ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы не спрашивали бы об этом, если б знали, какую «помощь» оказала мне матушка. Она настрочила судье такое письмо, что у него волосы встанут дыбом… если, конечно, он сумеет расшифровать это послание.

Онория приподняла большой ком земли,

— Мы чувствуем себя такими беспомощными! Нам всегда велят держаться в сторонке и вязать рукавицы. Вот почему мы реагируем столь бурно. — Повернувшись к Девилу, она направила на него свою палку. — Подумайте, а как бы вы, лично вы, себя чувствовали, зная, что никогда ничего не достигнете?

Девил довольно долго стоял, не сводя с нее глаз. Потом указал на землю и сурово сказал:

— Продолжайте поиски.

Увы, их усилия оказались совершенно безрезультатными.

Обратный путь они проделали молча, занятые мыслями о смерти Толли. Проезжая по аллее, засаженной золотистыми тополями, Онория все-таки обратилась к своему спутнику.

— Луиза собирается отдать вам серебряную флягу, которую вы подарили Толли на день рождения как талисман… Она была при нем, когда его убили. — Девил молча кивнул, устремив взгляд куда-то вверх, и Онория сердито добавила: — Похоже, «бандит» ее не заметил.

Девил бросил на нее предостерегающий взгляд, но Онорию это не остановило.

— Ваша тетя упомянула также, что в случае какой-то беды Толли первым делом обратился бы к вам как к главе семейства, а не к отцу или к Чарльзу. А может, его убили именно потому, что он поехал к вам за советом?

Глаза Девила заблестели. Онория торжествовала. Это она натолкнула его на верную мысль! Тем не менее он хранил молчание до тех пор, пока они не въехали во двор конюшни. Девил помог Онории слезть с лошади и на мгновение задержал ее в своих объятиях.

— Ничего не говорите моей матери или тете Луизе. Не стоит поднимать шум.

Онория надменно встретила его взгляд.

— Если вы что-нибудь узнаете, сообщите мне, — попросил он.

— А вы тоже поставите меня в известность, если будут какие-нибудь новости? — поинтересовалась она с невинным видом.

Девил помрачнел.

— Не искушайте судьбу, Онория Пруденс.

Глава 8

Через два дня ранним утром Девил спускался по лестнице в холл, натягивая перчатки для верховой езды. К нему подошел Уэбстер.

— Экипаж готов, ваша светлость.

— Спасибо.

Возле парадной двери Девил оглянулся. Уэбстер, уже поднесший руку к задвижке, замер.

— Я что-то упустил, ваша светлость?

Девил подождал, пока он откроет дверь, выглянул на улицу, увидел экипаж, стоявший у крыльца, и женскую фигурку в бледно-лиловом платье. Он улыбнулся.

— Нет, Уэбстер. Все идет по намеченному плану.

Девил немного помедлил, наслаждаясь зрелищем, представшим его глазам. У будущей невесты, безусловно, есть свой стиль, особая, только ей одной присущая элегантность. Она причесана по последней моде: волосы собраны в пучок на макушке, а красиво уложенные локоны обрамляют лицо. Зонтик с оборками защищает нежную кожу от солнца. На руках — кожаные перчатки, туфельки тоже сшиты из тонкой кожи. Лиловое платье для выездов подчеркивает тонкую талию, изящную линию бедер и очертания роскошной груди. Девилу пришлось приложить немало усилий, чтобы согнать с лица хищную улыбку.

Напустив на себя равнодушный вид, он спустился с крыльца. Онория обернулась к нему, вертя в руках зонтик.

— Кажется, вы собираетесь ехать в Сент-Ивз, ваша светлость? Я хотела бы составить вам компанию. Меня очень интересуют старинные церкви. Церковь на мосту в Сент-Ивз, несомненно, представляет собой прекрасный образчик такого рода архитектурных произведений.

— Доброе утро, Онория Пруденс. — Девил завладел правой ручкой Онории и прижался губами к тыльной стороне запястья, где между перчаткой и рукавом белела полоска кожи.

Онория чуть не выронила зонтик. Сердито взглянув на герцога, она попыталась успокоить отчаянно бьющееся сердце.

— Доброе утро, ваша светлость.

