ЛитМир - Электронная Библиотека

— Единственная разница состоит в том, — объяснил Девил Уэйну, когда они заглянули в читальный зал, — что теперь в моей постели всегда тепло.

Уэйн ухмыльнулся и, взяв кузена под локоть, указал на два пустых кресла. Девил развернул газету и уставился в нее невидящим взглядом. Он думал о своей упрямице жене. И как его угораздило жениться на женщине, которую невозможно запугать или принудить к чему-либо силой?! Такие попадаются один раз на миллион. Конечно, в дело вмешалась судьба. Ему оставалось одно: надеяться, что судьба подскажет, как справляться с женой, не разрушая той хрупкой связи, которая начала устанавливаться между ними.

Эта связь совершенно необычна, уникальна — по крайней мере для него лично. Ее невозможно объяснить словами, но она настолько драгоценна, что рисковать нельзя.

Онорией тоже нельзя рисковать. Никоим образом.

Девил нахмурился. И чем у него забита голова?

Через некоторое время, расставшись с Уэйном, Девил отправился домой. Уже вечерело. Он пересек Пиккадилли и свернул на Беркли-стрит.

— Эй! Сильвестр!

Девил остановился, дожидаясь, пока к нему подойдет Чарльз. Он жил недалеко от Гросвенор-сквер — на Дьюк-стрит.

— А ты не изменяешь старым привычкам, насколько я понимаю. По-прежнему ищешь развлечений?

— Ты прав, — улыбнулся Девил.

— Странно. Я думал, ты пробудешь в Лестершире дольше. Говорят, там сейчас много дичи.

— В этом году я не ездил в Лодж. — Лодж-Мэнор был герцогским заповедником. — В Сомершеме я несколько раз охотился с собаками, но не слишком удачно.

Вид у Чарльза был весьма озадаченный.

— Как поживает тетя Хелен?

— Прекрасно. — Девил искоса взглянул на него и скривил губы. — Что охота? У меня есть другие развлечения.

— О?

— Я недавно женился, ты помнишь? Чарльз поднял брови.

— Я не думал, что женитьба что-то изменит в твоем образе жизни.

Девил решил промолчать. Они обогнули Беркли-сквер и вошли в переулок, который вел в Хейз-Мьюз.

— Онория, очевидно, осталась в Сомершеме?

— Нет. — Девил нахмурился. — Она здесь, со мной.

— Неужели? — Растерянно моргая, Чарльз пробормотал: — Не забыть бы нанести ей визит и засвидетельствовать свое почтение.

Девил кивнул. Ему не хотелось подвергать Онорию такому испытанию: общение с Чарльзом вряд ли доставит ей радость. Он прекрасно знал, как его кузены относятся к Чарльзу, но сам всегда старался проявлять терпимость.

Они остановились на углу Гросвенор-сквер. До дверей особняка Сент-Ивз было рукой подать. Чарльз вдруг резко повернулся к Девилу.

— Не хотелось бы затрагивать такую деликатную тему, но я чувствую, что обязан высказаться.

Девил холодно взглянул на него, выгнул брови и призвал на помощь все свое терпение.

— Ты поступил жестоко, взяв с собой Онорию. Здесь, в Лондоне, ей придется мириться с твоими многочисленными интрижками. И это через несколько месяцев после свадьбы! Она еще не знакома со светской жизнью, но, я уверен, быстро разберется что к чему. Онория очень умна и, конечно, поймет, что ты с легкостью одариваешь женщин своим вниманием. Жены остро реагируют на такие вещи. Лучше бы она осталась в Сомершеме и не страдала.

Лицо Девила окаменело. Какая уж тут терпимость! Он прилагал большие усилия, чтобы обуздать свой дикий норов. Не будь Чарльз членом семьи, он заставил бы его глотать собственные зубы. Девил едва не зарычал от ярости.

— Ты ошибаешься, Чарльз. Онория сама пожелала сопровождать меня, и я не стал ей отказывать.

Чарльз замер, услышав ровный сухой голос Девила. От взгляда герцога мог бы замерзнуть ад.

— Ты не прав и в другом. Мне не нужны никакие интрижки. Я предпочитаю Онорию всем другим женщинам.

Это была правда, истинная правда, хотя в душе Девилу трудно было это признать.

Чарльз был сражен наповал, а Девил горько усмехнулся.

— В самом деле… я и не ожидал получить от брака так много. Попробуй. Смею заверить, это весьма волнующий эксперимент.

