ЛитМир - Электронная Библиотека

Желал почувствовать себя внутри и ощутить ее влажную горячую плоть.

Он знал, что это произойдет, но не сейчас. Не сегодня. Не завтра. Он даже не осмеливался ласкать ее более откровенно, инстинкт распутника предупреждал его — еще рано, пока рано!

Она сводила его с ума. Если он не будет обладать ею…

Никогда прежде он не ждал так долго. Никакая другая женщина, которую он хотел, не отвергала его столь упорно.

Однако, несмотря на то, что ее тело принадлежало ему, несмотря на то что ее пульс учащенно бился, когда он был рядом, ее зрачки расширялись, а кожа горела в тех местах, до которых он дотрагивался, — ее ум отказывался уступать, ее воля упорно преграждала ему путь.

Каждая ночь, проведенная без него, только увеличивала ее желание, разжигала ее страсть.

Взяв в руки его лицо, Хелена запечатлела на его губах страстный поцелуй. Он почувствовал, что теряет контроль… когда она дразнила его, заставляя ответить…

И он это сделал, позволил ей увидеть, какая страсть скрывается под его холодной маской.

Ее сопротивление тут же закончилось; ее спина, до сих пор несгибаемая благодаря ее воле, сделалась податливой. Ноги с трудом держали ее.

Он резко отпрянул, пока безудержная страсть не захватила его — их. Она перевела дыхание и прижалась к его груди.

Но вот ее ресницы затрепетали, и он увидел, как из-под них блеснули глаза. Они были гораздо зеленее изумрудов, висевших у нее на шее, в ушах и на запястьях.

Несмотря на крушение планов, он испытал удовлетворение. И ослабил объятия.

Она открыла глаза и заморгала. Нежно посмотрела на него.

Он с трудом сдержал улыбку.

— Идем, малышка. Мы должны вернуться в зал.

Она подала ему руку и покорно пошла за ним. У двери он остановился и согнутым пальцем подцепил жемчуг, достав его из ее лифа.

— Помни, малышка! Каждый раз, надевая его, думай о том, что будет.

Когда Хелена проснулась на следующее утро, ей сразу бросился в глаза жемчуг, каскадом свисающий из зеленой кожаной коробочки. Он лежал на туалетном столике, куда Хелена вчера положила его, и, казалось, насмехался над ней.

Со стоном она повернулась к нему спиной, но продолжала его чувствовать, словно он все еще был у нее на шее, в ушах и на запястьях.

Она, должно быть, сошла с ума, если об этом думает. Надо поскорее выбросить все эти глупости из головы.

Хелена закрыла глаза, вспоминая их вчерашнюю встречу. Повернувшись, она снова посмотрела на жемчуг. Ее первым побуждением было бросить его на дно сундука. Но гордость не позволила ей это сделать — теперь она обречена носить его каждый вечер. Герцог безоговорочно выиграл первый раунд, но она не позволит ему узнать об этом.

Она не могла забыть прикосновение жемчужин и тепло его руки на своем теле. Она готова сдаться ему.

Нет, она не позволит ему выиграть второй раунд. Но она не желает прерывать эту игру.

Он шел через бальный зал леди Коттлсфорд, чувствуя, как внутри его клокочет гнев.

Время бежало быстро. Он и помыслить не мог, что она так долго будет сопротивляться. До маскарада у леди Лоуи осталось всего пять дней. Это было событие, знаменовавшее собой массовый отъезд представителей высшего света из Лондона.

У него было целых пять дней и пять ночей, чтобы заставить ее капитулировать. Он хотел получить какой-то знак, дающий ему понять, что она признает его продвижение вперед помимо его формального предложения выйти за него замуж. Это было минимум того, на что он мог согласиться.

Пять ночей. Вполне достаточно времени для нормального человека. Но только не для нее: он уже осаждал ее целых семь ночей. И хотя он, кажется, пробил стены, которыми она себя окружила, они пока не обрушились и ему никак не удавалось убедить ее опустить подъемный мост, чтобы он мог проникнуть внутрь.

— Как идет охота за женой?

Мартин. Себастьян повернулся к младшему брату, а тот похлопал его по плечу.

Достаточно было одного взгляда на его лицо, чтобы Мартин отступил и поднял руки:

— Клянусь, что никто не слышал.

