ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мой кузен работает на компанию, и он пишет, что там вас считают героем.

– Я слышал, что вы сами, без посторонней помощи, уговорили магараджу Ратипопо разрешить нам торговать его изумрудами.

Аманда навострила уши, решив собрать как можно больше сведений о Мартине.

– А вы когда-нибудь были в гареме? – Этот вопрос, заданный молодым мистером Уэнтуортом, заглушили звуки музыки.

Мартин улыбнулся ему и повернулся к Аманде:

– Как я полагаю, это увертюра к первому вальсу?

Аманда заметила, что его взгляд устремлен на орхидеи.

– Если вы оказали мне честь, взяв с собой мой подарок, – услышала она его тихий голос, – надеюсь, вы подарите мне один танец.

Это был не вопрос, а утверждение. Она действительно держала в руках орхидеи. Вымученно улыбнувшись, она подняла глаза и протянула ему свободную руку:

– Напротив, это для меня большая честь, милорд. Ведь вы танцуете вальс, не так ли?

Мартин взял ее руку в свою:

– Сейчас вы сами решите.

Аманда знала, что он танцует как бог, но хотела, чтобы все думали, будто они встретились впервые. На глазах у всех Мартин ввел ее в круг и встал в позицию.

– Что ты здесь делаешь? – продолжая улыбаться, прошипела Аманда, когда они закружились под звуки музыки.

– Меняю правила, – с усмешкой ответил Мартин.

– Какие правила?

– Правила игры.

Это звучало не очень обнадеживающе, особенно сейчас, под любопытными взглядами бомонда.

Аманда догадывалась, что сегодня Мартин объявится на балу – об этом ясно свидетельствовали орхидеи, однако она предполагала, что он опять будет прятаться за толпой, уведет ее в какой-нибудь укромный уголок, где они продолжат «обсуждать» вопрос ее замужества.

Конечно, она не позволила бы ему использовать физические «аргументы», потому что не хотела рисковать после того, как он вскользь заявил о своем отношении к отцовству. Однако она рассчитывала подразнить его, дабы он наконец-то задумался о своих чувствах к ней.

Чтобы облегчить ему задачу, она намеренно ушла в противоположный конец бального зала, подальше от матери, Амелии, Реджи и настырных ухажеров. Когда объявили о его приходе, она не сразу догадалась, как на это реагировать, и поспешно окружила себя кавалерами. Едва услышав из уст дворецкого имя Декстера, она сразу поняла, что ей понадобится защита.

Как только новые сведения о нем достигнут ушей окружающих, с ним станут носиться как с писаной торбой, и в следующий раз она лишится возможности возвести вокруг себя надежную защиту.

А вот в том, что следующий раз будет, Аманда не сомневалась.

Что же касается его целей, то…

Аманда подняла к нему лицо и улыбнулась. Мартин вглядывался в ее глаза, пытаясь прочитать ее мысли, а она – его. Отчаявшись, она решила наслаждаться танцем.

И совершила ошибку – она поняла это, только когда он чуть крепче прижал ее к себе и увлек на противоположный конец зала. Все ее существо тут же отреагировало на близость так хорошо знакомого тела, в ней вспыхнуло желание. Учащенно дыша, она с трудом сдерживала себя, чтобы не прижаться к нему. Дабы спрятать от него свои чувства, она прикрыла глаза, но потом поняла, что это бесполезно: он и так все знает. Потому что чувствует то же самое.

Когда музыка стихла, Аманда испытала непередаваемое облегчение, однако от мысли о том, что, если бы она его подстегнула, Мартин пошел бы на скандал, дабы добиться желаемого, у нее приятно кружилась голова.

Слава Богу, Мартин был настроен играть выбранную им роль до конца. Он отвесил Аманде безупречный поклон, помог ей встать из реверанса и проводил к поджидавшим ее джентльменам.

Тот факт, что он в первое после долгого перерыва появление в свете выбрал Аманду для первого вальса, заставило мужчин взглянуть на нее другими глазами и увидеть, насколько она привлекательна. Хотя сейчас это мало волновало Аманду. Она умело вела светскую беседу, демонстрируя отточенное мастерство, и все это время Мартин стоял рядом с ней. У нее возникло впечатление, что он внимательно прислушивается к разговору и учится. Решив, что она более опытна в этих сферах, чем он, Аманда стала умело переводить беседу на самые разные темы.

