ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако осторожности и предостережениям внутреннего голоса противостояло чувство, вызванное тем поцелуем.

Нетерпение.

Оно было настойчивым и требовало выхода. Это чувство усиливалось каждый раз, когда Аманда вспоминала свои ощущения в объятиях Мартина, вновь переживала прикосновение его губ к своим…

– Моя дорогая мисс Кинстер, какая встреча!

Аманда удивленно посмотрела на кланявшегося ей мужчину. Она выдавила из себя вежливую улыбку и, присев в реверансе, протянула ему руку:

– Мистер Литтон-Смит.

Блондин с карими глазами, Персиваль Литтон-Смит обеими руками сжал ее ладонь и одарил ее своей обычной высокомерной улыбкой.

– Леди Кармайкл заверила меня, что сегодня вы посетите ее. Я боялся, что сейчас, в самом начале сезона, будет ужасно скучно, но мысль о том, что вы в одиночестве прогуливаетесь в толпе в поисках приятного общества, приободрила меня, и вот я здесь для того, чтобы предложить вам свою руку.

И он театральным жестом выставил вперед локоть. Понимая, что так просто от него не отделаться, Аманда взяла его под руку.

– Вообще-то я здесь не в одиночестве, а с друзьями.

– Конечно, конечно.

Он ей не поверил. Аманда нервно передернула плечами – ее обычная реакция на присутствие Персиваля. Она продолжала оглядывать толпу. Хотя Персиваль был выше ее, воспитание не позволяло ей попросить его поискать глазами Реджи.

Что касается Персиваля, то такие понятия, как «воспитание» и тем более «здравый смысл», просто исчезли, когда он, хмуро оглядев платье Аманды, откашлялся и заявил:

– Мисс Кинстер, должен отметить – учитывая установившееся между нами понимание, – что ваш наряд потряс меня своей… гм… легкомысленностью.

Понимание? Легкомысленность?

Аманда остановилась и, убрав руку с локтя Персиваля, встала к нему лицом. С ее нарядом все было в порядке. Платье из абрикосового шелка с вырезом сердечком и крохотными рукавами соответствовало моде. Персиваль и в прошлом сезоне донимал се своими намеками, считая, что они великолепно подходят друг другу. Возможно, с его точки зрения, это так и было. Но только не с ее.

– Мистер Литтон-Смит, боюсь, мне придется возразить вам. Между нами нет никакого понимания и вообще ничего, что дает вам право делать столь нелестные и ошибочные заявления по поводу моей внешности. – Аманда попыталась придать своему взгляду побольше высокомерия. – Я оскорблена и буду вам признательна, если в дальнейшем вы воздержитесь оттого, чтобы приближаться ко мне.

Холодно кивнув ему, Аманда повернулась, намереваясь уйти, но Персиваль вцепился ей в руку.

– Нет-нет, моя дорогая! Простите мою глупость, я такой неловкий. Я прошу вас о самой малости – об одобрении. И в самом деле…

Он все никак не отставал, и Аманда уже едва сдерживала себя, чтобы не закричать. Она пыталась вырвать руку, но он не отпускал ее. Ей ничего не оставалось, как позволить ему извиняться. Просить у нее прощения.

Что Аманда и сделала, правда, с отвращением. Эх, выбить бы из его башки ту чушь, что так крепко засела в его мозгах! Только как? Это одному Богу известно. Она всячески демонстрировала ему свое презрение в надежде, что Персиваль сам уберется, но он был настолько толстокож, что ничего не понимал.

Заиграли скрипки. Персиваль замолчал. Аманда воспользовалась моментом:

– На время котильона разрешаю вам побыть рядом со мной.

Увидев на его физиономии довольную улыбку, Аманда едва не взвыла. Этот идиот решил, что он прощен! Разгневанная, она приказала себе забыть о нем и сосредоточилась на главной цели. На Реджи. Он любит танцевать. Если он здесь, то наверняка среди танцующих.

Аманда внимательно оглядела пары. Вон Люк, гордый и довольный, ведет Эмили. А вон и Реджи с партнершей, крупной девушкой по имени Мьюриел Браунли.

Аманда улыбнулась и посмотрела на Персиваля. Судя по его виду, он воображает, что она улыбается ему. «Ну и пусть», – подумала она и отдалась танцу.

Как только смолкла музыка, Аманда сделала небрежный книксен.

– Прошу меня извинить, мне необходимо кое с кем встретиться.