— Молись, чтобы это было так. — Опять его одолел приступ раздражения.

— Ты все еще продолжаешь атаковать графиню? Очаровательная штучка, но чересчур остра на язык, тебе не кажется?

— Услышь она, что ты говоришь о ней в таком тоне, наверняка потребует, чтобы я тебя вздернул. Или еще того хуже.

— Она пожирательница огня?

— Ее характер мало отличается от моего.

— Хорошо-хорошо, я прекращаю тебя дразнить. Но ты наверняка и сам заметил, что дело слишком затянулось. Ты ведь не будешь отрицать, что я сторона заинтересованная.

— Заинтересованная — да. Но определенно не в такой степени, как я.

Мартин проигнорировал это замечание и огляделся.

— Ты видел Августу?

— Думаю, — ответил Себастьян, изучая кружево манжета, — что наша дорогая сестра уже покинула столицу. Сегодня утром Хантли прислал мне весточку.

Мартин бросил на него острый взгляд:

— С ней все в порядке?

— Разумеется. Но мы с ней решили, что она уже достаточно насладилась обществом, и когда я попросил ее организовать празднество в Сомерсхэме, она с радостью согласилась.

— Ах, так! — Мартин кивнул. — Прекрасная стратегия.

— Спасибо. Стараюсь как могу.

— Вон Арнольд. Мне надо переговорить с ним. — Мартин похлопал брата по спине. — Желаю удачи, хотя ты в ней не нуждаешься, но, ради Бога, не отступай. — С этим напутствием он ушел.

Усилием воли Себастьян подавил в себе раздражение. Он снова оглядел зал и понял, что потерял Хелену.

— Проклятие!

Она, должно быть, наблюдает за ним, но…

Себастьян еще раз оглядел зал и опять не увидел ее. Нахмурившись, он вышел из тени в толпу.

Целых десять минут у него ушло на ответные улыбки, приветствия и уход от пустой болтовни, прежде чем его взгляд наткнулся на мадам Тьерри. Она была занята оживленной беседой с леди Лукас. Хелены рядом с ними не было.

Себастьян еще раз оглядел гостей. Его взгляд упал на Луи де Севра, который считался сопровождающим Хелены, но все подозревали, что он приставлен к ней ее покровителем и ему велено не спускать с нее глаз. Де Севр нежно поглядывал на одну из сестер Бриттен. Себастьян направился к нему.

Шум его шагов привлек внимание Луи. Он оглянулся на герцога и, к его удивлению, улыбнулся и подобострастно поклонился.

— Ах, ваша светлость. Вы ищете мою прекрасную кузину? Наверно, она вместе со всеми отправилась в буфет.

Себастьян поблагодарил его и подавил в себе желание пожать ему руку. Этот человек, похоже, сейчас на его стороне. Мадам Тьерри тоже сменила тактику. Если никто из общества не догадывался о его истинных намерениях — а он бы узнал, если бы это было так, — тогда ему оставалось только гадать, каким непостижимым образом им обоим удалось проникнуть под его маску.

Луи определенно о чем-то догадывался. Себастьян решил пока ничего не выяснять, но, заполучив Хелену, он непременно выяснит, что кроется под его одобрением.

Через его голову он заглянул в маленький салон.

— Правда? Прошу извинить меня.

Один взгляд в открытую дверь, и он увидел Хелену. И что же она делала? Она укрепляла оборону! Ока окружила себя — нет, не джентльменами типа Уэра и ему подобных, — а последним урожаем юнцов, которые преданно смотрели ей в рот.

Они были похожи на него двадцатилетней давности, готовые, как мотыльки, лететь на ее пламя, достаточно дерзкие и наглые, чтобы позволить себе любое сумасбродство, даже бросить ему вызов.

Особенно ради нее. Они не принадлежали к его лиге, но им этого, особенно в ее присутствии, не дано было понять.

Он все взвесил, рассмотрел собравшихся, вокруг нее, покосился на жемчуг, украшавший ее шею, уши и запястья, отвернулся и подозвал лакея.

Хелена с облегчением вздохнула, когда Себастьян вошел в салон. Она привыкла к его постоянному присутствию, за последнюю неделю он стал ей необходим, словно теплое дыхание ветерка, обдувающее кожу.

18
{"b":"18126","o":1}