ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Проклятый ректор
Няня для олигарха
О чем мечтать. Как понять, чего хочешь на самом деле, и как этого добиться
Не прощаюсь
Голодный дом
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!
Элиты Эдема
Звание Баба-яга. Ученица ведьмы
Письма к утраченной

Онория почувствовала на себе его взгляд и обернулась. Перед ней неподвижно стоял обнаженный по пояс мужчина, весьма напоминающий пирата, и он был жутко раздражен. Их глаза встретились, но через секунду Онория отвела свой взор и, задрав нос кверху, с важным видом села на бревно.

Девил долго не сводил с нее пронзительных зеленых глаз и потом, явно удовлетворенный ее послушанием, пошел к конюшне.

Онория заскрипела зубами и принялась уверять себя, что все это не имеет никакого значения. Да, он умеет манипулировать людьми и унижать их, но ей-то какое дело? Она поедет в его поместье, дождется своих вещей — и поминай как звали. Заодно познакомится с вдовствующей герцогиней, и время пролетит незаметно.

Что ж, загадка, мучившая ее, отчасти решена: она увидела таинственного герцога. Онория вспомнила, каким представила его леди Клейпол: тихим, кротким отшельником. Но в реальности все оказалось иначе. Герцог, по прозвищу Девил, — отнюдь не скромник с мягким, уступчивым характером. Он первоклассный тиран. И напрасно леди Клейпол решила, что ей удалось заманить его в свои сети.

Но все же хорошо, что встреча с герцогом состоялась, хотя его имя еще предстоит выяснить. Трудно поверить, но за все пятнадцать часов, которые они провели вместе, Девилу и в голову не пришло представиться. Над этим стоило поразмыслить.

Онория поморщилась. Жаль, что на ней нет нижней юбки. Бревно, на котором она сидела, было шероховатым, и ее нежная плоть испытывала весьма ощутимую боль. Дверь конюшни оставалась открытой, и по движению теней Онория поняла, что Девил седлает своего адского коня. Наверное, он сейчас поскачет в свое поместье и пришлет пару экипажей, чтобы забрать ее и Тол ли.

Неожиданное приключение подходит к концу! Онория позволила себе расслабиться. Удивительно, но все ее мысли были заняты Девилом. Да, он грубый, властный, деспотичный и так далее и тому подобное. И в то же время невероятно красив, может быть очень милым, если захочет, и, помимо всего прочего, обладает чертовски хорошим чувством юмора. В качестве герцога он вызывал ее уважение, а его мужская привлекательность будоражила нервы. И тем не менее Онория не испытывала ни малейшего желания проводить слишком много времени в компании тирана по имени Девил. От таких джентльменов лучше держаться подальше.

Как только Онория пришла к этому выводу, в дверях конюшни появился герцог, ведя за собой Сулеймана. Лошадь капризничала, а ее хозяин был мрачнее тучи. Онория поднялась с бревна.

Девил остановился прямо перед ней, преградив путь к отступлению. Не успела она отстраниться, как герцог протянул руки… и осторожно усадил Онорию в седло. Она охнула и вцепилась в луку.

— Господи, да что же это такое?

— Я везу вас домой, — хмуро бросил Девил, снимая повод с руки.

Онория растерянно заморгала, как следует понимать его слова?

— Вы везете меня к себе домой… в свое поместье?

— Да, в Сомершем-Плейс.

Отпустив повод, Девил ухватился за луку седла: раз Онория сидит впереди, придется ехать без стремян.

— Подождите! — воскликнула она, широко раскрыв глаза от страха.

Девил метнул на нее взгляд, полный крайнего нетерпения.

— Что еще?

— Вы забыли свою куртку, она осталась в домике. Мысль о том, что он будет прижиматься к ее спине грудью — голой грудью! — повергла Онорию в панику.

— Куртку привезет Уэйн.

— Нет! — Ну видано ли это — чтобы герцог скакал на лошади голый по пояс? — Я хочу сказать, что вы можете простудиться.

Онория заглянула в бледно-зеленые глаза Девила и с ужасом поняла, что они видят ее насквозь.

— Привыкайте, — посоветовал герцог, спокойно встретив ее взгляд, и вскочил в седло.

Глава 4

Единственное преимущество Онории было в том, что мучитель — Девил, сидевший сзади, — не мог видеть ее лица. Но — увы! — румянец стыда заливал не только щеки, но и шею девушки. Девил почувствовал, как она напряглась, когда он обнял ее мускулистой рукой и притянул к себе. Ничего удивительного!