К тому моменту, когда заиграли второй танец, Аманда с гордостью заключила, что внесла немалый вклад в образование Мартина.

Пока Аманда танцевала котильон с лордом Эшкрофтом, Мартин терпеливо ждал ее и наблюдал. Пространство рядом с ним оставалось свободным, и именно туда привел ее лорд Эшкрофт. Аманда покорилась судьбе, но при этом испытала некоторое замешательство, которое с каждой минутой усиливалось, так как Мартин не отходил от нее ни на шаг. Он ухитрился внушить всем окружающим, будто это он позволяет ей танцевать с другими. Улучив момент, когда все увлеклись спором между лордом Флинтом и мистером Карром, Аманда дернула Мартина за рукав и прошептала:

– Не стой на одном месте, двигайся по залу.

– Зачем? – удивленно спросил он.

– Затем, что ты слишком явно выделяешь меня, стоя рядом со мной весь вечер.

– Но я действительно выделяю тебя, – усмехнулся Мартин. – Как ту, которую я хотел бы видеть своей графиней.

Глаза Аманды гневно расширились. Она больше не касалась этой темы и вела себя естественно: участвовала в разговоре, танцевала и игнорировала пристальные взгляды молодых барышень и неодобрительные – их мамаш, возмущенных тем, что она не только монополизировала такого видного мужчину, но и привлекла к себе внимание других, тоже вполне подходящих кавалеров.

Возможность сбежать от Мартина представилась только к концу бала, когда к Аманде подошла ее мать. Увидев, кто сопровождает Луизу, девушка едва не застонала. С ней были тетки – вдовствующая герцогиня Сент-Ивз и леди Горация Кинстер. Шествие замыкала Амелия под руку с Реджи.

– Дорогая, – с улыбкой заговорила Луиза, – ты довольна вечером?

– Да. – Поставленная в безвыходное положение, Аманда вынуждена была представить Мартина. – Позвольте познакомить вас с графом Декстером. Моя мама, леди Луиза Кинстер.

Улыбка Мартина была верхом очарования. Он поклонился, Луиза сделала реверанс.

– А это мои тетушки, вдовствующая герцогиня Сент-Ивз и леди Горация Кинстер.

Все обменялись приветствиями. Наконец Мартин решил выпустить Аманду из своих цепких когтей. Трудно понять, что на него повлияло: либо замечание вдовствующей герцогини по поводу его возвращения в свет после долгого отсутствия, либо проницательный взгляд ее потускневших от возраста глаз. Мартин поклонился всем, поцеловал Аманде руку и сказал на прощание:

– До следующей встречи.

Все было выдержано в рамках приличия, только огонь в глазах придал его последним словам особый смысл. Это был вызов – и предостережение.

На следующее утро Аманда неторопливо пила чай после завтрака и смотрела на три нежные орхидеи, доставленные час назад.

– О! – воскликнула Луиза, входя в столовую. – Полагаю, это Декстер?

Как и в прошлый раз, в букете не было записки.

– Наверное.

Аманда не представляла, кто еще мог прислать орхидеи, эти не только безумно дорогие, но и экзотические цветы. И очень чувственные. Конечно, Декстер, кто же еще!

Луиза обратила внимание на лицо дочери и, многозначительно подняв брови, прошла к своему стулу во главе стола. Колторп налил ей чаю и отступил в сторону. Амелия села напротив Аманды. Она была погружена в свои мысли, поэтому не приставала к сестре с вопросами.

Разложив на коленях салфетку, Луиза обратилась к Аманде:

– Думаю, об этом уже судачит весь свет. Чтобы человек его уровня прервал свое уединение ради встречи с тобой…

Она не закончила фразу и принялась намазывать масло на тост. Откусив кусочек и прожевав его, она отпила чаю и опять посмотрела на Аманду.

– Тебе важно помнить об одном, – заявила мать, и Аманда подняла на нее глаза. – Что бы ни заставило его сделать этот шаг, наверняка это что-то очень серьезное.

Слова Луизы звучали в голове Аманды, когда она в то же утро стояла в парке и смотрела на протянутую к ней руку.

46
{"b":"18127","o":1}