ЛитМир - Электронная Библиотека

Мартин оторвался от нее и заглянул в глаза.

– Пойдем со мной, – прошептал он, подталкивая Аманду к лестнице. – Я хочу кое-что показать тебе.

Лестница вывела их на следующую террасу, которая шла вдоль комнат, закрытых для гостей. Они завернули за угол и спустились еще ниже, в оранжерею. Мартин открыл дверь, и Аманда прошла внутрь, в пахнущую землей тишину. Луна освещала дорожку, вившуюся между растениями, крохотный фонтан и нишу в дальнем конце. В нише было окно, выходившее на лужайку, и кованая скамья. Вход в нишу был отгорожен раскидистыми пальмами.

– Орхидеи! – воскликнула Аманда, удивленно глядя на экзотические цветы, росшие в нише. – Как они прекрасны!

Она оглянулась на стоявшего у входа Мартина.

– Да, – согласился он, потом приблизился к ней и поцеловал в макушку.

Аманда затрепетала.

Воздух, влажный и теплый, был напоен ароматом орхидей.

– Иди сюда. – Мартин подвел ее к скамье.

– Что ты хотел показать мне? – Она обняла его за шею.

– Вот это, – ответил Мартин, обнимая и целуя ее.

Аманду обдало жаром, кровь стремительно понеслась по венам. Они оба оказались беззащитны перед натиском их обоюдной страсти.

Именно обоюдной. Они растворились друг в друге, и началась прелюдия к тому, к чему оба стремились. Аманда немного отодвинулась, положила руку ему на грудь, потом опустила ее ниже… Мартин схватил ее за предплечье и отстранился:

– Нет. – Увидев удивление в ее глазах, он добавил: – Пока рано.

– А когда?

Он повернул ее спиной к себе и, обняв, прижал к груди.

– Сегодня вечером, – хрипло произнес он. Аманда затылком чувствовала его горячее дыхание. – Сегодня вечером мы отправимся в долгий путь.

Он накрыл ладонями ее груди, она откинула голову ему на плечо и выгнулась. Она вспомнила последнюю встречу – путешествие действительно было долгим.

– Как это? – выдохнула Аманда.

Мартин ответил после паузы:

– Не думай. Чувствуй.

Этот приказ заставил ее сосредоточиться на своих мыслях, однако они не мешали ее чувствам. Она уже стала привыкать к его ласкам, к приятному сознанию, что он поглощен, увлечен… чем?

Соблазнением ее – этот ответ пришел сам собой, когда Мартин спустил ее корсаж до талии. Его пальцы принялись терзать ее соски, разжигая в ней всепоглощающий пожар.

Но зачем соблазнять ее снова – или это впервые? Кто кого соблазнил в предыдущую встречу, когда у нее не было никаких определенных намерений, а он стойко сопротивлялся? Но его ничего не спасло. Как и ее.

Так зачем он пришел сюда и теперь ведет ее к тому, что уже было?

Что изменилось?

Аманда, захваченная приятными ощущениями, лениво искала ответ на этот вопрос.

– Подожди, – вдруг пробормотал Мартин.

Он отошел и через несколько минут вернулся с тремя белыми цветками. Подвинув Аманду так, чтобы на нее падал лунный свет, он осторожно воткнул два цветка ей в волосы. Она полной грудью вдохнула их аромат. На мгновение задумавшись, третий цветок он вставил в складки ее платья под пупком, а потом широко развел ее руки и стал целовать. Аманда полностью забылась, отдавшись поцелуям.

Не отрываясь от ее губ, Мартин начал медленно садиться на скамью. Аманда наклонялась вслед за ним и оперлась руками на его плечи, чтобы не упасть. Он принялся ласкать ее груди. На этот раз его прикосновения были нежными, почти благоговейными. Он придвинул Аманду поближе, так, чтобы она оказалась между его ног, и, оторвавшись от ее губ, припал в поцелуе к ее соскам. Аманда извивалась и выгибалась под его руками, а он наслаждался, видя, как наслаждается она.

Расшнуровав ей платье, он потянул его вниз, и оно с шорохом упало к ее ногам. Мартин слегка откинулся назад, любуясь Амандой, а затем стал целовать ее живот, медленно опускаясь к пупку, к треугольнику волос внизу живота. Аманда учащенно дышала, хватая ртом воздух.

Неожиданно Мартин встал, приподнял Аманду и, усадив ее на скамью верхом, заставил лечь. Он как можно шире раздвинул ей ноги и отошел на шаг.