Онория закрыла глаза, ощутив его прикосновение, крик ужаса замер у нее на устах. Впервые в жизни она чуть не потеряла сознание, подавленная стальной мощью мужского тела. Когда наконец она укротила свои необузданные эмоции и вновь обрела способность мыслить здраво, они уже свернули с тропинки на проселочную дорогу.

Она случайно поглядела вниз… и вцепилась в руку, обвивавшую ее талию Девил обнял Онорию покрепче.

— Сидите спокойно, вы не упадете.

Удивительно! Она не только слышит, но и чувствует каждое его слово, впитывает странный жар, исходящий от его груди, рук и бедер; ее кожа горит от его прикосновений.

— Ах…

Они ехали знакомым путем, скоро будет прямой участок дороги.

— Сомершем-Плейс — ваша главная резиденция?

— Это дом. Моя мама проводит там большую часть года.

Нет никакого герцога Сомершемского. Онория решила, что с нее хватит. До сих пор не узнать имени человека, который, словно тисками, сжимает твои бедра и талию!

— А ваш титул? — спросила она.

— У меня их много. — Сулейман хотел вильнуть в сторону, но его попытка была безжалостно пресечена. — Герцог Сент-Ивз, маркиз Эрит, граф Стратфилд, виконт Уэллсборо, виконт Морленд…

Онория обернулась к Девилу, опершись на его руку. Когда длинный перечень титулов иссяк, они уже миновали место вчерашней трагедии и одолели следующий поворот.

— Вы закончили? — спросила Онория, прищурившись.

— Вообще-то нет. Мне вбивали это в голову еще в те годы, когда я бегал в коротких штанишках. С тех пор список вырос, но я не в состоянии запомнить новые имена.

Онория задумалась. Сент-Ивз… владение Кинстеров. Мать заставляла ее заучивать в рифму перечень самых родовитых семей. Если Сент-Ивз и сейчас собственность Кинстеров, значит… Она всмотрелась в черты лица своего спутника, словно изваянные резцом.

— Вы Девил Кинстер!

Заметив в ее глазах укор и изумление, он дерзко вздернул черную бровь.

— Вам нужны доказательства?

Доказательства? Вряд ли. Одного взгляда на эти бездонные мудрые глаза, на мужественное лицо — лицо человека бурных страстей — было достаточно, чтобы развеять все сомнения. Онория резко отвернулась. В голове у нее и до этого царило смятение, теперь же мысли закружились, словно подхваченные вихрем.

Кинстеры… без них в светском обществе стало бы куда скучнее. Это люди особого склада — необузданные, непредсказуемые, жаждущие наслаждений. Когда-то, во времена Вильгельма Завоевателя, они вместе с предками Онории пересекли Ла-Манш. Только ее прапрадеды добивались власти с помощью денег и политических интриг, а Кинстеры Шли к той же цели напролом. Они всегда были прекрасными воинами — сильными, смелыми и умными. Такие люди рождены, чтобы предводительствовать другими. На протяжении многих веков они ввязывались в любую распрю с неуемной страстью, заставлявшей их противников крепко призадуматься. Поэтому все короли, начиная с Вильгельма Завоевателя, считали необходимым задабривать могущественных владельцев Сент-Ивз. К счастью, по странной прихоти природы они относились к своей земле с тем же пылом, с каким вели себя в сражении.

Героизм Кинстеров сочетался с их удивительной способностью выживать. Возможно, это было простое везение, а может, им покровительствовала сама судьба. В битве под Ватерлоо погибло много представителей самых именитых семейств Англии, о Кинстерах же ходили слухи, полные злобы и благоговейного ужаса. Казалось, они заколдованы от пуль на поле боя их было семеро — и все вернулись живыми и здоровыми, без единой царапины.

Кинстеры отличались также невероятной самонадеянностью. Эта черта характера объяснялась и тем, что в большинстве своем они действительно были талантливы, а потому вызывали у простых смертных невольное уважение. Впрочем, Кинстеры уважения не требовали, они воспринимали его как должное.

Если светские сплетни хоть наполовину верны, то нынешнее поколение Кинстеров как две капли воды похоже на все предыдущие. А глава клана — самый необузданный, самый непредсказуемый и сластолюбивый среди них.

10
{"b":"18125","o":1}