ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но это были не вы, – убежденно проговорила Аманда и положила руку ему на локоть.

– Нет, и, разумеется, я им так и сказал. – Он опять глубоко вздохнул. – Мне никто не поверил. – Это, несмотря на давность, до сих пор причиняло ему особую боль. – Мой отец, – он помолчал, чтобы пересилить дрожь в голосе, – тоже мне не поверил. Он хотел отречься от меня, но из-за наследства и продолжения рода лишь выгнал из дома. Вместо того чтобы участвовать в расследовании, я уехал за границу.

Аманда долго молчала. У Мартина не хватало сил и не находилось слов для того, чтобы закончить их свидание и расстаться навсегда.

– Вы так никогда и не пытались восстановить истинное положение вещей?

– По приказу отца я не имел права возвращаться в Англию до тех пор, пока он жив. Я выполнил его требование.

– И даже больше, насколько я слышала.

– Прошло десять лет с тех пор, как он осудил меня. Все шансы восстановить истину давным-давно умерли. – А также его шанс стать достойной партией для такой девушки, как Аманда, хотя до последнего времени этот вопрос не сильно беспокоил его.

Мартин встал и протянул руку Аманде.

– Пойдемте. Я отвезу вас домой.

Аманда подняла на него глаза. Она размышляла, решая, как действовать дальше. Отмахиваться от его доводов нельзя: она слишком хорошо знает высший свет и слишком хорошо понимает ситуацию, в которой он оказался. Она догадывалась, что он намерен расстаться с ней, и не хотела мириться с этим. Однако спорить нельзя, во всяком случае, до тех пор, пока у нее не будет более веских оснований.

Аманда подала Мартину руку, и они пошли к выходу.

Когда впереди показалась карета, девушка вдруг остановилась и, повернувшись к нему лицом, прижалась губами к его губам. Мартин насторожился, но не отстранился.

Поцелуй Аманды был сладостным, томным, но лишь слабым отголоском того, что столь решительно оборвал Мартин.

– Спасибо, что рассказали, – прошептала она, отрываясь от его губ.

Мартин довольно долго смотрел на нее, и по его лицу ничего нельзя было понять. Внезапно он сильно сжал ее руку и тут же отпустил, а затем повел к карете.

Глава 7

Итак, ей удалось заманить в ловушку своего льва, но лев оказался раненым. Сейчас он наверняка вернется в логово, однако она не откажется от своей мечты. И тем более после прогулки в Грин-Парке.

– Надо выяснить побольше, – сказала сестре Аманда, оглядывая гостей, приехавших на бал к леди Моффет. – Нужно узнать, так ли все было, как он говорил, – ведь люди считают его убийцей.

Амелия покосилась на нее.

– А ты уверена, что он не убивал?

– Достаточно только взглянуть на него, чтобы понять, насколько это нелепо. Но так как он никому не дает шанса провести расследование, маловероятно, что свет изменит свое мнение.

– Согласна. Однако раньше я ничего не слышала об убийстве, только о любовных домогательствах.

– Вполне возможно, что было и убийство, просто окружающие не хотели пачкать наши нежные ушки неприглядными подробностями.

– А вот это вероятнее всего.

– Поэтому-то мне и надо выяснить, как свет смотрит на эти события. Само собой разумеется, я не собираюсь переступать границы допустимого, помня о его положении в обществе… да он и сам этого не допустит. – Аманда опять обвела взглядом толпу. – Главный вопрос: у кого можно было бы спросить?

– У тети Элены?

– Она сразу обо всем догадается и предупредит маму.

– У Онории тоже нельзя – по той же причине.

– Сомневаюсь, что Онория что-то знает – ведь прошло уже десять лет.

– Да-а, не так-то все просто, – задумчиво проговорила Амелия. – Нужно найти того, кому известны все подробности этого давнего скандала…

– Все равно никто не вспомнит все подробности.

– А нужно сделать так, чтобы их вспомнили.

– Действительно… – Взгляд Аманды остановился на женщине, которая, по ее мнению, могла быть ценным источником информации.

Амелия проследила за ее взглядом.

– Да. Если кто и в состоянии помочь, то только она.