В лунном свете ее кожа казалась жемчужной, припухшие от поцелуев губы были приоткрыты. Ее взгляд был устремлен на Мартина. Ему очень хотелось знать, что она видит в его лице. Он весь был напряжен, его тело горело как в огне, ему до безумия хотелось обладать ею, но он сдерживал себя. Наклонившись над ней, он взял губами ее набухший сосок. Она вскрикнула и выгнулась ему навстречу. То, что она, обнаженная, в одних чулках, лежала перед ним, еще сильнее возбуждало ее. Она чувствовала себя беззащитной и одновременно всесильной. Беззащитной – потому что была полностью раскрыта перед ним; всесильной – потому что ощущала сжигавшую его страсть. Выдержка и опыт помогали Мартину держать в узде свои порывы. Вместо того чтобы, поддавшись настоятельному желанию, наброситься на нее, он ласкал ее осторожно и бережно и обращался с ней, как с богиней. И все же ему хотелось большего, поэтому его губы стали скользить вниз, к заветному бугорку между ног.

– Сними фрак, – выговорила Аманда, схватив его за лацканы.

– Позже…

– Нет, сейчас!

Она попыталась сесть, но он издал звук, похожий на рык, и прижал ее к скамье. Быстро сняв фрак, он обхватил руками ее бедра и взял губами бугорок…

– Мартин! – Аманда вцепилась ему в волосы и подалась навстречу его языку. Все ее ощущения обострились, ноги сами собой раздвинулись шире. Мартин быстрее задвигал языком, надавливая сильнее. Волна жара приподняла Аманду и вознесла к вершинам наслаждения. По ее телу прошла судорога, она закричала, на мгновение застыла и обмякла, довольная.

Мартин медленно выпрямился. Его взгляд скользнул по ее обнаженному телу и остановился на лице. У Аманды хватило сил протянуть к нему руку.

– Иди сюда. – Это было не приглашение, а страстная мольба.

Мартин продолжал смотреть на нее, и Аманда вдруг поняла, что он не собирался делить с ней наслаждение, что это не входило в его планы.

Она заставила себя улыбнуться:

– Я хочу тебя. Иди сюда. Она действительно хотела его.

Мартин все еще колебался. Аманда села. Когда он взялся за пряжку ремня, она возликовала, а потом молча, затаив дыхание, наблюдала, как он расстегивает рубашку. Сняв ее, он сел верхом на скамью и, приподняв Аманду, стал медленно опускать на себя, пока не погрузился в нее полностью.

Аманда задохнулась от восторга, почувствовав его в себе. Ей казалось, что он пронзает ее насквозь. Она прижалась губами к его губам и ощутила на них свой вкус. Не прерывая страстного поцелуя, Мартин стал двигаться в ней, поддерживая ее руками. Наслаждение было настолько велико, что он потерял голову и полностью отдался своим ощущениям.

Аманда оторвалась от его губ и, выгнувшись, прижалась грудью к его груди. Он крепче стиснул ее и задвигался быстрее. Наконец Аманда вскрикнула и затрепетала в его руках. Мартин, не отставая от нее, несколько раз рывками вошел в нее и забился в экстазе.

Оба застыли, прижавшись друг к другу, тяжело дыша.

Мартин стал гладить Аманду по спине и одновременно пытался понять, почему с ней все по-другому. Почему их соитие значит для него так много? Пытался разобраться в своих ощущениях, в том, откуда проистекает столь настоятельное желание обладать ею. Пытался определить, какие чувства возникают у него в душе, когда Аманда сидит на нем вот так, как сейчас, обнаженная, удовлетворенная, полностью в его власти.

Что бы он ни чувствовал, наслаждение он получил. Огромное.

Когда дыхание восстановилось, Мартин оглядел Аманду. Орхидеи так и не выпали из ее золотистых волос. Он действительно не собирался входить в нее, но теперь не жалел о том, что не сдержался. Как можно сожалеть о радости быть в ней, об удовольствии обладать ею и видеть, как она капитулирует!

Поцеловав ее в висок, он прошептал:

– Скажи, что выйдешь за меня.

– А?

– Если ты выйдешь за меня, мы будем заниматься этим каждое утро и каждую ночь.

Аманда подняла голову и заглянула ему в глаза. В ней опять вспыхнул гнев. Она едва удержалась, чтобы не назвать его идиотом.

38
{"b":"18127","o":1}