ЛитМир - Электронная Библиотека

— Конечно, ты слишком велик для этой беседки, — поддразнила его герцогиня. — Сядь, не маячь надо мной.

Сама герцогиня расположилась на скамье рядом с Онорией. Девилу пришлось примоститься на подоконнике. Взглянув на вышивание, хозяйка указала на один из стежков. Онория что-то невнятно пробормотала, воткнула иглу и взяла ножницы.

— Я хотел поговорить с вами, maman, — сказал Девил, воспользовавшись паузой. — Завтра я еду в Лондон.

— В Лондон? — хором воскликнули обе женщины и, подняв головы, недоуменно уставились на него. Девил, удивленно посмотрев на них, сказал:

— Это чисто деловая поездка. Женщины переглянулись.

— Cheri, я думаю, мне надо к тебе присоединиться, — заявила мать Девила, сдвинув брови. — Тем более что дорогая Онория согласилась составить мне компанию.

Девил удивленно заморгал.

— Но вы в трауре, в полном трауре.

— Так что же? — Герцогиня широко раскрыла глаза. — Я буду носить полный траур в Лондоне. Как раз по погоде: в такое время там всегда серо и уныло.

— Я полагал, что вы пожелаете остаться здесь по крайней мере еще на неделю.

Герцогиня воздела руки к небесам.

— Но для чего?! Ты прав, бальный сезон еще не начался, однако я отправляюсь в Лондон не ради развлечений. Нет. Я считаю, что Онорию надо ввести в свет, несмотря на траур, который носит наша семья. Она ведь не имеет к этому отношения. Я советовалась с твоей тетей — Горацией. Мы обе думаем, что чем скорее Онория появится в обществе, тем лучше.

Девил искоса взглянул на Онорию и обрадовался, заметив в ее глазах ужас.

— Великолепная идея. Но будь осторожна, берегись старых сплетниц.

Герцогиня пренебрежительно махнула рукой.

— Яйца курицу не учат. Мы с твоей тетей знаем, как себя вести. Не надо слишком усердствовать и… поднимать ветер. Я правильно сказала?

— Поднимать пыль. А на ветер пускают деньги, — поправил ее Девил, пряча усмешку.

— Какие у вас, англичан, странные поговорки, — мрачно заявила герцогиня.

Девил не стал напоминать о том, что она прожила в Англии почти всю жизнь и что ее знание языка ухудшается всякий раз, когда она начинает плести новую интригу. В данном случае он целиком одобрял хитрый ход матери.

— Все будет выглядеть пристойно, — уговаривала его герцогиня. — Не волнуйся, я знаю, в каких старомодных традициях тебя воспитывали. Мы постараемся не оскорблять твоих чувств.

Последнее замечание лишило Девила дара речи.

— Как раз сегодня утром я подумала, что следует поехать в Лондон с твоей тетушкой Луизой. Я ведь «матриарх», не так ли? А долг матриарха — быть со своей семьей. — Герцогиня устремила на сына властный взгляд. Тот по-прежнему хранил молчание. — Твой отец согласился бы со мной целиком и полностью.

Эта фраза положила конец дискуссии. Впрочем, Девил и не собирался спорить. Притворившись слегка рассерженным, он испустил страдальческий вздох и развел руками.

— Если вы настаиваете, maman, я немедленно отдам распоряжения. Мы можем выехать завтра днем. В Лондоне будем уже к вечеру.

— Воn! — Герцогиня взглянула на Онорию. — Надо упаковать вещи.

— Разумеется. — Онория сложила шитье в корзиночку и бросила на Девила торжествующий взгляд.

Он с равнодушным видом подождал, пока женщины выйдут из беседки, и вялой походкой двинулся следом за ними, не сводя глаз с соблазнительной фигурки Онории. И вдруг на его лице появилась самодовольная улыбка.

Особняк герцогов Сент-Ивз на Гросвенор-сквер был гораздо меньше, чем дом в Сомершем-Плейс. И все же в нем мог бы разместиться целый батальон. Это ощущение возникало, наверное, еще и потому, что здание чем-то напоминало крепость.

Войдя в холл, Онория кивнула Слиго, не переставая удивляться странным пристрастиям Девила. Когда они приехали сюда два дня назад, чуть ли не ночью, ее до глубины души поразило, что сутулый жилистый Слиго выполняет роль мажордома. На его лунообразном лице застыло выражение озабоченности и скорби. Мрачноватый наряд выглядел несколько неуместно. Говорил он скупыми отрывистыми фразами, словно командовал на плацу.

