ЛитМир - Электронная Библиотека

Воспользовавшись моментом, Онория уперлась ладонями ему в грудь и довольно сильно толкнула.

Девил пошатнулся и шлепнулся на кровать, еле слышно выругавшись.

— Вода, ваша светлость, — доложил Уэбстер, приоткрыв дверь локтем.

— Мне понадобится мазь, Уэбстер, — заявила Онория.

— Слушаюсь, мисс. — Дворецкий не моргнув глазом вручил ей тазик. — Принесу сию же минуту.

Как только он удалился, Онория обернулась — в глазах Девила полыхала ярость.

— Это была плохая идея.

Онория вздернула брови и поставила тазик на пол.

— Хватит ныть, ты выживешь.

Пока она находилась в полусогнутом положении, узенькое платье натянулось, обрисовав две прелестные округлости. Девил помотал головой.

— Может, и выживу, но удастся ли мне сохранить рассудок?

Отжимая полотенце, Онория смерила его взглядом, потом подошла ближе. Их ноги почти соприкасались. Положив руку на плечо Девила, она слегка развернула его и принялась рассматривать глубокий порез на спине. Ей было так приятно прикасаться к его теплому телу!

— Думай о чем-нибудь другом, — посоветовала она и начала промывать рану.

Девил закрыл глаза и глубоко вздохнул. «Думай о чем-нибудь другом!» Наверное, она догадалась, что означает для него это другое. Порезы и царапины — чепуха по сравнению с той мучительной болью, которая с возрастающей силой терзала одну важную часть его тела. Онория была совсем рядом; запах ее духов возбуждал Девила, да так, что голова его шла кругом.

Ее маленькие ручки дейетвовали робко. Дотрагиваясь до спины Девила, она чувствовала, как дергаются и перекатываются мускулы. Он сжал кулаки. Когда в спальне появился Уэбстер с мазью, из его груди вырвался вздох облегчения.

— Как там Слиго?

Девилу пришлось потрудиться, чтобы разговорить своего дворецкого. Но вот, наконец, последняя царапина обработана. Онория отошла в сторонку.

Вытерев руки полотенцем, которое держал Уэбстер, она бросила на Девила вопрошающий взгляд.

— Ну, все.

Он смотрел на нее пустыми глазами, дожидаясь, пока Уэбстер соберет его порванную одежду, полотенца, мазь и тазик с водой. Вскоре дворецкий удалился с величественным видом. Онория молча глядела ему в спину. Девил встал и подошел к ней сзади. Еще пять минут назад он проиграл битву со своими демонами.

— А теперь… — Онория повернулась и оказалась в объятиях Девила.

Она заглянула в его глаза, и слова замерли у нее на устах. Казалось, он вот-вот проглотит ее целиком. Его рука потянулась к горлу Онории, потом выше — к подбородку.

Девил наклонился и, не дожидаясь приглашения, жадно завладел ее губами. Онория таяла от его поцелуя. Он стал подталкивать ее к кровати, приподнял, опрокинул на спину, а сам лег сверху.

Прямо на нее!

Мысль о сопротивлении исчезла бесследно, как только Онория ощутила тяжесть этого напряженного мускулистого тела готового овладеть ею. Бушевавшее в нем желание воспламенило ее мгновенно. Она стиснула руками его шею и ответила столь же неистовым поцелуем.

Девил сдвинул покрывало и еще крепче прижал к себе Онорию. Теперь она хорошо чувствовала мужское естество — твердое, как колонна, пульсирующее, одержимое жаждой обладания.

— Боже всемогущий!

Девил вдруг откатился в сторону и довольно грубо стащил ее с кровати. Недоуменно моргая, Онория увидела перед собой дверь. Еще мгновение — и она оказалась в коридоре. Девил опустил ее на пол.

— Да что же это такое?! — Бурно дыша, она повернулась к нему. Все невысказанные слова были написаны на ее лице. Девил ткнул в нее пальцем.

— Твое согласие.

Вид у него был устрашающий: черные волосы спутаны, брови насуплены, губы стиснуты. Его грудь вздымалась.

Онория набрала побольше воздуха и уже собралась произнести заготовленную речь, но…

— Не сейчас! — мрачно бросил Девил. — Когда ты как следует все обдумаешь. — И он захлопнул дверь.

Онория онемела. Она в недоумении смотрела на дверь, потом закрыла рот и потянулась к ручке. Задвижка щелкнула.

