ЛитМир - Электронная Библиотека

Мартин поцеловал ей сначала тыльную сторону ладони, потом запястье в том месте, где бился пульс, и, наклонившись, прошептал ей в самое ухо:

– Ты же знаешь, я – хищник.

Она действительно это знала. К счастью, он не ждал ответа. Положив ее руку себе на локоть, он указал в сторону двери, которая вела на террасу.

– Давай переместимся в более спокойную обстановку.

– Как пожелаешь, – с лукавой улыбкой ответила Аманда.

Когда они шли через толпу, никто не обратил на него внимания и не узнал. На террасе Мартин внимательно оглядел цветник и насчитал шесть пар, тоже решивших отдохнуть от суеты.

– Спустимся вниз?

Аманда согласилась. Ее самоуверенность обезоруживала Мартина – без сомнения, это было врожденное, унаследованное качество. И мысль о том, что эта властная женщина опирается именно на его руку, вызвала у него радостную улыбку.

Увидев это, Аманда вопросительно подняла брови. Мартин покачал головой:

– Давай прогуляемся.

Они медленно шли по дорожкам, их бедра постоянно соприкасались. Мартин изредка косился на Аманду, дабы еще раз убедиться, что все это нравится ей не меньше, чем ему. Только вот «нравится» – не совсем точное слово.

Они дошли до шелковицы, чьи ветви нависали над цветником, и остановились. Мартин взял лицо Аманды за подбородок и поцеловал.

Поцелуй был дразнящим, искушающим. Оторвавшись от нее, он, едва касаясь, провел пальцами по ее стройной шейке, по груди, засунул руку за декольте и нашел набухший сосок.

Однако Мартин быстро прервал ласку и вывел Аманду из-под дерева. Она не возражала и с улыбкой последовала за ним. Когда они огибали дальний угол цветника, он тихо сказал:

– Я хочу тебя.

Аманда повернулась к нему, но в темноте он не смог разобрать выражение на ее лице.

– Знаю, – без дрожи в голосе сказала она, что задело Мартина, и он воспринял это как вызов.

Справа от них находился вход в аллею с аркой, выстриженной в кустарнике. Аманда не удивилась, когда Мартин повел ее именно туда. Еще меньше она удивилась, когда он, углубившись в тоннель, образованный высокой живой изгородью, остановился, привлек ее к себе и стал страстно целовать. Она уже достаточно хорошо знала его и понимала, что в нем бушует огонь, но он держит свои чувства в узде. Она обняла его за шею и позволила себе вволю насладиться его ласками: пока он сдерживает себя, ей ничто не грозит.

Пылкость Аманды отвлекла Мартина, и он на одну долгую минуту просто отдался своей страсти, но затем снова взял себя в руки и приступил к главной задаче: свести Аманду с ума, заставить ее потерять голову.

Он стал ласкать ее груди. Она выгнулась, движимая желанием отдаться ему, но внезапно поняла, что он именно этого и добивается, и с неимоверным усилием заставила себя вернуться к реальности. Когда у нее в голове прояснилось, она обнаружила, что ей приятно принимать его ласки и возбуждать его, не погружаясь в собственную страсть. Отныне она тоже будет сохранять контроль над своими чувствами. Если же он потеряет осторожность, желание – обоюдное – снова подхватит их.

Отныне ему не удастся полностью лишить ее самообладания, она даст волю своим чувствам только в том случае, если он ослабит свою оборону.

А Мартин, судя по всему, не был склонен к этому.

Что на этот раз пошло им на пользу. Рядом послышались голоса. Они оторвались друг от друга и повернулись на звук. Кто-то шел в их сторону. Аманда со вздохом разомкнула объятия.

Мартин сумел разглядеть в темноте четыре фигуры – две мужских и две женских.

– Давай вернемся в бальный зал, – сказала Аманда. – Меня могут искать.

Мартин согласно кивнул и подал Аманде руку. Он довел ее до террасы и, поклонившись, ушел.

На следующий день они встретились на рауте у леди Хепплуайт, в особняке, где было множество уютных закутков для свиданий. Аманда столкнулась с Мартином, когда убегала от Персиваля Литтон-Смита.

– Отлично! – Она взяла его под локоть и потащила за собой. – Нельзя стоять на месте, на нас обратят внимание. Пойдем в оранжерею.

