ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно на них легла чья-то тень.

Это была искаженная до гротескных размеров фигура идущего человека. Она скользнула за угол и исчезла.

А лунный свет по-прежнему заливал апельсиновые деревья, плетеную корзиночку и кушетку со смятыми подушками.

Глава 15

— Спасибо, Эмми, — сказала Онория. Она стояла у окна, скрестив руки, и смотрела, как младшая горничная убирает поднос с остатками ленча. — Его светлость уже вернулся?

— По-моему, нет. — Эмми выпрямилась. — Если вы пожелаете, я узнаю у Уэбстера.

— Нет, Эмми, не надо. — Онория вымученно улыбнулась. — Я просто так спросила.

Просто так. Онория повернулась к окну. Сколько еще ей придется страдать? С Беркли-сквер они вернулись в три часа утра. Она тут же погрузилась в глубокий сон без сновидений. Наслаждение, о котором говорил Девил, пришлось ей по душе. Проснувшись, Онория решила не терять времени даром и потребовать продолжения. Облачившись в один из самых сногсшибательных нарядов Селестины, она спустилась вниз.

Но в столовой, где они обычно завтракали, не было ни души. Волк сбежал. Уэбстер объяснил, что его светлость встал рано и отправился в какую-то дальнюю поездку. Позавтракав в печальном одиночестве (герцогиня еще ночью заявила, что не намерена вставать до полудня), Онория удалилась в гостиную. Она ждала, одолеваемая нетерпением.

Как он посмел потребовать от нее официального согласия, а потом уехать? Она стиснула зубы.

Парадная дверь хлопнула. Раздались возбужденные голоса. Нахмурившись, Онория вышла из гостиной. Кричал Уэбстер.

Что могло нарушить его обычную невозмутимость? Онория направилась к лестнице. Наверное, ерунда какая-то…

И вдруг у нее пресеклось дыхание. Широко раскрыв глаза, Онория подобрала юбки, выбежала на галерею и перегнулась через перила.

Зрелище, представшее ее глазам, было отнюдь не утешительным. Внизу, в холле, взволнованные лакеи суетились вокруг мужчины в изодранной одежде. Это был Слиго — бледный и трясущийся, с перевязанной рукой. Его лицо покрывали ссадины и царапины.

У Онории сердце чуть не выскочило из груди. Спускаясь по лестнице, она услышала знакомый глухой раскатистый голос и испытала такое облегчение, что пришлось прислониться к перилам и подождать, пока пройдет головокружение. Когда дыхание выровнялось, она направилась вниз.

Девил вышел из библиотеки. Увидев его, Онория снова ухватилась за перила. Его сюртук был весь изодран, сапоги и бриджи из лосиной кожи — всегда безупречно чистые — покрыты грязью и исцарапаны. На щеке красовался длинный порез. Черные волосы спутанными прядями свисали на хмурое лицо.

— Вызови костоправа для Слиго: ему надо вправить плечо.

— А как же вы, милорд? — спросил Уэбстер, следовавший за ним по пятам, и протянул руки, словно хотел обнять своего хозяина.

Девил повернулся к нему и заметил Онорию.

— Со мной все в порядке. Я отделался несколькими царапинами. — И снова обратился к Уэбстеру. — Не поднимай шум. Кинстеры неуязвимы, помнишь? — И он поставил ногу на ступеньку. — Принеси горячей воды, больше мне ничего не нужно.

— Сию минуту, ваша светлость, — сказал Уэбстер и удалился на кухню с видом оскорбленного достоинства.

Онория ждала, пока Девил поднимется по лестнице. Из дырок его сюртука торчали острые щепки. Ей до боли стиснуло грудь.

— Что случилось?

Поравнявшись с Онорией, Девил поднял глаза. — Ось сломалась.

На рубашке виднелись пятна крови. Девил шел быстро, но без обычной для него грации. Онория пошла вслед за ним.

— Где это произошло?

— В Хэмпстед-Хет. — Не дожидаясь следующего вопроса, он добавил: — Мне захотелось глотнуть свежего воздуха. Я пустил лошадей вскачь, они летели как ветер. И тут ось вышла из строя.

Онория побелела.

— Вышла из строя?

— Да. Сломалась. Раздался страшный треск. Может, фаэтон наткнулся на что-то, хотя, по правде сказать, я так не думаю.

Одолев последнюю ступеньку, Девил зашагал по коридору. Онория представила себе сцену аварии, и она ей совсем не понравилась.

