ЛитМир - Электронная Библиотека

И новым опытом, и новыми ощущениями.

Мартин запахнул полы плаща. Аманда посмотрела на него. Его губы плотно сжались, взгляд был полон решимости. Она догадывалась, что творится в его душе, потому что чувствовала, как набухла его плоть. Еще не настал момент для чего-то большего – она не настолько глупа, чтобы давить на него.

Не настолько глупа, чтобы в открытую подвергать испытанию его самообладание.

Приподнявшись на локте, Аманда поцеловала его. Этот поцелуй был невинным, но от этого стал еще сладостнее.

– Спасибо, – проговорила она, отрываясь от его губ, и заглянула ему в глаза.

Пусть увидит ее искренность.

Но Мартин отвел взгляд, а потом, поколебавшись, слегка прикоснулся к ее губам.

– Всегда рад сделать приятное.

Через два часа, переступая порог своего дома, Мартин с некоторой иронией вспоминал свои последние слова. Ведь он поддался на ее мольбы исключительно из стремления доставить ей радость, облегчить сладкую боль от его поцелуев. А закончилось все тем, что он потерял голову от одного прикосновения к ней. От ее ласк. От ощущения округлой груди под своей ладонью и набухшего соска под языком.

Она дарила ему наслаждение, сильное наслаждение. И пробуждала в нем желание дарить наслаждение ей. А эта дорога ведет к безумию. И за границы того мирка, в котором он предпочитает существовать.

Она уже вызвала у него желание стремиться к большему, хотеть того, чего он не может иметь. Чем дольше она будет оставаться в его жизни, тем быстрее ослабеет его сопротивление.

Устроившись на кушетке в библиотеке, Мартин сделал довольно большой глоток бренди и устремил взгляд на огонь в камине. Его руки еще помнили упругость ее тела, губы помнили сладость ее губ. Все его существо помнило ее ласки и желание, разбуженное ею.

Мартин заставил себя сосредоточиться на главной проблеме: как прекратить все отношения с Амандой?

Глава 6

Утром два дня спустя Аманда одевалась к верховой прогулке. Она делала это машинально, так как ее мысли занимал Декстер, вернее, Мартин Фалбридж – человек, огородивший себя стеной. Их последняя встреча подтвердила ее догадки: по складу характера он оказался именно таким, каким ей представлялся. В его душе существовали более глубокие желания, более глубокие порывы. У него оказался даже более сложный характер, чем она предполагала.

Значит, тем слаще будет победа, когда ей удастся завоевать его.

Теперь она знает, что это ей по силам. Ей повезло, она заглянула в душу своей будущей добыче. Когда они плыли на лодке, он раскрылся перед ней так, как не раскрывался ни разу. Он утратил бдительность, причем достаточно надолго для того, чтобы она увидела разницу, почувствовала ее в его поцелуях и ощутила в ласках.

Желание, страсть, удивление – вот что обнаружилось за маской пресыщенного жизнью повесы. Следовательно, в ней есть нечто, в чем нуждается этот неуловимый хищник, нечто, с помощью чего ей удастся выманить его из логова.

Та ночь подтвердила, что все ее мечты могут стать явью. Следующая преграда, которую ей предстоит преодолеть, – это его самообладание, абсолютное и непоколебимое. «Как же это сделать? – спрашивала она себя, укладывая волосы. – Как упрочить свою власть над ним?» Их совместные приключения принесли плоды, однако в ее списке осталось еще одно, значит, у нее есть лишь один шанс пустить в ход свои хитрости. Интересно, какие возможности дает маскарад в «Ковент-Гардене»?

Продолжая размышлять, обдумывать свои дальнейшие шаги, Аманда спустилась вниз и выскользнула из дома через черный ход. Как далеко она может позволить себе зайти, чтобы поймать его в ловушку, чтобы всколыхнуть его чувства и подавить волю? Чем она может разжечь в нем желание? Стремление покровительствовать. Гордость. Собственнический инстинкт, в конце концов, об этом еще говорила Амелия. Все это сильные чувства. Какое из них будет правильнее и безопаснее пробудить? В каком направлении идти дальше?

Через десять минут она уже въезжала в парк.

Однако под дубом у ворот ее никто не ждал.

