ЛитМир - Электронная Библиотека

Опять прячется в сумраке. Недостижимый.

Черт побери, его не так-то просто завоевать!

Аманда нашла Реджи у столов с едой и напитками. Жуя пирожное, он протянул ей бокал с шампанским. Аманда отпила немного и поставила его на стол.

– Здесь нет тех, кого я хотела увидеть. Так что можно ехать домой.

– Домой? – удивился Реджи. – Но мы же только что приехали.

– Когда нет хорошей компании, становится скучно. К тому же я сейчас вспомнила, что у меня встреча завтра утром в шесть.

– В шесть? Никто не назначает встречи в такую рань, даже с модистками.

– А я назначаю. – Аманда подергала его за рукав. – Пошли! Мне нужно домой.

«Чтобы успеть отправить лакея с запиской в Фалбридж-Хаус», – подумала она.

С сожалением оглядев стол, Реджи вздохнул:

– До чего же хороши вон те пирожки с лососиной!

Аманда позволила ему взять еще один и потащила беднягу за собой.

Глава 5

Увидев на следующее утро высокую фигуру верхом на горячем жеребце, Аманда испытала непередаваемое облегчение: хоть в одном можно быть уверенной.

– Доброе утро, – поздоровалась она, подъезжая к Мартину.

Утро было пасмурным, мелкий дождь размывал очертания предметов.

Мартин поклонился – его лицо оставалось бесстрастным – и, повернув лошадь, поехал к аллее.

Аманда, ожидавшая другой встречи, промолчала и пустила свою кобылу рядом с жеребцом.

Как бы подтолкнуть его на то, чтобы он устроил и другие развлечения из ее списка? На то, чтобы они побольше времени проводили наедине?

Аманда взглянула на Мартина, надеясь поймать его взгляд.

А он не смотрел в ее сторону и целеустремленно рысил к аллее для галопа.

Аманда недовольно поджала губы. Ясно, что он решил не облегчать ей задачу. Следовательно, вдруг осенило ее, он отлично понимает, о чем она хочет спросить его.

Любому другому мужчине она прямо задала бы вопрос, но Декстер другой. С ним сложнее. Он просто откажется отвечать. И с чем она останется? Общаться с ним – все равно что играть в «Змеи и лестницы»[4]: один неправильный ход, и ты опять на старте.

В конце аллеи для галопа Мартин осадил лошадь, съехал на траву и остановился. Аманда последовала его примеру. Оба тяжело дышали, возбуждение от быстрой скачки еще не улеглось. Аманда подняла голову и посмотрела Мартину в глаза.

Он твердо встретил ее взгляд, и она ощутила, что на нее накатывает такая же волна жара, что и в его объятиях. Очевидно, в ней тлели угли прежних чувств, и достаточно одного его взгляда, чтобы вспыхнуло пламя. Ей захотелось отдать всю себя ему и сгореть в этом огне.

Аманда заморгала, прогоняя непрошеные грезы. Мартин смотрел в сторону, и поэтому она не поняла, догадался ли он, о чем она думает.

– Вы говорили, что хотите побывать на вечеринке в Воксхолле. Я собираюсь устроить там именно такой прием через два дня. Вы сможете прийти?

Аманда заставила себя выждать несколько секунд и сделать вид, будто размышляет.

– Да, – в конечном итоге кивнула она.

Мартин своенравен и жесток, с ним трудно иметь дело, однако она не откажется от своей затеи – поймать его в силки!

– Замечательно, – сказал Мартин, обернувшись и наталкиваясь на холодный, вызывающий взгляд Аманды. – Моя карета будет ждать вас на том же месте в девять. – Поколебавшись, он добавил: – Наденьте плащ с капюшоном.

Как и в прошлый раз, на углу стояла черная карета. Как и в прошлый раз, Мартин лишь протянул руку, чтобы помочь ей. Аманду охватило радостное возбуждение, когда карета покатила по улицам на юг, к реке и садам Воксхолла.

Они ехали в полном молчании, однако Аманда чувствовала на себе его взгляд. Днем она несколько часов решала, как одеться: чтобы ослеплять его или чтобы соблазнять? Она выбрала соблазнение – он слишком опытен, чтобы его можно было ослепить.

Наконец карета въехала на мост. Впереди показались украшенные фонариками деревья Воксхолла. Их свет отражался в темной речной воде.