Она уже приготовилась к спору, но Девил молча подвел ее к двухместному экипажу, приподнял и без всяких видимых усилий усадил на козлы. У Онории снова бешено застучало сердце. Экипаж покачнулся под весом сильного мужского тела. Она вцепилась в поручень, потом оправила юбки и снова принялась вертеть в руках зонтик.

Девил взял поводья, отпустил грума, и лошади тронулись с места. Онория глубоко вздохнула. Они ехали по дубовой аллее, и свежий воздух привел в порядок разбегающиеся мысли. Она проанализировала поведение Девила в последние несколько минут…

— Вы знали! — воскликнула Онория, сузив глаза. Он бросил на нее снисходительный взгляд:

— Все говорят, что соображаю я быстро.

В душу Онории закралось смутное подозрение.

— Куда вы меня везете?

Девил был сама невинность. — В Сент-Ивз. Посмотреть на церковь.

Онория заглянула ему в глаза: они были кристально ясными. Она обернулась и увидела, что вслед за экипажем бежит лошадь.

— Вы едете в Сент-Ивз, чтобы вернуть лошадь, на которой в тот день ехал Толли?

Девил явно рассердился.

— Неужели я никогда не сумею убедить вас забыть об этом деле, предоставив вести расследование мне? Онория нахмурилась.

— Так чья же это лошадь: Толли или убийцы?

Девил сжал челюсти.

— На этой лошади ехал Толли. На следующий день ее нашли полностью оседланной в поле, недалеко от леса. Да, она из его конюшни. А убийца, очевидно, ускакал на своем коне. — Перед ними лежал прямой отрезок пути. Девил отпустил поводья. — Онория Пруденс, пусть даже вы нашли Толли на несколько минут раньше, чем я, но это не причина, чтобы принимать активное участие в поисках убийцы.

— Позволю себе не согласиться с вами, ваша светлость, — ответила Онория, вздернув подбородок. Девил насупился.

— Ради всего святого, перестаньте говорить «ваша светлость», называйте меня Девил. В конце концов, мы ведь скоро будем мужем и женой.

— А вот это, — заявила Онория, еще выше задрав подбородок, — маловероятно.

Несколько мгновений герцог разглядывал ее подбородок, размышляя о том, стоит ли вступать в спор.

— Онория, я глава семьи, мои плечи пошире ваших, и спина куда крепче. Поиски убийцы Толли — на моей ответственности, и я исполню свой долг.

Девил произнес эту тираду ровным голосом, в котором, однако, слышалось едва сдерживаемое раздражение.

— Неужели вы не понимаете, что сами себе противоречите? То вы заявляете, что я ваша невеста, а через минуту запрещаете мне действовать как будущей жене.

— Моя жена — и ею, к слову сказать, будете именно вы — не должна вовлекаться в дела, чреватые опасностью. Убийство — это насилие. Расследование убийства представляет угрозу для жизни. Держитесь от этого подальше

Невеста встала.

— Согласно общепринятому мнению, жена обязана помогать мужу во всех его делах и давать утешение.

— О помощи можете забыть, с меня довольно и утешения.

— Боюсь, тут одно неотделимо от другого. Кстати, — добавила Онория, удивленно раскрыв глаза, — как же вы собираетесь жениться на мне, если хотите, чтобы я не подвергалась опасностям?

Лицо Девила окаменело; прищурившись, он пристально посмотрел на Онорию.

— Опасность вам не грозит. Иначе вы не были бы здесь.

Онория не могла не признать справедливость этих слов. Герцог обладал слишком большой властью, чтобы кто-то дерзнул бросить ему вызов, не имея железных гарантий. Онория неуязвима и в другом отношении: Девил будет оберегать честь своей невесты — даже вопреки собственному желанию. Лучшего защитника ей не найти. Успокоившись, она лучезарно улыбнулась.

— Ваши кузены что-нибудь узнали?

Девил пробормотал нечто невразумительное и перевел взгляд на дорогу. Онория не вслушивалась в его слова. Девил так крепко сжал челюсти, что даже гранит, если сравнивать, оказался бы мягким, словно воск. Они на полном скаку одолели очередной поворот. Девил время от времени подхлестывал лошадей. Онория с невозмутимым видом откинулась на спинку сиденья, равнодушно созерцая пролетавшие мимо поля.

23
{"b":"18125","o":1}