ЛитМир - Электронная Библиотека

Устроившись рядом с ней, он раздвинул ей бедра и мощным толчком вошел в нее.

Больше его не стесняясь, Хелена обвила его бедра ногами, чтобы он мог войти в нее как можно глубже. Прерывистое дыхание, крики, стоны, вздохи стали их языком, мощное, страстное желание, в котором слились их тела, стало для них единственной реальностью. Он хотел, требовал, брал, она отдавала ему свою душу и тело, открывала для него свое сердце. И наконец неземной восторг поднял их и унес из этого мира.

Глава 11

Скрип половицы нарушил глубокий сон, который захватил Хелену в свои теплые объятия. Она всмотрелась в темноту и поняла по глубокой тишине, что время движется к рассвету. Поняла, что она не в Камерале и в соседней комнате не спит Ариэль.

Поняла, что тепло, окутавшее ее, исходит от Себастьяна, крепко спавшего рядом с ней.

Снова скрип, теперь уже гораздо ближе и более осторожный. Осторожно отодвинувшись от Себастьяна и сняв с себя его тяжелую руку, которой он обнимал ее, она нашла щелочку в пологе, осторожно раздвинула ее и выглянула.

На какое-то мгновение ей показалось, что в комнату проник Луи. Ее начала охватывать паника, но вот глаза привыкли к темноте, и она увидела мужчину, рука которого лежала на ручке открытой двери. Он разглядывал комнату. Ее глаза привыкли к темноте, и она его узнала.

Филипп. Младший брат Луи, Тот, кто увез Ариэль из Камераля и отдал ее в жестокие руки Фабиана.

Хелена незаметно наблюдала за ним. Филипп проскользнул в спальню и бесшумно закрыл дверь. Он снова оглядел комнату, и его взгляд остановился на задернутом пологе кровати. Он шагнул к ней.

Хелена прикрыла рукой рот, подавляя инстинктивный крик. Она оглянулась на Себастьяна, но он продолжал крепко спать, все так же ровно дыша во сне.

Вглядевшись, она увидела в ногах кровати свой халат, который сбился в одну кучу с простынями, когда они занимались любовью. Она слышала, как Филипп осторожно приближается к ней.

Потянувшись, она ухватила край халата и, подтащив его к себе, поспешно натянула на обнаженное тело, молясь, чтобы Себастьян не проснулся, а Филипп не раздвинул полог, иначе зазвенят колокольчики на пологе кровати.

Натянув на себя халат и читая молитвы, ока осторожно встала с постели.

Тихое ругательство сорвалось с губ Филиппа, когда полог зашевелился. Она откинула, его и вышла к нему навстречу.

Лицо Филиппа было бледным, глаза широко раскрыты. Хелена приложила палец к губам, делая ему знак молчать.

Ей хотелось поплотнее задернуть полог, но она боялась потревожить колокольчики.

И тогда она храбро повернулась к Филиппу, пытаясь понять, что могло привести его сюда в столь неурочный час. Ее сердце колотилось в груди, когда она шла к нему, делая знаки отойти от кровати подальше. Она взвешивала все «за» и «против», боясь неверным решением навредить Ариэль. Разговаривать в коридоре было бы гораздо удобнее, но она не знала, можно ли доверять Филиппу, ведь он человек Фабиана.

— Что ты здесь делаешь?

— Совсем не то, что ты подумала.

— Я не знаю, что и думать. Расскажи мне об Ариэль.

Филипп побледнел еще сильнее, и сердце Хелены упало.

— Все нормально. Пока…

— Что ты хочешь этим сказать? — Хелена сжала его руку. — Фабиан изменил свое решение?

Филипп нахмурился:

— Изменил? Нет. Он пока еще ничего не говорил. — Отвращение и душевная мука исказили лицо юноши.

— Значит, он не изменил своего решения насчет Рождества и хочет, чтобы я принесла ему кинжал в канун праздника?

Филипп заморгал:

— Кинжал? Именно его ты должна найти?

— Да! Но ради всего святого, скажи мне, изменил ли он свой план? Разве не по этой причине ты появился здесь?

— Нет-нет. Совсем не поэтому. Но каков мерзавец!

Хелена всмотрелась в лицо кузена.

— Мерзавец? Ведь он твой, дядя.

— Он мне не дядя! — рявкнул Филипп. В голосе его звучали ярость и отвращение… Даже при слабом свете уходящей луны Хелена увидела злость, горевшую, в его темных глазах. — Он чудовище, бесчувственный тиран, он обманом забрал к себе молоденькую девушку, чтобы заставить тебя воровать для него!

