ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хозяин в библиотеке, сэр. По-моему, он ждет вас. Желаете, чтобы я доложил о вашем приходе?

— В этом нет необходимости.

Отдав дворецкому тросточку, шляпу и перчатки, Уэйн направился в святилище Девила. Кузен сидел в кожаном кресле за огромным письменным столом, держа в руке распечатанное письмо.

— Ты первый, — сказал он, устремив на Уэйна зеленые глаза.

— Тебе не терпится, — усмехнулся тот.

— А тебе? Уэйн приподнял брови.

— Еще секунду назад я не знал, что у тебя нет новостей. — Он пересек комнату и рухнул в кресло, стоявшее напротив стола.

— Насколько я понимаю, тебя тоже не посетило вдохновение?

— Вообще-то нет, — скривился Уэйн. Девил состроил гримасу, сложил письмо и отбросил его в сторону.

— Надеюсь, остальные раскопали хоть что-нибудь.

— Чем занят Слиго? — Девил удивленно поднял голову, и Уэйн пояснил: — Я столкнулся с ним у дверей. Он жутко спешил.

Девил пренебрежительно отмахнулся.

— Так, маленькое дельце, связанное с моей матримониальной стратегией.

— Кстати, тебе удалось убедить свою будущую невесту, что расследование убийства — неподходящее хобби для знатной леди?

Девил улыбнулся.

— Тут я полагаюсь на свою матушку. Приехав в город, она первым делом бежит к модисткам.

Уэйн вздернул брови.

— Значит, ты не сумел отстранить мисс Анстрадер-Уэзерби?

Девил зловеще улыбнулся.

— Я направил огонь по другой цели. Когда крепость падет, убийство будет забыто.

— Бедная Онория Пруденс. Знает ли она, с кем имеет дело? — ухмыльнулся Уэйн.

— Еще узнает.

— Но слишком поздно?

— Это и есть мой план.

Короткий стук в дверь возвестил о появлении Ричарда-Скэндала Кинстера, за ним следом пришли Габриель и Демон Гарри — брат Уэйна. Просторная комната вдруг показалась тесной из-за такого количества крупных, рослых мужчин.

— Почему такая задержка? — спросил Гарри, опускаясь на кушетку. — Я думал, ты сразу вызовешь нас.

— Девилу пришлось немало потрудиться, чтобы мы могли поговорить без помех, — подал голос Уэйн и был вознагражден свирепым взглядом герцога.

— Люцифер просил передать, что он очень сожалеет, — сообщил Габриель. — Бедняга совершенно выдохся, расследуя интрижки Толли, но все его усилия пропали даром.

— В это очень трудно поверить, — возразил Гарри.

— Я имел в виду поиски убийцы, — пояснил Габриель.

— В таком случае я прекрасно представляю, каково ему сейчас, — сказал Гарри.

Сколько они ни бились, никто из них не нашел ни единого свидетельства о том, что Толли попал в какую-то беду. Тогда Девил предложил другую версию.

— Возможно, он случайно узнал что-то, не предназначенное для чужих ушей, и, сам того не подозревая, стал для кого-то опасен.

Габриель кивнул:

— Вот это очень похоже на Толли.

— И бедолага принял все так близко к сердцу, что тут же ринулся к тебе за помощью, — фыркнул Гарри.

— Ты ухватил самую суть, — сказал Ричард, усмехнувшись. — Такая версия кажется мне вполне правдоподобной.

— Толли ехал ко мне. Уже это могло стать причиной его гибели, — заявил Девил, не сводя глаз с Ричарда. Уэйн одобрительно кивнул.

— Тогда понятно, почему его убили недалеко от Сомершема.

— Надо опять заняться друзьями Толли. По указанию Девила за это взялись Габриель, Гарри и Ричард.

— А я? — Уэйн насмешливо приподнял брови. — Надеюсь, мне тоже дадут какое-нибудь приятное задание?

— Тебе придется выудить информацию у старого Мика.

— У старого Мика? — Уэйн застонал. — Да он же пьет как сапожник.

— Ничего, голова у тебя покрепче, чем у нас. А поговорить с ним надо. Мик — слуга Толли, он может оказаться важным свидетелем.

Уэйн что-то проворчал себе под нос, но никто не обратил на него внимания.

— Встретимся через два дня, — сказал Девил, поднимаясь с кресла.