– А кто еще приглашен на прием? – Аманда задала мучивший ее с самого начала вопрос.

Мартин секунду изучающе смотрел на нее и только после этого ответил:

– Увидите через несколько минут.

Эти слова заставили Аманду усомниться в том, что она правильно оценила характер Мартина, однако ей некуда было деваться, она уже вручила ему и себя, и свою репутацию. Подобные размышления усилили напряжение, владевшее ею с того мгновения, когда она оказалась в карете рядом с ним.

Карета остановилась, но не у главного входа, а у бокового. Мартин спрыгнул на землю, огляделся и подал Аманде руку. Он одобрительно посмотрел на капюшон, скрывавший ее лицо.

Они прошли в ворота, где их встретил служитель.

– Ваша кабинка готова, милорд, – низко кланяясь, сообщил он.

Мартин кивнул. Служитель повел их по дорожке, проложенной в густых зарослях.

Аманда часто бывала в Воксхолле, но никогда – в этой части. Сквозь деревья она разглядела ярко освещенную ротонду. Где-то впереди громко играла музыка.

Дорожка кончилась, и они вышли к квадратной кабинке, отделенной от соседних высокими кустами, которые создавали атмосферу уединенности. Служитель открыл дверцу и опять поклонился.

Аманда с любопытством прошла внутрь. Кабинка оказалась меньше, чем те, что она видела в публичной части Воксхолла, но обставлена была значительно элегантнее. На полу лежал ковер, стол, застланный скатертью из дамасского шелка, был накрыт на две персоны. В центре стола в подсвечнике горела одинокая свеча, еще один подсвечник – с двумя свечами – стоял на низеньком столике рядом с кушеткой. Возле стола в ведерке со льдом лежала бутылка шампанского.

Теперь Аманда узнала ответ на свой вопрос: никто. Приободрившись, она скинула капюшон.

– Можете подавать, – сказал Мартин служителю, закрывая дверь.

Он подошел к Аманде и снял с нее плащ. Она с благодарностью посмотрела на него. Он сложил оба плаща вместе и замер напротив Аманды.

«Наконец-то можно спокойно взглянуть на нее впервые за весь вечер», – подумал он.

Аманда стояла к нему вполоборота, положив руку на спинку стула. Свет свечей подчеркивал золотистый цвет ее волос, изящную форму груди, стройность бедер, обтянутых платьем из василькового шелка – простым по фасону, но чрезвычайно элегантным и оттеняющим цвет ее глаз.

Все это он предвидел. А вот чего он не ожидал, так это ощущения предвкушения, чувственного возбуждения, которое витало в воздухе между ними, меняло выражение ее лица и делало ее губы еще более соблазнительными.

Да-а, все оказалось гораздо хуже.

Мартин не помнил, как шагнул к Аманде. Она подняла голову. Он провел тыльной стороной ладони по ее шее, а потом взял за подбородок и, наклонившись, впился в ее губы поцелуем.

Аманда уверенно ответила на его поцелуй. Немного сдержанно, но с готовностью идти туда, куда он поведет ее.

Именно ее спокойствие дало Мартину силы оторваться от нее. До него донесся стук в дверь. Он подвинул Аманде стул, она, улыбкой поблагодарив его, села и расправила юбку. Он открыл дверь и впустил служителя с сервировочным столиком.

Мартин сел только после того, как все блюда были расставлены на столе. Аманда сразу принялась за еду, а он открыл бутылку шампанского и наполнил фужеры.

– Вы уже бывали здесь раньше?

– Изредка. – Мартин не хотел, чтобы Аманда посчитала его менее опасным, чем его изображает общество.

Аманда улыбнулась, на ее щечках появились очаровательные ямочки. Она подняла фужер. Мартин поднял свой, и они чокнулись.

– За мои приключения, – провозгласила она и пригубила шампанское.

«За здравый смысл». – Мартин сделал довольно большой глоток.

– А можно выйти и прогуляться по саду?

Мартин сделал еще один глоток.

– После ужина.

Аманда приступила к еде. Большую часть ужина она молчала и лишь иногда рассыпалась в комплиментах неизвестному повару. В отличие от многих женщин она не болтала.

вернуться

4

Настольная игра, где игроки ходят в соответствии с числами выпавшими на кубике. Если игрок останавливается перед лестницей, он поднимается наследующий уровень, а если перед хвостом змеи – скатывается вниз. Всего десять уровней.

18
{"b":"18127","o":1}