ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Таинственный портал
Мир вашему дурдому!
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
Обжигающие ласки султана
Ледовые странники
Магнус Чейз и боги Асгарда. Книга 2. Молот Тора
Анна Болейн. Страсть короля
Рой
Настройки для ума. Как избавиться от страданий и обрести душевное спокойствие

– Можно присоединиться к вам? – Люк Эшфорд, красивый до такой степени, что дух захватывало, кивнул Аманде. В руках у него были две тарелки.

Амелия, сопровождавшая Люка, с улыбкой поблагодарила Мартина, когда тот встал и придвинул ей стул.

– Мы заметили вас еще в бальном зале. Наконец-то можно поговорить.

Люк поставил тарелки на стол, придвинул стул и сел рядом с Амандой напротив Мартина.

– Мне казалось, что высший свет не интересует тебя, кузен.

– Мне тоже так казалось. – Улыбка Мартина была открытой, но взгляд – пристальным. – Я спокойно мог бы без него обходиться, но, – он пожал плечами, – обстоятельства вынуждают.

– Ваше появление наделало много шуму, – засмеялась Амелия. – Почему…

Аманда насторожилась. Она успела хорошо узнать Мартина, а Люка она знала давно. Если Мартин – лев, то Люка она всегда воспринимала как пантеру, ловкую и смертоносную.

Сейчас у этой пантеры шерсть стояла дыбом, однако она ведет себя осторожно, не нападает. Пока. Почему? Ответ на этот вопрос Аманда получила через некоторое время, сообразив, что лев и пантера просто оценивают друг друга. Слова леди Озбалдестонотом, что они хорошо знают друг друга – выросли вместе, – оказались истинной правдой. Мартин ничем не показывал, что чувствует угрозу, но при этом внимательно наблюдал за Люком, пытаясь найти брешь в его обороне.

Что до Люка, то он излучал… предупреждение. И Аманда не могла понять почему. Они с Люком никогда не ладили, однако он был одним из немногих мужчин, чья манера говорить ей нравилась. У него был острый как жало язык, и Аманда часто испытывала это на себе. И хотя они уважали друг друга, между ними никогда не возникало теплых чувств. Поэтому Аманда не понимала, почему вдруг в обществе своего кузена он стал изображать из себя ее рыцаря.

Сидевший напротив Люка Мартин размышлял над тем же вопросом. Когда-то они с Люком были ближе, чем братья. За десять лет, в течение которых они не общались, между ними пролегла глубокая пропасть, однако Мартин не утратил способности читать мысли своего кузена. Да и Люк мог догадаться, о чем он думает и как отреагирует в той или иной ситуации. После возвращения Мартина в Англию они изредка виделись и при этом обменивались парой ничего не значащих фраз. И все же…

Амелия замолчала, чтобы выпить шампанского. Люк тут же воспользовался моментом и обратился к Мартину:

– Ты уже решил открыть Фалбридж-Хаус?

– Это зависит от многих обстоятельств. – Мартин посмотрел на Аманду, потом перевел взгляд на Люка. Он успел заметить, как лицо кузена – лицо падшего ангела – на мгновение приобрело жесткое выражение.

Во взгляде Люка были вызов и угроза, и Мартина так и подмывало спросить, что тот, черт подери, имеет в виду. Между Люком и Амандой никогда ничего не было – в этом он не сомневался, однако почему-то Люк все время пытался защитить ее…

Амелия весело улыбнулась:

– Скажите, а это правда…

Люк повернулся к девушке, и Мартин обратил внимание на то, что его взгляд смягчился. Ага, понятно. Его кузен защищает Амелию, а не Аманду. По его мнению, все, что может причинить вред Аманде, косвенно отразится и на ее сестре.

Это открытие позабавило Мартина, однако у него не было возможности развеять подозрения кузена. Эшфорды и Кинстеры очень близки, поэтому Люк наверняка скоро узнает все новости и тогда поймет, что Аманде и, следовательно, Амелии ничто не угрожает.

Поужинав, они направились в бальный зал. Амелия молчала, поэтому беседу вела Аманда. Она расспрашивала Люка о его сестрах, он отвечал ей, но довольно резко. Когда заиграла музыка, он повернулся к Амелии и пригласил ее на танец. Та согласно кивнула, и обе пары разделились.

– Я был прав, – сказал Мартин, заметив, как победно усмехнулась Аманда. – Между Люком и твоей сестрой есть некоторое взаимопонимание.

Аманда почему-то нахмурилась:

– Не знаю, но думаю, что они подходят друг другу. А ты что думаешь? Ты хорошо знаешь Люка.