– И вряд ли она будет вставлять мне палки в колеса.

Аманда решительно двинулась вперед, обходя тех, кто хотел бы поболтать с ней. Когда она добралась до своей цели, ей пришлось ждать, пока какая-то мамаша, озабоченная дебютом дочки, наговорится и уйдет. После этого она поспешила занять освободившийся стул.

Леди Озбалдестон окинула ее более заинтересованным взглядом, чем ту мамашу.

– Да, детка? Ты не беременна, не так ли?

Аманда изумленно уставилась на нее, а затем с достойным похвалы спокойствием ответила:

– Нет.

– Ну, тогда еще есть надежда.

Аманда призвала на помощь всю свою отвагу.

– Я бы… я бы хотела спросить, вы можете вспомнить подробности давнего скандала?

– Насколько давнего? – В черных глазах леди Озбалдестон горело неподдельное любопытство.

– Десять лет.

Леди Озбалдестон прищурилась.

– Декстер, – уверенно произнесла она. Аманда подпрыгнула от неожиданности. – Боже мой, детка! Только не говори, что добилась успеха там, где остальные потерпели крах!

Аманда разрывалась между желанием надеть корону победительницы и необходимостью все отрицать.

– Возможно, – нашла она компромиссный ответ. – Но мне хотелось бы узнать о скандале. Я слышала только то, что он соблазнил какую-то девушку, которая потом покончила с собой. А потом я узнала, что там примешано и убийство.

– Узнала, да? Интересно, от кого? Мало кто согласился бы беседовать на эту тему.

– О? – Аманда попыталась придать своему лицу невинное выражение.

Леди Озбалдестон хмыкнула:

– Ладно, кажется, у тебя возникла необходимость выяснить, как все было на самом деле. В свете ходили слухи, что Декстер соблазнил местную девушку из деревни в фамильном поместье. Девушка забеременела, но вместо того, чтобы сообщить об этом Декстеру, рассказала своему отцу, религиозному фанатику. Тот прогнал ее, и она покончила с собой. Декстер узнал об этом, когда приехал домой, разыскал отца девушки и, как мы слышали, убил его, а по глупости так и остался стоять над телом, где его и нашли. Его отец пришел в ужас. Он хотел отказаться от сына, но тогда титул и поместье достались бы короне. К тому же графиня души не чаяла в своем сыне – единственном и обожаемом птенчике, – а старик любил графиню. Поэтому он подверг сына собственному суду – в те времена это было нормой – и запретил тому появляться в Англии до своей смерти. Вот какие слухи ходили в Лондоне. А вот во что в Лондоне верили… это уже другой вопрос.

– Свет не поверил, что он – нынешний граф – убийца?

Леди Озбалдестон нахмурилась:

– Точнее, вынесение приговора было отложено. Возможно, нынешний Декстер в юности и был сорвиголовой, необузданным и горячим мальчишкой, но никому из нас он гадостей не делал. – Ее светлость посмотрела на Аманду и значительно мягче добавила: – В добром урожае всегда попадется одно червивое яблоко, и понять это можно, только надкусив. Даже если Декстер и был способен на убийство – во что многим из нас верится с трудом, – у него не черная душа убийцы. Он был ярким юношей, полным сил и жизнелюбия, бесшабашным и уверенным в себе. Он провел в городе всего несколько месяцев, но этого времени нам хватило, чтобы оценить его. – Помолчав, леди Озбалдестон продолжила: – А его отец был солдафоном – это неоспоримый факт. Старик был добродетельным до умопомрачения и очень жестко требовал, чтобы все вокруг вели добродетельный образ жизни. Мысль о том, что сын совершил убийство, ранила его гордость. Он принял решение за несколько часов, на горячую голову. В таком состоянии легко сделать ошибку.

Аманда молчала, пытаясь усвоить сказанное. Наконец она спросила:

– Значит, сейчас свет принимает Декстера?..

Леди Озбалдестон презрительно усмехнулась:

– С его-то состоянием? И внешностью? Есть мамаши, которые не моргнув глазом выдали бы за него своих дочек, убийца он или нет. – Она многозначительно взглянула на Аманду. – Твоя мама не из таких.

26
{"b":"18127","o":1}