ЛитМир - Электронная Библиотека

Хелена услышала шаги, и вскоре Себастьян уже стоял рядом с ней.

— Скоро, малышка, теперь уже скоро. Как только ветер снова поднимется.

— Этого, возможно, придется еще долго ждать.

Она не смотрела на него, но почувствовала, что он улыбается.

— Поднимется, поверь мне. Эти воды редко бывают спокойными.

Не глядя, Хелена откинулась назад и оказалась в его надежных теплых объятиях. Она ощущала его поддержку и уверенность и знала, что, пока он рядом с ней, ей не грозит никакая беда.

Они стояли на палубе обнявшись, и все страхи растворились в мирной тишине опускавшейся на землю ночи.

— Если мы не сможем отправиться в путь этой ночью, что тогда?

— Мы снимем комнаты в хорошей гостинице, закажем карету и отправимся в путь как можно раньше.

— Почему нельзя уехать ночью?

— Слишком большой риск. Ехать ночью быстро по сельским дорогам слишком опасно, и не только из-за состояния дорог. Мы можем привлечь к себе внимание, а нам это не нужно. И еще, если мы отправимся сегодня ночью, то прибудем на место завтра в полдень. Это тоже опасно. Явившись в Ле-Рок при свете дня, мы рискуем, что кто-то тебя узнает и сообщит Фабиану. Мне не надо объяснять тебе, что может за этим последовать.

— Очень хорошо, месье герцог. Эту ночь мы посвятим отдыху. — И снова она почувствовала его улыбку.

— Согласен, малышка. — Он поцеловал ее в висок. — Мы отправимся в путь, как только начнет светать.

И вдруг кто-то в небесной канцелярии услышал его слова и бросился выполнять его пожелание — оснастка заскрипела, сначала неуверенно, затем с нарастающей силой, и неизвестно откуда налетел порыв ветра.

Себастьян поднял голову. И в тот же миг раздались команды с мостика — и матросы приступили к работе. Тяжелая якорная цепь натянулась, поднимая якорь. Паруса поднялись и надулись, ловя свежий попутный ветер. Хелена стояла у поручней, глядя на паруса, и вот наконец яхта дрогнула и поплыла вперед, взяла курс на Сен-Мало. Вместе с Себастьяном, стоявшим у нее за спиной, Хелена наблюдала за приближением французского берега.

Все вышло так, как и предсказывал Себастьян. Яхта подплыла к причалу незамеченной среди множества шлюпов, шхун и лодок, стоявших на якоре в гавани. Они сошли на берег, как обычные пассажиры, отдали свои сумки мальчишке, который проводил их в одну из гостиниц — одну из хороших, но не самую лучшую, каких в порту было великое множество. Там они заняли уютные номера.

Несмотря на удобную постель, Хелена никак не могла заснуть. Утром она обнаружила, что Себастьян снова прикрепил к поясу шпагу. Как и многие другие джентльмены, он часто носил на поясе шпагу, но обычно она служила просто дополнением к костюму и выглядела как декоративный элемент, а не как боевое оружие.

Шпага, которая была сейчас у него, выглядела по-другому. Она была старой, видавшей виды, без всяких украшений. Она производила впечатление очень удобной — если так можно сказать об оружии, — и было видно, что ею пользовались неоднократно и любили ее. Себастьян сделал выпад, а потом провел пальцем по клинку, проверяя его заточку.

Эта шпага казалась частью его — продолжением его руки. Она не была игрушкой, это был инструмент, которым он часто пользовался. Тот факт, что он взял именно ее, наводил на грустные размышления.

Невольно вздохнув, Хелена допускала мысль, что ей придется его защищать, человека, который поклялся защищать ее. У нее пока не было особых оснований для беспокойства, но она ничего не могла с собой поделать и нервно металась по маленькой каюте.

Ей все время мерещились всевозможные трудности, препятствия, которые встретятся на их пути и помешают спасти Ариэль до назначенного Фабианом срока.

Хелена была уже одета, когда Филипп в холодный предрассветный час постучал в ее дверь. Чашка шоколада — по настоянию Себастьяна, — и они тронулись в путь еще до восхода солнца.

Себастьян тихо приказал Филиппу сесть в карету рядом с Хеленой. Сам он устроился напротив, но как только город остался позади и они выехали на проселочную дорогу, они с Филиппом поменялись местами.

