ЛитМир - Электронная Библиотека

Мартин весь подобрался, как зверь, но Аманда верила, что он не будет реагировать на возмутительное поведение Эдварда. Она улыбнулась девушкам.

– Предоставляем террасу в ваше распоряжение, – сказала она. – Только не задерживайтесь надолго – люди заметят.

– Просто не верится: ни нотаций, ни ворчания. Демон даже улыбнулся мне! – Аманда смотрела на своих кузенов, собравшихся со своими женами в противоположном конце бального зала леди Гамильтон.

Амелия тоже смотрела на них.

– А Дьявол дал разрешение… неужели они не догадались? Возможно, остальные ничего не слышали?

– Как мне рассказала Пейшенс, когда Мартин разговаривал с Дьяволом, все были в сборе.

– Ну, тогда ты права – просто не верится. Меня удивляет, что на него никто не обращает внимания. Вероятно, они что-то задумали.

– Очень может быть… – Взгляд Аманды стал задумчивым. – Да, скорее всего. Вероятно, они решили: что сделано, то сделано. Мартин убедил их, что действительно хочет жениться на мне, и пообещал, что сам справится со мной, вернее, с моим сопротивлением. – Она снова сосредоточилась на братьях. – Он знает, как я отношусь к ним и к их вмешательству.

– Может, они поняли, что наша жизнь их не касается?

Сестры посмотрели друг на друга, и Аманда покачала головой:

– Нет, они явно что-то задумали. Только вот что?

Каким бы ни был план братьев Кинстер, они не собирались мешать Мартину в его ухаживаниях. Дать разрешение – это одно, возможно, при сложившихся обстоятельствах было бы сложно его не дать. Но вот поддерживать…

Кружась с Мартином в первом вальсе, Аманда увидела, что сначала их заметил Вейн, потом Габриэль. Затем оба кузена спокойно отвернулись.

– Во время вашей беседы с Дьяволом ты или он касались… глубины наших отношений? – спросила она у Мартина, поднимая к нему лицо.

– Если ты спрашиваешь, обсуждали ли мы факт нашей с тобой близости, то нет. Однако в ходе разговора я понял, что им все ясно.

Аманда изумленно уставилась на него:

– Они считают это само собой разумеющимся?

– Я бы сказал, допускают.

– Гм… – Аманда не знала, как реагировать – радоваться тому, что кузены, очевидно, признали ее право самостоятельно устраивать свою жизнь, или продолжать подозревать их в том, что они так никогда и не признают это право. Надо быть осторожной. Оглядываться по сторонам, прежде чем делать очередной шаг.

– Тут сумасшедший дом, – сказал Мартин, когда музыка стихла. – Пройдем в холл, надеюсь, там можно дышать.

Аманда восприняла его предложение с энтузиазмом. Леди Гамильтон пригласила раза в два больше гостей, чем могли вместить ее гостиные и бальный зал. Как выяснилось, гости все еще прибывали: в холле была огромная толпа.

Протолкавшись через толпу, Мартин увлек Аманду в коридор.

– Пошли в библиотеку. Уверен, сейчас там никого нет.

Аманда, уставшая от толчеи и духоты, покорно последовала за ним. Мартин открыл дверь в конце коридора, заглянул в комнату и помахал ей рукой.

Библиотека оказалась небольшой и очень уютной, с удобными креслами у камина и красивым письменным столом. На столике между креслами стоял канделябр. Свет свечей падал на серебряный поднос с графинами и стаканами, приготовленными для джентльменов старшего поколения, которые потянутся сюда после ужина.

А пока библиотека была пуста.

Аманда с наслаждением вдохнула полной грудью. Она чувствовала на себе взгляд Мартина. Решив, что в креслах у камина им располагаться опасно, она направилась к письменному столу.

– Эта библиотека не похожа на твою, – сказала она, разглядывая книжные полки.

– Разве? – весело проговорил Мартин, идя вслед за ней. – Почему ты так решила?

– Здесь мало ярких цветов. – Аманда повернулась и обнаружила, что Мартин приблизился к ней почти вплотную, а в его зеленых глазах пылает огонь страсти.

– Всего лишь ярких цветов?

– Ну, и еще кое-чего, – сказала Аманда, обнимая его за шею.

Она позволила себе поцеловать его. Кресла далеко, а позади нее стол, так что ей ничего не грозит, а один поцелуй возбудит его аппетит и утолит ее – ведь она так голодна, так тоскует по всему, чего они лишены из-за ее упрямства.

