бронзовом коне». Можно думать, что приближалась, но еще не наступила, первая годовщина наводнения 7 ноября, т. е. события происходят в сентябре-октябре 1825 г., за два-три месяца до 14 декабря. Это соображение нужно иметь в виду при суждения о возможном отражении в пушкинской поэме восстания декабристов, происходившего через год с небольшим после наводнения и на том же месте, где Евгений в конце Первой части с высоты мраморного льва наблюдал наводнение, а почти год спустя бросил свой вызов «грозному царю».

Стихи 414-423.См. 5-е примечание Пушкина к поэме. Описание памятника содержится в стихотворении Мицкевича «Pomnik Piotra Wielkiego» («Памятник Петра Великого»), входящем в «Ustęp» («Приложение») к III части поэмы «Dziady» («Предки») (см. настоящее издание, с. 136-148). Что касается стихотворения В. Г. Рубана (1742-1795), третьестепенного стихотворца екатерининского времени, то оно написано по случаю окончания труднейшей задачи — доставки «Гром-камня» на место сооружения монумента в 1770 г. Стихотворение, озаглавленное «Надпись к камню, назначенному для подножия статуи Петра Великого», состоит всего из восьми стихов:

Колосс Родийский, днесь смири свой гордый вид!
И нильски здания высоких пирамид,
Престаньте более считаться чудесами!
Вы смертных бренными соделаны руками.
Нерукотворная здесь Росская гора,
Вняв гласу божию из уст Екатерины,
Прешла во град Петров чрез Невские пучины
И пала под стопы Великого Петра!

Эти стихи отразились отчасти в стихотворении Мицкевича «Памятник Петра Великого». Мицкевич говорит об этом в своих «Объяснениях» к циклу, посвященному изображению России и ее столицы — Петербурга. По поводу стиха «I wmiescepada на wznak przed carowa», т. е. «<Глыба гранита> падает в городе навзничь перед царицей» (см. Рукою Пушкина, с. 544 (подлинник Мицкевича), 549 (перевод Н. К. Гудзия)) польский поэт дает такое объяснение: «Этот стих переведен из одного русского поэта, имени которого я не помню». Пушкин, очевидно, хорошо помнил имя Рубана и назвал его в своем примечании к «Медному Всаднику», тем самым еще раз указывая читателям на Мицкевича — поэта-друга, с которым он вступил в спор о понимании личности и деятельности Петра I. См.: Алексеев М. П.Стихотворение Пушкина «Я памятник себе воздвиг…». Л., 1967, с. 57-58.

Стихи 464-481. Изображая «остров малый на взморье», поэт, хорошо знавший окраины столицы, основанной «под морем», имел в виду один из песчаных безымянных островков, какими были, например, пять островков, лежавших в устье Малой Невы, к западу от острова Голодая, и нанесенных на план Петербурга, приложенный к книге С. Аллера «Описание наводнения, бывшего в Санктпетербурге 7 числа ноября 1824 года» (СПб., 1826). Эти безымянные и пустынные островки слились впоследствии в один такой же пустынный и болотистый остров, получивший название «Вольный» (см. план Петербурга 1914 г., изд. А. С. Суворина). Но это, конечно, не обширный, лесистый тогда остров Голодай (теперь о. Декабристов), отделенный от Васильевского острова лишь узким протоком — речкой Смоленкой, как думают некоторые современные авторы. См.: Ахматова А. А.Пушкин и Невское взморье. — Прометей, т. X, 1974, с. 221; ср. замечания А. Тархова в его — в общем очень спорной — статье «Повесть о петербургском Иове» (Наука и религия, 1977, № 2, с. 64). На этот «остров малый» наводнение 7 ноября 1824 г., «играя, занесло домишко ветхий» — очевидно, именно тот домик, в котором жили в момент наводнения вдова и ее дочь и у порога которого теперь нашли «хладный труп» безумного Евгения. И эта смерть героя на пороге дома, где жила и погибла его невеста, эта близость их конечных судеб вносит последний — не примиряющий, но возвышающий — акцент в его образ и достойно завершает «Петербургскую повесть» Пушкина.