— И я согласилась, — пробормотала Хелена. — Но что привело тебя сюда?

— Я хочу тебе помочь. — Филипп, храбро встретил ее недоверчивый взгляд. В голосе его звучало отчаяние. — Я хочу спасти Ариэль. Когда он послал меня за ней, я не знал, какая участь ее ожидает. Я думал, он просто беспокоится о ее безопасности. Ведь она осталась одна, с несколькими слугами в огромном поместье, — он горько рассмеялся. — Какой же я дурак! Но я понаблюдал за ним и понял, чего он хочет на самом деле. Я узнал о его коварных планах. — Филипп поймал руку Хелены и крепко ее сжал. — Ты единственная надежда Ариэль. Если бы был какой-то способ, — он замолчал, подыскивая слова, — вырвать ее из лап этого чудовища, я бы увез ее в безопасное место, клянусь, я бы это сделал! Но я не вижу выхода. Закон есть закон, и она в его власти. Сейчас она серьезно рискует.

Хелена в ужасе заломила руки:

— Она знает об этом?

К ее облегчению, Филипп покачал головой:

— Нет. Она даже не догадывается… Она такая наивная девушка, такая чистая, такая доверчивая.

Если бы она уже поняла, какие чувства руководят Филиппом, одного взгляда на его лицо, когда он говорил об Ариэль, было бы достаточно, чтобы развеять все ее сомнения.

— Значит, все пока обстоит так, как и раньше, — задумчиво проговорила Хелена. — Я должна похитить этот кинжал и вернуть его в канун Рождества.

— Я знаю, что ты не справилась с этой задачей. — Филипп нахмурился. — Фабиан считает, что вероятность твоего успеха почти равна нулю.

— Я не думаю, что это в принципе невозможно.

— Тогда почему же ты не принесла эту вещь — кинжал — ему? Когда ты не вернулась… Вот почему я здесь. Я думал, у тебя возникли проблемы.

— Что касается проблем… — Хелена поморщилась. Проблема была, но она преодолеет ее. Должна — ради Ариэль. — Фабиан уверен, что кинжал здесь, в этом большом доме, и я думаю, в этом он прав. Но ни Луи, ни Вийяр его не нашли, хотя мы обыскали все подходящие места, кроме одного. Он должен быть там. Я собиралась поискать его там сегодня ночью, но…

Филипп схватил ее за руку:

— Идем. Давай пойдем туда сейчас же. Мы можем поискать там, пока все в доме спят, найти его, забрать и убежать, пока никто не проснулся. У меня здесь недалеко привязана лошадь.

— Нет, — Хелена попыталась освободить руку, но Филипп крепко держал ее. — Нам нужно выбрать время, иначе месье герцог схватит нас, и мы не сможем освободить Ариэль.

Филипп озадаченно посмотрел на нее:

— Значит, ты боишься этого герцога? Вот уж не думал. Впрочем, это не имеет значения. Сейчас, когда я здесь, ты можешь сказать мне, где находится этот кинжал, и я его украду, верну Фабиану и спасу Ариэль.

Только искренность Филиппа спасла его от гнева Хелены.

— Нет! Как ты не понимаешь… — Она прикусила язык, чтобы не сказать ему, что он еще мальчик — наивный мальчик, пытающийся повлиять на игры могущественных мужчин. — Неужели ты думаешь, что Луи не украл бы кинжал давным-давно и не отдал бы его дяде, чтобы выслужиться перед ним, если бы все было так просто? Фабиан решил, что именно я должна сделать это, и больше никто.

— Почему? Если он его хочет, какая ему разница, кто его раздобудет?

— У него на это есть свои причины. Одни я вижу, о других могу только догадываться. — Мысль о том, что Фабиан мечтает навредить Себастьяну, приводила ее в ужас.

Ее глубокое нежелание заниматься воровством, должно быть, отразилось на ее лице, потому что он снова схватил ее за руку.

— Но ты ведь постараешься найти его как можно скорее, да? — Он вгляделся в ее лицо и улыбнулся. — Ну конечно же, ты это сделаешь. Ты хорошая и добрая, храбрая и щедрая — ты не оставишь свою сестру в лапах этого мерзавца, ведь так?

Хелене понравилась спокойная и солидная уверенность, с которой Филипп относился к ней, и она мысленно поблагодарила судьбу, которая послала ее сестре такого мужественного кавалера. Будет ли у нее самой такой же друг — теперь она не была в этом уверена. Филипп терпеливо ждал ее ответа, и она знала, каким он будет.

44
{"b":"18126","o":1}