Позже Онория узнала от герцогини, что Слиго был денщиком Девила и они вместе прошли Ватерлоо. Фанатично преданный своему капитану, он продолжал служить ему и после увольнения. Девил сделал Слиго своим главным доверенным лицом. В отсутствие хозяев он присматривал за домом. А когда Девил приезжал в Лондон, брал на себя привычные обязанности. То есть, как подозревала Онория, был глазами и ушами герцога.

Лакей открыл перед ней дверь в маленькую гостиную, где господа завтракали.

— А, вот и вы, дорогая. — Герцогиня, сидевшая во главе длинного изящного стола, ослепительно улыбнулась.

Онория сделала ей реверанс и кивнула Девилу.

— Доброе утро, ваша светлость. Тот слегка наклонил голову, пожирая ее глазами.

— Надеюсь, вы хорошо спали? — Герцог жестом приказал Уэбстеру посадить гостью рядом с ним.

— Вполне сносно, благодарю вас.

Не обращая внимания на девять пустых стульев, придвинутых к безупречно накрытому столу, она села, подобрала юбки. И поблагодарила Уэбстера, который налил ей чаю. Вчера они весь день распаковывали вещи и устраивались на новом месте. В полдень внезапно начался ливень, и Онории ничего не оставалось, как сидеть у окна гостиной и смотреть на парк.

— Я сказала Сильвестру о том, что сегодня утром мы планировали посетить модисток. Он объяснил мне, что нынче в светском обществе их принято выбирать по возрасту.

— По возрасту? — переспросила Онория, сдвинув брови. Герцогиня кивнула, продолжая уплетать тост с мармеладом.

— Я, разумеется, буду и дальше пользоваться услугами старушки Франшо, но вам надо… — Она взглянула на сына.

— Селестину, — подсказал Девил.

Онория нахмурилась, а герцог ответил ей взглядом, полным невыразимой скуки.

— Все достаточно просто. Если вам нужны тюрбаны или бомбазин, вы идете к Франшо. Рюши и оборки лучше покупать у мадам Абеляр. Что же касается юных невинных мисс из провинции… — он умолк, посмотрев на элегантную кружевную косыночку Онории, — тут, я слышал, мадемуазель Коко не имеет себе равных. Но самые изысканные дамы ходят только к Селестине.

— В самом деле? — Онория отхлебнула чай, поставила чашку и потянулась за тостом. — Ее магазин находится на Брутон-стрит?

Девил приподнял брови.

— Разумеется.

В гостиной появился Слиго с серебряным подносиком, на котором лежала груда писем. Девил быстро просмотрел их.

— Осмелюсь предположить, что, прогулявшись по Брутон-стрит, вы найдете там много интересного.

Краем глаза Онория наблюдала, как он разбирает почту. Девил нанял целую армию помощников! Один выехал вслед за ними из Сомершем-Плейс, а потом весь день провел в кабинете хозяина. Владения герцогов Сент-Ивз были огромны, и управление ими требовало времени. Судя по всему, это отвлекало Девила от расследования убийства.

Просмотрев письма, он собрал их в пачку и повернулся к матери:

— С вашего позволения, я вас покину. До свидания, Онория Пруденс.

Изящно поклонившись, герцог вышел из комнаты. Онория провожала его глазами до тех пор, пока не закрылась дверь, и снова принялась за чай.

Уэйн появился на Гросвенор-сквер как раз в тот момент, когда карета, на которой герцогиня и Онория отправились на Брутон-стрит, громыхая, свернула за угол. Быстрым размашистым шагом он пересек мостовую и, поигрывая тросточкой, поднялся по ступенькам, ведущим к большой парадной двери особняка своего кузена. Гость уже готов был громко постучать, но тут дверь распахнулась и из холла вылетел Слиго.

— О! Простите, сэр. — Слиго прижался к косяку. — Я и не заметил вас, сэр.

— Все в порядке, — улыбнулся Уэйн.

— Приказ капитана. Надо срочно передать письма. — Мажордом похлопал себя по груди, и Уэйн действительно услышал шелест бумаги. — Если позволите, сэр…

Несколько озадаченный такой спешкой, Уэйн кивнул, а обрадованный Слиго помчался вдоль улицы, поймал наемный экипаж и был таков. Покачав головой, Уэйн вошел в открытую дверь. В холле стоял Уэбстер.

31
{"b":"18125","o":1}