Отсутствие Мартина подействовало на Аманду как пощечина. Она была шокирована. И ощутила внезапную пустоту.

Она не знала, что и думать. С минуту постояв у ворот, она подобрала повод и поехала в парк. Грум Мартина покорно последовал за ней.

В душе, где еще совсем недавно царила легкость от предвкушения встречи, повисла свинцовая тяжесть. Сердце сжалось. Она перебирала в памяти их свидания и постоянно возвращалась к одному и тому же вопросу: о многом ли он догадался?

Аманда доехала до аллеи для галопа и дала шенкеля кобыле. Грум остановился под деревом.

Через несколько минут бешеной скачки, когда ветер бьет в лицо и развевает волосы, она вдруг сделала неприятное для себя открытие: кататься в парке одной совсем не так интересно.

Внезапно Аманда услышала позади себя стук тяжелых копыт. Оглянувшись, она увидела знакомого всадника верхом на мощном жеребце и, зная, что он еще не может различить выражение ее лица, довольно улыбнулась.

Когда Мартин подъехал к ней, она приветствовала его радостной улыбкой, стараясь при этом, чтобы он не заметил торжествующего блеска в ее глазах.

«То, что он здесь, еще ничего не значит», – напомнила себе Аманда. Он еще не приручен. До этого далеко. И она достаточно сообразительна, чтобы понимать, что он пусть и не до конца, но раскусил ее.

Они доскакали до конца аллеи, осадили лошадей и съехали на газон. Оба тяжело дышали, и Мартин изо всех сил старался не смотреть, как вздымается и опускается грудь Аманды, предмет его грез, пробуждающий в нем непреодолимое желание вновь испытать то, что он испытал предыдущей ночью, вновь ощутить под пальцами нежность кожи.

Дав груму знак ехать к воротам, Мартин указал на тропинку, вьющуюся между деревьями, и предложил:

– Давайте вернемся этой дорогой.

Он то рассчитывал держаться от нее подальше, вообще оборвать все отношения, выйти из ее игры, поэтому его совсем не радовало то, что эта совместная прогулка верхом состоялась.

Мартин покосился на Аманду. Гм, на лице безмятежное выражение, взгляд устремлен на деревья. Такое впечатление, будто она не видит в его опоздании ничего особенного, ну, проспал человек. Но он не дурак, чтобы верить в ее игру, это все стратегия. Хитрость и коварство. Что ж, надо признать, что она более интересный противник, чем все его прежние знакомые.

Они углубились в лес, и деревья скрыли их от дорожек, на которых могли появиться первые наездники. Мартин осадил лошадь. Аманда последовала его примеру и вопросительно посмотрела на него.

– Вы хотели побывать на маскараде в «Ковент-Гардене»… Так вот, боюсь, я не смогу сопровождать вас.

– Да? – Ее лицо не дрогнуло. – А почему?

Потому что после прогулки по Темзе он не желает давать ей еще одну возможность искушать его!

– Потому что это неподобающее времяпрепровождение для дамы вашего круга. – Помолчав, он добавил: – Тем более в обществе такого субъекта, как я.

По взгляду Аманды трудно было понять ее реакцию. Со стороны можно было бы решить, что она просто обдумывает его слова.

Наконец она кивнула и подобрала повод кобылы.

– Хорошо, – проговорила она и пустила лошадь шагом.

Мартин секунду ошарашенно смотрел ей вслед. «Хорошо?!»

– Значит, вы соглашаетесь не ходить на маскарад? – спросил он, догоняя ее.

– Естественно, нет, – ответила Аманда, поворачиваясь к нему. – Просто я найду себе другого сопровождающего.

А что он ожидал? Она, черт побери, делает из него второго «дорогого Реджи»!

Он сказал бы, что она блефует. Если бы был уверен, что она действительно блефует.

Аманда ехала с задумчивым видом, притворяясь, будто решает, кого бы попросить сопровождать ее на маскарад в «Ковент-Гардене». Когда впереди показались ворота, у которых их ждал грум, она наконец-то услышала заветные слова:

– Ну ладно, ладно! – Она оглянулась на Мартина и натолкнулась на его мрачный взгляд. – Я обещал, что поведу вас на этот проклятый маскарад, и я сдержу обещание.

22
{"b":"18127","o":1}