— А что это были за лошади — гнедые? — спросила Онория, стараясь не отставать от Девила.

— Нет, — бросил он, искоса взглянув на нее. — У меня есть пара молодых жеребцов… я собирался опробовать их. — Черты его лица исказились. — Одного я пристрелил сразу же. У меня был с собой только один пистолет. К счастью, тут подоспел Шеррингхэм… пришлось позаимствовать пистолет у него. Потом он отвез нас домой.

— Но, — Онория нахмурилась, — что же случилось на самом деле?

Девил раздраженно посмотрел на нее.

— Ось сломалась как раз под козлами. Естественно, фаэтон развалился на части. По счастливому стечению обстоятельств мы со Слиго выпали из него, только я приземлился удачнее.

— А экипаж?

— От него ничего не осталось.

Девил открыл тяжелую дубовую дверь, находившуюся в конце коридора, и вошел в свою комнату. Он остановился посередине, в самом центре красивого пестрого ковра, и, приподняв плечо, начал стягивать сюртук. Но тут же за — мер и со свистом втянул в себя воздух.

— Давай-ка. — Встав сзади, Онория осторожно стянула с его плеч сюртук, а потом высвободила и руки. — Пресвятые небеса! — Уронив сюртук на пол, она с ужасом посмотрела на спину Девила.

Рубашка его была изодрана в клочья, особенно с одного бока. Очевидно, он упал на это место. Из бесчисленных царапин и ссадин сочилась кровь. Ниже пояса кожа осталась неповрежденной: бриджи и сапоги — защита получше, чем тонкая льняная ткань.

Девил резко обернулся.

— Какого черта… что ты здесь делаешь?

Онории потребовалось сделать некоторое усилие, чтобы перевести взгляд с кровоточащей спины на его лицо. Выражение глаз Девила не обещало ничего хорошего, и она стала смотреть на массивную кровать с балдахином. Она обратила внимание на роскошную ткань зеленоватого оттенка, резное изголовье, шелковые простыни, на горку мягких подушек и пышную перину. И снова посмотрела на Девила, стараясь казаться совершенно спокойной.

— У тебя вся спина в крови — царапины нужно обработать мазью.

Девил тихонько выругался.

— Тебе не следует быть здесь. — Он начал стягивать с себя рубашку, но запутался в рукавах.

— Не будь смешным. — Онория схватила его за руки, а потом проворно расстегнула манжеты. — Конечно, это не совсем прилично, но при таких обстоятельствах…

Девил сорвал рубашку и отшвырнул ее в сторону.

— Я пока еще не на смертном одре.

Онория невозмутимо встретила его раздраженный взгляд.

— Тем не менее, спина у тебя сильно исцарапана. Ты просто не видишь.

Девил прищурился и выгнул голову, стараясь заглянуть через плечо.

— Ничего страшного, я сам могу о себе позаботиться.

— Господи помилуй! — Онория сердито подбоченилась. — Перестань вести себя как шестилетний ребенок. Я только хочу промыть твои раны и наложить мазь.

Девил покорно кивнул.

— В том-то и дело, что я не шестилетний ребенок и пока еще не при смерти.

— Естественно. Ты же Кинстер, а Кинстеры неуязвимы, помнишь?

Девил скрипнул зубами.

— Онория, если уж тебе так нравится разыгрывать из себя доброго ангела, изволь сначала выйти за меня замуж, черт возьми!

Онория вскипела: она как раз собиралась объясниться, а он превратил все в шутку! Шагнув вперед, она направила указующий перст прямо в голую грудь Девила.

— Если, — заявила она, грозя пальцем, — я соглашусь выйти за тебя замуж, — и снова погрозила пальцем, а когда Девил попятился, сделала еще один шаг, — я хочу быть уверена, что ты будешь вести себя разумно во всех ситуациях. — Она трижды погрозила ему и подошла еще ближе.

Девил наткнулся на кровать.

— Вот как сейчас! — Вызывающе глядя на Девила, Онория продолжала свое наступление. — Сядь!

Глаза Девила потемнели, лицо окаменело. Всем своим видом он показывал, что не собирается уступать. Они стояли почти вплотную друг к другу. Их взгляды скрестились, точно шпаги. Эта борьба характеров могла бы длиться еще долго, но Девил вдруг повернул голову к двери.

50
{"b":"18125","o":1}