Сидя рядом с Хеленой, Себастьян заметил круги у нее под глазами и бледность, залившую ее лицо. Он привлек ее к себе, улыбнулся и поцеловал в волосы.

— Отдохни, малышка. От тебя будет мало пользы, если ты не выспишься и не успокоишься.

Подумав о сестре и о той роли, какую она должна будет сыграть в ее освобождении, Хелена положила голову ему на грудь и закрыла глаза.

Вскоре она заснула. Себастьян нежно прижимал ее к груди, согревая своим теплом, и смотрел на проплывавший, мимо пейзаж. Он провел половину ночи в поисках подходящего кучера и нашел человека, достойного цены, которую он ему заплатил. Они ехали целый день, остановившись только, чтобы сменить лошадей.

Занимался рассвет, когда их взорам открылись стены старинного города Монтезюра. Снова поменявшись местами с Филиппом, Себастьян приказал кучеру везти их на извозчичий двор. Когда карета остановилась у какой-то развалюхи, Себастьян усмехнулся:

— Прекрасно. — Он посмотрел на Хелену и Филиппа: — Ждите здесь и постарайтесь, чтобы вас не увидели.

Они кивнули, и он ушел. Шли минуты, они молчали, их страх возрастал. Но вскоре раздался цокот копыт. Это вернулся Себастьян, ведя в поводу четырех лошадей, уже оседланных. Хозяин конюшни семенил рядом с ним, широко улыбаясь.

Себастьян остановил лошадей возле кареты. Хелена и Филипп прислушались. Хозяин очень подробно объяснял, как проехать к монастырю. Хелена не смогла сдержать улыбки. Себастьян продумал даже это: если кто-нибудь спросит, куда направились незнакомцы, купившие ночью лошадей, след приведет их в этот монастырь.

Минуту спустя Себастьян поблагодарил словоохотливого хозяина, забрался в карету и быстро закрыл дверь,

Хелена спряталась в тень, чтобы хозяин не запомнил ее.

— Куда сейчас? — спросила она, когда карета тронулась.

— В монастырь, конечно, — ответил Себастьян.

В столь ранний час ворота монастыря были закрыты, вокруг не было ни души, и никто не видел, как у ворот остановилась карета и из нее вышли люди. Пока Себастьян расплачивался с кучером, Хелена и Филипп, отвязав лошадей, ждали его в стороне. Кучер, получив щедрую плату, развернул карету и уехал. Они стояли на узкой улочке, глядя, как удаляется карета, и ожидая, когда смолкнет стук копыт запряженных в нее лошадей.

Себастьян подошел к закрытым воротам и заглянул через решетку.

— Никого. Поехали.

Он помог Хелене подняться в седло и держал лошадь, ожидая, когда она расправит юбки, затем вскочил на жеребца, и они с Филиппом, ведущим в поводу запасную лошадь, повернули в сторону Ле-Рока.

Через полчаса они обогнули холм, и крепость Ле-Рок предстала их взорам. Крепость стояла на вершине скалы и напоминала рачительного хозяина, обозревавшего свои владения.

— Стоп. — Себастьян натянул поводья. — Эта? Хелена кивнула.

— С этой стороны она неприступна, но с другой есть тропинки, ведущие через сад.

— Именно то, что нам нужно. Если мы поедем дальше этой же дорогой, то нас может кто-нибудь увидеть.

Хелена кивнула.

— Из-за ссор с соседями, там стража караулит даже по ночам. Я знаю их расписание — оно никогда не меняется.

Филипп фыркнул:

— Это правда. Там есть стража, хотя никто не ждет нападения.

— Лучше не рисковать. — Себастьян оглядел раскинувшиеся вокруг поля. — Есть ли здесь какой-нибудь обходной путь, чтобы мы могли приблизиться к стенам с другой стороны?

— Да. Недалеко отсюда есть дорожка. Ею пользуются, когда вывозят из сада яблоки.

Оставив Филиппа охранять их тылы, Себастьян отправился вслед за Хеленой. Пройдя с сотню ярдов, она свернула на дорожку, достаточно широкую, чтобы могла проехать телега, груженная яблоками. Если не знать о ее существовании, то никогда ее не найдешь. Себастьян, однако, не сомневался, что Фабиан о ней знает.

Он глубоко погрузился в свои мысли, но в этот момент Хелена остановилась и оглянулась на него.

50
{"b":"18126","o":1}