ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот именно. — Девил посмотрел на Магнуса с видом победителя и поднес руку Онории к своим губам. — Идем, дорогая. Готов исполнить малейшее твое желание.

Онория бросила на него скептический взгляд.

— Неужели?

— Без сомнения. — И Девил учтиво, но весьма энергично увлек ее за собой. — Я и в самом деле собираюсь сегодня ночью выполнить множество твоих желаний, — нежно шепнул он.

Ослепительно улыбаясь, Онория кивнула герцогине Лей-честер.

— Ты заставляешь меня краснеть.

— Невесты и должны краснеть, разве тебе не говорили? — Дыхание Девила щекотало ей ухо. — Кроме того, с румянцем ты выглядишь восхитительно. А знаешь, ведь у тебя краснеет не только лицо, но и…

— Вот вы где, мои дорогие!

К немалому облегчению Онории, рядом появилась вдовствующая герцогиня,

— Встаньте сюда. Нож уже приготовили. — И она пригласила их к столу.

Родственники и гости собрались вокруг. На почетном месте стоял свадебный пирог — огромный семислойный торт, украшенный марципанами и затейливым узором из крема. Сверху был водружен герб рода Кинстеров с танцующим оленем.

— Боже милостивый! — воскликнул Девил, в изумлении глядя на это произведение искусства.

— Миссис Халл постаралась, — шепнула ему Онория. — Не забудь упомянуть о ней потом.

— Дайте дорогу! Дайте дорогу!

Неожиданные возгласы и суматоха заставили всех обернуться. Над головами гостей покачивался какой-то длинный тонкий сверток. В толпе раздались смешки и фривольные замечания. В образовавшемся проходе появился Люцифер. Его миссия состояла в том, чтобы доставить сверток Уэйну, стоявшему около стола, напротив Девила. С преувеличенной торжественностью Уэйн принял сверток (это была сабля в ножнах) и передал Девилу.

— Возьмите свое оружие, ваша светлость.

Толпа разразилась хохотом. С дьявольской улыбкой герцог протянул руку к рукоятке. Лезвие его кавалерийской сабли, звеня, выскочило из ножен. Он не обратил ни малейшего внимания на веселые возгласы и различные, самые дикие предположения, сыпавшиеся со всех сторон. Сейчас Девил был очень похож на пирата, случайно попавшего в высший свет.

Переглянувшись с Онорией, он быстро встал сзади нее.

— Возьмись обеими руками за рукоятку.

Несколько удивившись, Онория послушно обхватила толстую, с неровными краями рукоять сабли. Когда руки Девила легли поверх ее рук, она чуть не упала в обморок. Над правым ухом Онории раздался тихий глухой смешок.

— Совсем как в прошлую ночь.

Прошлая ночь… Девил устроил вчера прощальную холостяцкую пирушку со своими кузенами. Увидев, как Уэбстер несет в библиотеку целый бочонок бренди, Онория решила, что ей придется провести последнюю ночь перед свадьбой одной, словно старой деве. Она легла в кровать и попыталась заснуть, но вскоре поняла, что ей мучительно не хватает большого, теплого, сильного мужского тела под боком. Это большое, теплое, сильное тело прокралось к ней в комнату ранним утром и тихонько скользнуло под одеяло. Сначала Онория притворялась спящей. Но стоит ли самой себе вредить, чтоб другому досадить? Какая в этом радость? И она объявила Девилу о своих желаниях.

В ответ послышался сонный смешок, и Девил шепнул, что слишком пьян и не в состоянии забраться на нее. Но, будучи энтузиастом своего дела, предложил Онории лечь сверху и пообещал научить, как себя вести. Этот урок запомнился ей на всю жизнь.

Насытившись до предела любовной игрой, Онория — под руководством Девила — заняла указанную позицию, и он овладел ею, да так, что она чуть не потеряла рассудок. Только после этого она поняла, что у мужчин из рода Кинстеров не только сильное тело, но и крепкая голова. Они вовсе не тупые и не бесчувственные — просто их ничем не прошибешь.

От сладостных воспоминаний у Онории ослабели колени. Слегка повернув голову, она посмотрела на Девила и безмерно обрадовалась, что прошлой ночью не видела этой нагловатой, торжествующей улыбки. С нее хватит! Не так-то просто держать рукоятку сабли и не думать о том, что она напоминает. Онория, вздохнув, бросила на Девила предостерегающий взгляд и переключила все свое внимание на пирог. Девил помог ей поднять саблю повыше.