Остальные последовали его примеру. Габриель, Гарри и Ричард направились к двери.

— Мне кажется, — съязвил на прощание Уэйн, — что новый член нашей семьи не склонен к слепому повиновению и не будет так покорен перед твоей властью.

Девил выгнул бровь.

— Она научится.

— Блажен, кто верует. — У дверей Уэйн оглянулся. — Но берегись своевольных женщин.

Герцог бросил на него взгляд, полный дерзкого вызова и сознания своего превосходства. Уэйн усмехнулся и вышел из комнаты, притворив за собой дверь.

Непростая это задача — вытянуть какие-нибудь сведения у хитрого дьявола, особенно если он не проявляет к тебе интереса. На лестничной площадке Онория остановилась, обдумывая свой очередной шаг.

Она последовала совету Девила и посетила салон Селестины. По натуре подозрительная, она не оставила без внимания тот факт, что буквально за ними туда прибыл посыльный с письмом, запечатанным красной печатью и надписанным твердым размашистым почерком. Пока Онория примеряла изящные узенькие утренние платья, модные платья для выездов и изысканные вечерние туалеты, модистка прочитала послание и сразу же стала необыкновенно услужливой. Кроме того, она сделала достаточно много замечании по поводу особых пристрастий месье герцога, убедив Онорию в том, что сделанные ею выводы правильны. Но к этому времени Онория увидела столько прекрасных творений Селестины, что сочла неразумным следовать поговорке «Себе навредить, чтоб другому досадить».

Вместо этого она полностью обновила свой гардероб — а все ради того, чтобы сразить месье герцога наповал. Вечерние платья Селестины были несколько смелы (в рамках дозволенного, разумеется), но фигура и возраст Онории позволяли носить такие наряды.

Ночные рубашки, пеньюары, сорочки из шелка и атласа производили столь же ошеломляющее впечатление. Все эти вещи, естественно, стоили бешено дорого, но, к счастью, средств у Онории было достаточно, чтобы выдержать такие расходы.

По дороге назад, на Гросвенор-сквер, она представляла себе выражение лица Девила, когда он увидит ее в одной особенно соблазнительной ночной рубашке. Только у самого дома герцогов Сент-Ивз Онорию поразила нелепость этой мысли. Да разве может Девил увидеть ее в ночной рубашке?

Конечно, нет, если она будет вести себя умно. Онория тут же отогнала назойливое видение.

Последние два дня она выходила к завтраку с милой улыбкой, облаченная в прелестное утреннее платье. В зеленых глазах Девила вспыхивали искорки, но он явно не собирался вести с ней разговоров, ограничиваясь равнодушным кивком. И оба раза герцог с вежливыми извинениями быстро уходил в свой кабинет.

Онория понимала, что он занят, но не могла простить ему такого пренебрежения. Тем более что сейчас-то он скорее всего узнал хоть что-то о смерти своего кузена.

Набравшись решимости, Онория глубоко вздохнула и стала спускаться по лестнице. Надо идти напрямик: она захватит зверя в его логове. Зверя или самого дьявола? К счастью, логово находится недалеко — в библиотеке. Дотронувшись до дверной ручки, она помедлила: из библиотеки не доносилось ни единого звука. Онория собралась с духом, изобразила на лице легкую улыбку и отворила дверь.

Не поднимая глаз, она сделала два шага вперед и как бы ненароком посмотрела в сторону письменного стола.

— О! — Онория резко остановилась, в ее широко раскрытых глазах отразилось искреннее удивление. — Простите. Я не думала, что… — Она специально не закончила фразу.

Демонический герцог восседал за огромным столом, на котором лежала масса писем. Слиго, стоявший возле окна, возился с гроссбухами. Мужчины разом подняли головы. Слиго смотрел на Онорию как зачарованный. Лицо Девила оставалось непроницаемым.

Бросив жадный взгляд на книжные полки, она смущенно улыбнулась.

— Я не хотела мешать вам. Пожалуйста, извините меня.

Онория подобрала юбки и уже повернулась к двери, но герцог жестом остановил ее.

— Если вы желаете развлечься, то, вне всякого сомнения, лучшего места вам не найти.

Девил указал на полки, уставленные тяжелыми томами, хотя Онория была почти уверена, что, говоря о развлечениях, он имел в виду совсем другое. Она вежливо наклонила голову и слегка выпятила подбородок.

32
{"b":"18125","o":1}