Мартин внимательно посмотрел на ее разрумянившееся лицо.

– У меня есть идея получше.

Зимний сад представлял собой узкое помещение, которое выходило во двор, отделявший особняк от большого сада. Добраться до него можно было через, дом по коридорам.

– Я здесь никогда не была, – сказала Аманда, оглядываясь по сторонам.

Мартин закрыл за собой дверь. Сад был погружен во мрак, однако он все же увидел, как Аманда протягивает к нему руки.

– Давай потанцуем – музыка хорошо слышна.

Мартин обнял ее, и они медленно закружились под приглушенные звуки музыки, доносившиеся из главной гостиной. Его руки скользили по ее телу. Ему нравилось чувствовать под ладонями ее упругие ягодицы, изящный изгиб бедер.

– Я хочу станцевать с тобой совсем другой танец, – тихо проговорил он.

Аманда обняла его за шею и улыбнулась:

– К сожалению, – она намеренно прижалась к нему всем телом, – нам придется обойтись вальсом.

Она подняла голову, подставляя ему свои губы, и он без колебаний впился в них поцелуем. Отлично владея собой, он терзал и мучил ее губы, пытаясь свести Аманду с ума.

Аманда чувствовала, как в ней разгорается страсть, как по телу волнами проходит трепет. Желание, мучившее ее две ночи, требовало удовлетворения и с каждой минутой становилось все настойчивее.

И все же ей удалось сохранить остатки здравого смысла.

Нет уж, пусть он сдастся первым.

Аманда позволила ему искушать себя, соблазнять безмолвными обещаниями неземного блаженства, а сама все свои усилия направила на то, чтобы посильнее возбудить его, на разжигание той страсти, что она ощущала под маской сдержанности. Она сначала погладила его по щеке, потом ее рука переместилась ему на грудь и стала опускаться ниже, к бедрам…

Мартин схватил ее руку и сжал пальцы. Аманда отстранилась от него и шепотом взмолилась:

– Ну дай мне прикоснуться к тебе!

– Нет. – Он отвернулся, когда Аманда хотела поцеловать его. – Выйди за меня – и можешь касаться когда хочешь.

Аманда рассмеялась:

– Таким образом ты меня не завоюешь.

– Но и не потерплю поражения. – Мартин положил ее руки себе на плечи, сильно прижал к себе и поцеловал. Притворившись, что забылась, она прикрыла глаза.

Мартин оторвался от нее и провел языком по ее припухшим губам.

– Никакой другой мужчина никогда не дотронется до твоей кожи, никогда не будет ласкать твою обнаженную грудь. – Его дыхание щекотало ей щеку. – Не раздвинет тебе ноги, не войдет в тебя. Только я.

Мартин снова впился ей в губы, и Аманда затрепетала. Отдаться ему. Но только в том случае, если и он отдастся ей полностью, без остатка.

Очевидно, у Мартина возникло то же желание. Он подхватил ее и слегка приподнял…

– Не надо! Ах ты, шалунишка!

Аманда и Мартин на мгновение замерли, а потом устремили взгляды на стеклянную дверь, выходившую во двор. Какая-то молодая женщина, хохоча, вырывалась из объятий любвеобильного мужчины. Парочка рухнула на скамейку, стоявшую напротив двери. Женщина взвизгнула, когда мужчина схватил ее за грудь.

Аманда ахнула:

– Мисс Эллис! Это же ее первый сезон!

Мартин чертыхнулся и отодвинул от себя Аманду.

– Пошли. – Взяв ее за руку, он направился к двери. – Пока они нас не заметили.

Оставаться в саду было рискованно.

– Расстанемся здесь, – сказал он, когда они вошли в малую гостиную, и поднес ее руку к губам. – До следующего раза.

Аманда прекрасно поняла его намек.

– Завтра во второй половине дня в Остерли устраивается пикник. Многие уйдут в лес. Помнишь лощину у озера?

Мартин на секунду задумался и кивнул:

– До завтра.

Поклонившись, он отступил в полумрак, с сожалением предоставив Аманде возвращаться в мир яркого света.

Если ему в ближайшее время не удастся овладеть ею, уговорить принадлежать только ему, он совершит… какую-нибудь глупость.

41
{"b":"18127","o":1}