Мартин ненадолго задумался.

– У них может получиться. – Он внимательно посмотрел ей в глаза. – Твоя сестра сильно отличается от тебя.

Аманда слабо улыбнулась:

– Да, она более упряма.

«Если это так, – подумал Мартин, – то надо пожелать Люку удачи».

Мартин исподтишка наблюдал за Амандой. Она спокойна, ей уютно в его объятиях. Именно такой он и хочет ее видеть – всегда.

Она доверяет ему полностью, без оглядки. И как же она воспримет его следующий шаг? Все ждут от него действий. Как она поступит, когда он разыграет козырь, который прячет в рукаве? Аманда убедила себя, что здесь, на этой территории, ей ничего не грозит. Она настолько уверилась в своих силах, что проглядела лазейку, а он эту лазейку нашел.

Надо воспользоваться ею, сделать следующий шаг, однако…

Мартин огляделся по сторонам и увидел, что за ними внимательно следит высокий темноволосый мужчина. Мартин сразу узнал его: Сент-Ивз. Их взгляды скрестились, но тут к Сент-Ивзу подошла жена и увела его.

Агрессивность Мартина мгновенно улетучилась. Он вспомнил отношение к нему Люка и принял решение: надо действовать, иначе ему грозит стычка с кузенами Аманды.

Среди женатых мужчин их круга было принято не посещать ранние балы, и мужская часть семейства Кинстеров следовала этому негласному правилу. Их жены не видели ничего зазорного в том, что Мартин ухаживает за Амандой, – в противном случае они давно пожаловались бы своим мужьям, а те предъявили бы ему свои претензии.

Дамы клана Кинстер дали ему время как можно дальше увести Аманду по дороге, которую они оба выбрали. И это время кончилось. Пора разыгрывать следующую карту.

– В чем дело? – услышал Мартин и обнаружил, что Аманда с тревогой всматривается в его лицо. – Весь вечер ты ведешь себя как-то странно.

Мартин мог бы отмахнуться, назвать ее домыслы беспочвенными, однако не стал этого делать.

– Мне нужно поговорить с тобой, – сказал он и огляделся. – Там, где нам не помешают.

Он повел ее к эркеру, выходившему в сад.

Аманда повернулась лицом к Мартину и оперлась на подоконник.

Она все еще была уверена, что захватить ее врасплох невозможно.

Мартин загородил ее собой. Они оставались на виду, зато никто не мог слышать их и видеть их лица.

– Я намереваюсь завтра просить твоей руки.

– Ты уже… – Аманда замолчала, ее глаза расширились от изумления. – Нет, ты не можешь…

– Официально просить твоей руки? Поверь мне, могу.

– Но… – Она нахмурилась, а потом тряхнула головой, будто отбрасывая в сторону его предложение. – В этом нет смысла. Они не согласятся, пока не соглашусь я.

Она все еще не видела лазейки.

– Это-то я понимаю – еще надо получить твое согласие на брак. Однако цель формального предложения не в этом. Я буду просить у твоей семьи официального разрешения ухаживать за тобой.

Аманда продолжала хмуриться, размышляя… внезапно в ее глазах отразился ужас. Она схватила Мартина за руку.

– Боже мой, только не это! Дай мне слово, что не расскажешь, что даже не заикнешься… – Она замолчала, не в силах подобрать правильное слово.

– Уверяю тебя, из моих уст они ничего не услышат о нашей близости.

Аманда выпустила его руку, задумалась и вдруг опять встрепенулась:

– А тебе и не надо ничего говорить! Они посмотрят на тебя и догадаются!

– А! – беспечно отмахнулся Мартин. – Все равно мы не можем продолжать в том же духе, если я не заявлю о своих намерениях. Рано или поздно от меня этого потребуют твои кузены, а возможно, и отец.

Аманда и раньше проявляла непокорность, однако Мартин никогда не видел ее такой воинственной.

– Нет! – отрезала она. – Как только они догадаются, как только они поймут, они… – Аманда неожиданно замолчала и сосредоточилась на каких-то своих мыслях – Мартин отдал бы полжизни, чтобы узнать, о чем она думает. Наконец она усмехнулась и, хитро прищурившись, произнесла: – Ничего не получится. – После некоторой паузы она кивнула и добавила: – Хорошо. Если хочешь, если считаешь это необходимым, можешь идти этим путем. Однако, – гордо вскинув голову, она шагнула в сторону от Мартина, – мой отец уехал из Лондона. У него дела на западе страны. Всю следующую неделю его не будет.

50
{"b":"18127","o":1}