И она ушла, оставив Персиваля стоять на месте и таращиться ей вслед. Если мама все это видела, то обязательно призовет ее к ответу за неблаговоспитанное поведение. К счастью, мама ничего не видела: она вместе с теткой и леди Озбалдестон находилась в противоположном конце зала.

Добравшись до Реджи, Аманда поздоровалась с ним и его партнершей. Она обратила внимание на то, что мисс Браунли с видом собственницы держит несчастного Реджи под локоть, а тот затравленно озирается.

Мисс Браунли была новичком в светском обществе, поэтому для Аманды не составило труда избавить от нее Реджи. Она завела беседу, и все трое оживленно обсуждали предстоящее открытие сезона. Мисс Браунли настолько увлеклась разговором, что не заметила, как приблизился следующий танец. И только когда заиграла музыка, она поняла, что второй танец танцевать с Реджи нельзя, иначе начнутся пересуды. Аманда, как давняя знакомая Кармартенов, попросила Реджи потанцевать с ней. Мисс Браунли, хоть и с неохотой, вынуждена была отпустить его.

– Хвала небесам! Я боялся, что она до конца бала не отстанет. Вцепилась в меня мертвой хваткой, как только я вошел. Мама разговорилась с ее мамашей, так что мне некуда было деваться. Брр!

– Конечно. – Взяв Реджи под руку, Аманда поспешила к парам, занимавшим места для танца. – Давай встанем поближе к двери.

– Зачем? – удивленно уставился на нее Реджи, опасаясь, что попал из огня да в полымя.

– Я хочу навестить леди Хеннесси.

– Опять?

Танец начался, и они разделились, а когда сошлись, Аманда прошептала:

– Я думала, ты будешь благодарен мне за то, что я спасла тебя от этого чудовища. – Дав Реджи пару секунд на раздумья, она добавила: – Если ты останешься, она отыщет тебя.

И это было правдой. Когда они сошлись в следующий раз, Реджи мрачно кивнул:

– Ты права. Уж лучше леди Хеннесси. Там хотя бы безопасно.

Они выскользнули из зала сразу по окончании танца, не встретив на своем пути ни мисс Браунли, ни кого-то другого, кто мог бы доложить об их бегстве. Однако они оказались не единственными желающими сбежать. Аманда и Реджи стояли в холле, ожидая, когда принесут накидку и подадут экипаж, и вдруг увидели Люка Эшфорда, который спускался по лестнице. Кивнув Реджи, он пристально оглядел Аманду:

– А вы куда?

Аманда мило улыбнулась ему, хотя ей хотелось послать его ко всем чертям, однако она хорошо знала Люка и понимала, что делать этого нельзя, так как он станет еще настойчивее и с еще большей решимостью примется искать ответ на свой вопрос.

– Мы – к Фартингейлам.

Реджи, который, как всегда, напустил на себя отстраненный вид, предоставив выкручиваться Аманде, кивнул:

– На Кавендиш-сквсе.

Люк внимательно посмотрел на него.

– А ты куда? – поинтересовалась Аманда.

Ей было безразлично, что подумает Люк – все равно не догадается, куда они собираются на самом деле, – просто она чувствовала, что сопротивление Реджи ее затее растет с каждой минутой.

Люк ответил не сразу.

– Я решил провести остаток вечера… – он поправил манжеты, – в более приватной обстановке.

Подошел лакей.

– Ваш экипаж ждет, милорд.

– Благодарю. – Люк направился к двери, но потом оглянулся. – Вас подвезти?

– Сомневаюсь, что тебе по пути, – ответила Аманда.

Люк пожал плечами:

– Как скажешь. – Кивнув Реджи, он пошел дальше.

Увидев озадаченное выражение на лице Реджи, Аманда поспешила отвлечь его разговором, что ей и удалось: к тому моменту, когда они переступали порог салона леди Хеннесси, к Реджи уже вернулось его обычное состояние духа. Поприветствовав хозяйку, Аманда попросила его:

– Ты не мог бы принести мне шампанского? А я пока посмотрю, кто здесь сегодня.

– Хорошо.

Через пять минут она убедилась, что ни в одной из пяти гостиных Мартина нет. Ей не хотелось думать, что он развлекается с дамой в каком-нибудь кабинете. Вероятно, успокаивала она себя, он либо в «Меллорсе», либо в другом игорном доме.

17
{"b":"18127","o":1}