Она снова недоверчиво посмотрела на дверь. И вдруг стиснула зубы, закрыла глаза, сжала кулачки и жалобно вскрикнула.

Открыв глаза, увидела — дверь была по-прежнему заперта.

Угрожающе выпятив подбородок, Онория круто повернулась и пошла прочь.

Девил сбежал из дома, решив отсидеться у Ментона. Дело шло к вечеру. В это время года многие светские повесы, оставшиеся в Лондоне, приходили сюда, чтобы часок-другой потренироваться в стрельбе и насладиться приятной компанией.

Он окинул взглядом посетителей и улыбнулся, заметив знакомое лицо.

— Брат мой, ты еще не привык к этому пистолету — отдача слишком сильная, — протянул Девил, дождавшись выстрела.

Ричард повернулся к нему и приподнял бровь.

— Ты хочешь поучить меня, старший брат? Девил улыбнулся, блеснув зубами.

— Я перестал учить тебя много лет назад. А не устроить ли нам небольшое дружеское соревнование? Ричард ухмыльнулся.

— Ставка двадцать фунтов?

— Нет, я предлагаю просто подурачиться.

— Согласен.

Они начали стрелять по мишени. К ним то и дело подходили знакомые и заводили довольно пустые разговоры. Братья отвечали им в таком же духе. Ни один человек, увидевший их вместе, не смог бы усомниться в близком их родстве. Правда, Девил был повыше ростом и Ричард не отличался такой развитой мускулатурой. Видимо, сказывалась и разница в возрасте — четыре года. Внешнее сходство тоже не бросалось в глаза, особенно если смотреть на них по отдельности. Черты лица Девила были более жесткими и суровыми. Но когда братья стояли рядом, сразу было видно, как много у них общего: властность, надменность, одинаковые носы и линия бровей, агрессивно выпяченные подбородки.

Девил улыбался, глядя, как Ричард прицеливается. Ричард был самым близким для него человеком — после Уэйна, его тени. И эта близость не сводилась только к кровному родству. По сравнению с другими Кинстерами поступки Ричарда можно было легко предсказать, потому что он реагировал на многие вещи так же, как и Девил.

Прогремел выстрел. Пуля пробила мишень в дюйме от центра. Они пользовались особыми длинноствольными пистолетами довольно зловещего вида. Каждый имел свои отличия, поэтому, стреляя три раза кряду с большой дистанции, приходилось всякий раз заново прилаживаться к ним.

Слуга уже перезарядил пистолет, Девил поменялся местами с Ричардом и поднял руку. Его пуля попала почти в яблочко.

— О-хо-хо! Ты, как всегда, слишком импульсивен, Сильвестр. Надо было подольше целиться, и результаты были бы лучше.

Ричард, прислонившийся к стене, напрягся и напустил на себя холодно-бесстрастный вид. Небрежно кивнув Чарльзу, он занялся пистолетами.

На лице Девила расцвела насмешливая улыбка.

— Ты же знаешь, Чарльз, не в моих правилах попусту терять время.

Белесые ресницы Чарльза дрогнули, в глазах мелькнула досада.

Заметив это, Девил с безупречной учтивостью протянул ему пистолет, повернув дуло к себе.

— Может, покажешь, на что ты способен?

Чарльз хотел уже взять его и вдруг замер, но потом, выпятив подбородок, схватился за полированный приклад. Встав на место Девила, он расправил плечи и тщательно прицелился… Яблочко исчезло.

— Браво! — совершенно искренне воскликнул Девил и похлопал Чарльза по плечу. — Ты один из немногих, у кого намерения совпадают с результатами. — Их взгляды встретились, и герцог усмехнулся. — Присоединяйся к нам.

Тот принял приглашение. Даже Ричард, несмотря на свою враждебность, присматривался к стилю стрельбы кузена. Только на этом поприще Чарльз превосходил других мужчин из семейства Кинстеров, поэтому отнесся к комплиментам Девила как к должному. Через двадцать минут Чарльз удалился, сославшись на неотложные дела.

— С ним можно было бы ладить, не будь он таким педантом, — сказал Ричард, глядя ему вслед, и покачал головой.

Девил просматривал листки, на которых были записаны очки.

— Какой у нас счет?

51
{"b":"18125","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Неоконченная хроника перемещений одежды
За них, без меня, против всех
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Когда говорит сердце
Мастер Ветра. Искра зла
На пике. Как поддерживать максимальную эффективность без выгорания
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
Возвращение
Путь самурая