Лезвие со свистом разрезало воздух. Слегка потянув Онорию назад, Девил точно рассчитал удар. Сабля прошла через все семь слоев, и кусок получился на диво ровненьким и аккуратным. Кругом раздавались восхищенные возгласы, рукоплескания и непристойные шутки.

Едва держась на ногах, Онория страстно молила Бога о том, чтобы присутствующие не догадались об истинной причине ее румянца. А главное, чтобы никто, кроме негодника мужа, не заметил, где находится рукоять сабли. Толпа напирала на них сзади, отодвинуться было невозможно, и закругленный конец оказался прямо между ее ног.

Но Девила не в чем было винить. Напряженная поза и прерывистое дыхание свидетельствовали о том, что он потрясен не меньше, чем Онория. Они переглянулись. «Неужели в моих глазах горит такое же откровенное желание?» — подумала она. Девил осторожно разжал ее обмякшие руки и передал саблю Уэйну, потом быстро скользнул губами по ее щеке и шепнул:

— Позже.

В его шепоте прозвучало столько обещаний, что Онория вздрогнула и почувствовала, как по телу Девила пробежал ответный трепет. Их глаза снова встретились… оба затаили дыхание и… отстранились друг от друга. Желание переполняло их и грозило вылиться наружу.

Словно в тумане, Онория обошла своих родственников из семейства Анстрадер-Уэзерби — незнакомых ей дядюшек и тетушек, кузенов и кузин, смотревших на новоиспеченную герцогиню чуть ли не с благоговейным ужасом. Потом она с облегчением вернулась к кружку Кинстеров, где ее ждали теплые, искренние улыбки, ободряющие кивки. Да, на этих людей всегда можно положиться.

Онория остановилась около Луизы и Артура.

— Из вас получилась прелестная герцогиня, моя дорогая, — сказал Артур, взяв ее за руку. Сейчас его лицо прорезали морщины горя, но, когда Артур поднес руку Онории к своим губам, она живо представила, каким он был в юности весельчаком и гулякой. — Сильвестр — настоящий счастливчик.

— Я уверена, что твой племянник будет относиться к Онории должным образом, — вмешалась Луиза.

На губах Артура появилась ленивая, такая знакомая Онории улыбка.

— Да и медлительным его не назовешь. — Он отвел взгляд в сторону. — А вот и Чарльз.

Онория обернулась и величаво наклонила голову.

— Леди Перри! — воскликнула Луиза и потянула мужа за рукав. — Онория, пожалуйста, извини нас. Мы должны поговорить с этой дамой, пока она не уехала.

Улыбнувшись Онории и холодно попрощавшись с сыном, Артур подчинился указаниям жены и повел ее через толпу. Вежливо поклонившись, Чарльз посмотрел им вслед.

— Я рад возможности поговорить с вами, мисс… — лицо Чарльза стало жестким, — ваша светлость.

Онория не поверила его любезной улыбке. С первой же встречи она инстинктивно невзлюбила Чарльза, и в дальнейшем это чувство не изменилось. Остальные Кинстеры ей нравились, Чарльз был исключением.

— Я с удовольствием потанцевала бы с вами, сэр, но, к сожалению, музыканты уже разошлись.

Он надменно поднял брови. Все-таки кое-что роднило его с Кинстерами!

— Очевидно, вы забыли, ваша светлость: я все еще в трауре. — Чарльз провел рукой по черной повязке. — Другие, разумеется, уже забыли о Толли, но я продолжаю глубоко скорбеть о своей утрате.

Прикусив язык, Онория склонила голову. Из всех присутствующих Кинстеров только Чарльз и его отец носили траурные повязки

— Но я полагаю, что поздравления будут вполне уместны.

Услышав эту странную фразу, Онория посмотрела на него с нескрываемым удивлением. Чарльз высокомерно кивнул.

— Я уверен, вы помните содержание нашей предшествующей беседы. Учитывая высказанные мной предостережения, я искренне надеюсь, что вам не придется жалеть о принятом решении.

Онория словно окаменела. Чарльз даже не заметил этого: он разглядывал толпу.

— Но так или иначе я желаю вам счастья. Хорошо зная Сильвестра, я не уверен в его постоянстве, но прошу поверить, что это обстоятельство нисколько не преуменьшает искренности моих пожеланий.

60
{"b":"18125","o":1}