Небрежно кивнув, Девил пошел к дверям своего особняка. Чарльз тупо смотрел ему вслед. Его лицо было белым как мел.

Глава 20

На следующее утро, освободившись от самых неотложных дел, Девил поднялся в гостиную. При виде его Онория радостно улыбнулась:

— А я думала, ты еще долго будешь занят.

— Хобден возвращается в Сомершем-Плейс. — Девил пристроился на кушетке рядом с женой и взял один из листочков, лежавших у нее на коленях. — Наши гости?

Онория искоса посмотрела на него.

— Это родственники. А вот список друзей.

Девил принялся изучать листочки. Вчера вечером они поговорили о планах Онории. Девил полностью одобрил их, рассудив, что подготовка к балу отвлечет ее от Брамли и расследования убийства.

— Надо добавить несколько фамилий. Онория послушно взяла карандаш. Когда Девил произнес «Чиллингуорт», она удивленно подняла глаза.

— Я думала, граф не относится к числу твоих любимчиков.

— Напротив. — Девил улыбнулся, как настоящий Князь Тьмы. — Кого же я буду дразнить?

Онория хотела возразить, но смолчала. Пусть Чиллингуорт сам о себе позаботится.

— Предлагаю прокатиться в экипаже, — сказал Девил, любуясь профилем жены.

Онория, погладив его ногу, обожгла взглядом и скорчила гримаску.

— Не могу. — Она указала на письменный стол, заваленный бумагами. — Если бал состоится в пятницу, мне уже сегодня надо разослать приглашения.

Девил за всю свою жизнь не написал ни одного приглашения. Он уже решил остаться с Онорией и обучиться этой премудрости, но она заявила:

— Луиза пришлет мне на помощь близнецов. Девил сухо улыбнулся и вытянул длинные ноги.

— В таком случае я тебя покидаю.

Он погладил Онорию по щеке и направился к двери. Она тоскливо посмотрела ему вслед и принялась за работу.

На следующее утро, когда дверь в гостиную отворилась, Онория вспыхнула от радости, но оказалось, в аудиенции нуждался Уэйн.

— Девил сказал, что я найду вас здесь. — С чарующей улыбкой он шагнул вперед. — Хочу попросить вас об одолжении.

Заметив особый блеск в его глазах, Онория посмотрела на молодого повесу с истинно матриархальным неодобрением.

— Кто? — коротко спросила она.

— Леди Кантертон. А Гарри предлагает леди Пинни. Онория многозначительно помолчала и взяла карандаш.

— Я пошлю приглашения сегодня же.

— Спасибо.

— С одним условием, — сказала она. В глазах Уэйна мелькнула тревога.

— Каким же?

В голосе Уэйна прозвучали стальные нотки, но Онория не обратила на это никакого внимания.

— Каждый из вас хотя бы один раз пригласит близнецов. Обеих.

— Близнецов? — Уэйн уставился на нее в полном изумлении. — Сколько же им лет?

— Семнадцать. В этом году они начнут выезжать. Этот бал для них — первый.

Уэйн вздрогнул.

— Ну? — Онория выгнула бровь.

— Очень хорошо. По одному танцу с каждой. Я предупрежу Гарри, — угрюмо пробурчал он. Онория довольно кивнула.

— Действуйте.

Вслед за Уэйном в гостиной появился Габриель, потом Люцифер, а последним в гостиную заглянул Ричард.

— Я знаю, — сказала Онория, взяв в руки свой существенно разросшийся список. — Леди Грей.

— Леди Грей? — удивился Ричард. — Почему именно леди Грей?

Теперь недоумевала Онория. На балу у Горации она собственными глазами видела, как Ричард ускользнул куда-то с белокожей темноволосой красавицей.

— А разве она не…

— А-а… Нет. — Ричард ухмыльнулся, напомнив Онории Девила в худшие его минуты. — Это было в прошлом году. Я хотел попросить за леди Уолтон.

Как будто речь идет о сделке! И леди Уолтон, конечно, упадет прямо ему в руки, словно спелая слива. Онория решила, что перевоспитывать его бесполезно, и добавила к списку новую фамилию.

— Взамен я обещаю потанцевать с Амелией и Амандой.

— Хорошо.

Ричард отвесил ей легкий поклон.

— Этот ваш бал… отличная идея. — Он задержался возле двери, ухмыляясь, как истинный Кинстер. — Все мы уже предвкушаем начало сезона. И «домашний» бал — отличная разминка, лучше и не придумаешь.

66
{"b":"18125","o":1}