Мартин тоже был голоден и поэтому с горячностью откликнулся на ее поцелуй. Он обнял ее за талию и крепко прижал к себе. Аманда не остановила его, уверенная, что местоположение ограничивает его возможности.

Когда же его руки легли на ее грудь, Аманда возликовала и даже немного позлорадствовала. Она не считала нужным скрывать свои ощущения. Пусть он видит, как в ней разгорается страсть, как желание волной накатывает на нее. Она приблизит его к себе, даст насладиться ощущениями, а потом осторожно отстранит, искушая и бросая вызов.

Мартин нашел ее набухшие соски и стал ласкать их сквозь шелк платья. Аманда застонала и закинула голову. Мартин приник губами к ее шее, стремительно увлекая ее за собой в водоворот страсти, хотя намерения его были совсем иными: он собирался действовать медленно, неторопливо провести ее по пути чувственного наслаждения, показать ей все радости того, что они могли бы испытать вдвоем. Он не ожидал, что она так быстро откликнется на его ласки, что при первом же его прикосновении в ней с такой силой вспыхнет страсть. Не ожидал, что и его тело отзовется на ее прикосновения – это просто не входило в его планы.

Аманда затуманила его голову. В ее присутствии он сходит с ума.

Мартин уже мог думать только о том, как овладеет ею, о том, как войдет в нее, горячую и влажную. Он хотел ее, его желание было сродни первобытному голоду и даже сильнее. Повинуясь этому желанию, он приподнял Аманду и усадил ее на стол, задрал ей юбки и раздвинул ноги.

Нежность куда-то исчезла, но Аманду это не волновало.

Напротив, ей нравились его грубость и напористость.

Мартин вложил руку между ее ног и стал ласкать влажный и жаркий бугорок. Аманда шире раздвигала ноги и сладостно стонала, поэтому она не слышала, как звякнула дверная ручка.

Их спас инстинкт Мартина, его быстрые, как молния, рефлексы.

К тому моменту, когда дверь открылась полностью, он успел подхватить Аманду и спрятаться вместе с ней за китайской ширмой, стоявшей в пяти футах от стола. Тяжело дыша, он зажимал рукой ей рот, дабы она возмущенными возгласами не выдала их.

Сначала в комнате царила тишина, потом раздался голос:

– Ну, вот и библиотека.

Они оба узнали этот голос, и оба затаили дыхание. Послышались шаги, затем леди Джерси раздраженно осведомилась:

– И что теперь?

Аманда расширившимися от страха глазами посмотрела на Мартина, убрала его руку со своего лица и одними губами спросила:

– Кто?

Мартин едва заметно покачал головой. «Интересно, – подумал он, – сколько можно так простоять не шевелясь? Не издавая ни малейшего шума?»

Интересно, с кем это разговаривает Салли Джерси, главная великосветская сплетница? И что им здесь понадобилось? А самое главное, как долго они пробудут здесь?

Салли обходила комнату, стуча каблучками по полу. К счастью, она остановилась у камина.

Внезапно в коридоре послышались тяжелые шаги, и в следующее мгновение кто-то вошел в комнату.

– Салли! Что ты здесь делаешь одна?

Аманда насторожилась: это был голос Дьявола.

– Признаться честно, Сент-Ивз, я сама не знаю. – Аманда и Мартин услышали шорох бумаги. – Я получила записку, в которой меня просят прийти сюда, в библиотеку. В доме есть еще одна библиотека?

– Нет, насколько мне известно.

– Странно.

– Ты будешь ждать, или я могу проводить тебя в бальный зал?

– Даю тебе свою руку и следующий танец, если так уж сложилось.

– Как пожелаешь, – усмехнулся Дьявол.

В следующую секунду дверь за ними закрылась, и Мартин с Амандой снова остались одни.

– Господь всемогущий! – выдохнула Аманда, когда Мартин поставил ее на пол. – Это было… – Она посмотрела на письменный стол, вспомнила все, что произошло, вернее, не успело произойти, и покраснела. – Это было отвратительно.

53
{"b":"18127","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вернуться домой
Про глазки. Как помочь ребенку видеть мир без очков
Око Золтара
Счет
Метро 2035: Питер. Война
Метро 2035: Воскрешая мертвых
Зубы дракона
GET FEEDBACK. Как негативные отзывы сделают ваш продукт лидером рынка
Лохматый Коготь