Б. Л. Кандель

Указатель переводов поэмы «Медный всадник» на языки народов СССР и иностранные языки

Указатель составлен на основе фондов Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, Института русской литературы Академии наук СССР (Пушкинский Дом), Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина и Всесоюзной государственной библиотеки иностранной литературы. Учтены также материалы каталогов крупнейших зарубежных библиотек (Британского музея, Национальной библиотеки в Париже, Библиотеки Конгресса в Вашингтоне), специальных указателей, посвященных переводам произведений русских писателей и исследований о произведениях Пушкина в литературах народов СССР и в иностранных литературах.

Материалы расположены в алфавите языков, в их пределах — в хронологии переводов; переиздания одного и того же перевода собраны под первым его описанием.

Описания переводов поэмы на языки народов СССР и на восточные языки проверены сотрудниками Отдела литературы на языках народов СССР и Отдела литературы на языках стран Азии и Африки Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. Составитель выражает им за это благодарность.

Переводы на языки народов СССР

АВАРСКИЙ ЯЗЫК

Медный всадник. Пер. Р. Гамзатов. — В кн.: Пушкин А. С. Поэмы. Махачкала, Даггив, 1949, с. 71-89.

АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ ЯЗЫК

Медный всадник. (Петербургская повесть). Пер. А. Джавад. Баку, Азернешр, 1937. 22 с.

То же. — В кн.: Пушкин А. С. Избранные произведения. В 3-х т. Т. 1. Баку, 1937, с. 82-96.

Медный всадник. Пер. М. Рзагулузаде. — В кн.: Пушкин А. С. Сочинения. В 6-ти т. Т. 2. Стихи 1826-1836. Сказки. Поэмы. Баку, Азернешр, 1951, с. 523-535.

АРМЯНСКИЙ ЯЗЫК

Медный всадник. Отрывок из поэмы. Вступление. [Петр Великий и Петербург].

Пер. А. Туманяна. — «Тараз-иллюстрацион», Тифлис, 1903, № 17, с. 169. То же. — «Ахбюр», Тифлис, 1912, № 2, с. 59-60.

Медный всадник. Поэма. Пер. А. Б. [Псевд.]. — «Советакан граканутюн ев арвест», 1942, № 9-10, с. 46-50.

Медный всадник. Ереван, Айпетрат, 1946. 19 с.

Переводчик не указан.

Медный всадник. Пер. С. Багдасаряна. — В кн.: Пушкин А. С. Сочинения. В 5-ти т. Т. 2. Поэмы и сказки. Ереван, Айпетрат, 1955, с. 257-273.

БАШКИРСКИЙ ЯЗЫК

Медный всадник. Пер. М. Баимов. — «Октэбр», Уфа, 1937, N° 2, с. 39-46,

То же. Уфа, Башгосиздат, 1937. 26 с.

Медный всадник. Пер. Н. Наджми. — В кн.: Пушкин А. С. Избранные произведения. Уфа, Башгосиздат, 1949, с. 138-154,

БЕЛОРУССКИЙ ЯЗЫК

Медны коннш. (Пецярбургская аповесць). Пер. Я. Купалы. — «Полымя рэволюцьи», Менск, 1937, № 6, с. 35-45.

То же. — Менск, Дзярж. выд. Беларусь Мастацкая литаратура, 1937. 31 с.

То же. — В кн.: Пушкин А. С. Выбраныя творы. Мшск, Дзярж. выд. БССР, 1949, с. 53-64.

То же. — В кн.: Купала Я. Збор творау. Т. 5. Паэмы. Мшск, 1954, с. 208-220.

ГРУЗИНСКИЙ ЯЗЫК

Медный всадник. Отрывок из «Вступления». Пер. В. Гаприядашвили. — «Огонек», 1937, № 2-3, с. 14.

Факсимиле рукописи перевода.

Медный всадник. Пер. В. Гаприндашвили. — В кн.: Пушкин А. С. Избранные сочинения. Т. 1. Тбилиси, Госиздат Грузии, 1937, с. 210-222.

То же. — В кн.: Пушкин А. С. Сочинения. Тбилиси, «Федерация», 1938, с. 27-31.

То же. — В кн.: Пушкин А. С. Избранные сочинения. В 4-х т. Т. 2. Тбилиси, Госиздат Грузии, 1949, с. 117-131.

То же. — В кн.: Пушкин А. С. Избранные произведения. Тбилиси, «Сабчота Сакартвело», 1975, с. 283-296.

ЕВРЕЙСКИЙ ЯЗЫК

Медный всадник. Пер. М. Хащеватский. М., «Дер Эмес», 1937. 50 с.

72
{"b":"181242","o":1}