ЛитМир - Электронная Библиотека

Кучер встал с помощью Мартина.

– Следующий город – Шеффилд.

– К сожалению, для мистера Кармартена это слишком длинный путь. Мы можем опоздать. К тому же я неуверен, что кто-нибудь откроет нам дверь в такой час.

– Понятно, – кивнул кучер. – Он выживет?

– Если повезет. Надо поскорее обработать рану и согреть его. В ближайшее время сильно похолодает.

Выяснив, что кучера зовут Онслоу, Мартин позвал Аманду.

– За Реджи присмотрит Онслоу, а я буду править.

Озадаченная, Аманда подошла к нему.

– А я? – спросила она, когда Мартин закрыл дверцу за Онслоу.

Мартин проводил ее к коляске.

– Это не мои лошади, и я гнал их во весь опор. Они довольно послушны, а сейчас к тому же сильно устали. Ты справишься с ними?

– Ты хочешь, чтобы я правила коляской? – удивленно посмотрела на него Аманда.

– Да. Это единственный способ сохранить их. Скоро подморозит, а я даже не вытер их после многочасовой скачки.

Только сейчас Аманда обратила внимание на то, что стало холоднее. Она поежилась и огляделась по сторонам.

– Где мы? И куда поедем?

– Мы в Скалистом крае[8] – здесь довольно высоко, поэтому и холодно, а к утру будет еще холоднее. – Он устало вздохнул и пристально посмотрел на Аманду. – Жизнь Реджи еще в опасности. Если нам удастся остановить кровь и согреть его, то, возможно, он выпутается. Но шок и сильная потеря крови привели к переохлаждению… нужно поскорее добраться до какого-нибудь населенного пункта.

У Аманды создалось впечатление, что он уговаривает скорее себя, чем ее.

– Так куда?

Неожиданно она сообразила, что он отлично знает, где они находятся. Ее догадка подтвердилась, когда он указал на западное ответвление дороги:

– Мы поедем туда. – Приподняв Аманду за талию, Мартин усадил ее в коляску, отвязал вожжи и подал ей. – Ты ведь сможешь править, да?

– Конечно!

– Следуй за мной на расстоянии десяти ярдов, не ближе – вдруг мне понадобится резко остановиться.

– А что там? – крикнула Аманда ему вслед.

– Хадерсейдж, – не оборачиваясь, ответил Мартин и через секунду добавил: – Мой дом.

При дневном свете путешествие до его дома было бы приятным, но сейчас, при свете луны, это оказалось самым настоящим испытанием. Лошади устали, Аманда, ехавшая в коляске вслед за каретой, была в страшном напряжении. Хорошо хоть, что дорога была широкой. Она шла четко на запад, то извиваясь между лесистыми холмами, то поднимаясь на склоны, то опускаясь вниз.

Они добрались до реки. Карета осторожно въехала на мост, а потом повернула на север. Аманда двинулась следом. Она полностью отпустила вожжи, полагаясь на лошадей. Чужие, с почтовой станции, они были не так послушны, как ей хотелось бы, однако до сих пор ей удавалось справляться с ними.

Деревня – несколько домиков, разбросанных по обе стороны от дороги, – спала. Когда они проехали мимо стоявшей в конце деревни церкви, Аманда почувствовала, что ветер усилился, и, оглядевшись, обнаружила, что впереди ландшафт меняется. Перед ней открывалась широкая долина с окружавшими ее отвесными скалами и залитой лунным светом рекой, которая текла вдоль дороги.

Карета ехала вперед. Подъемы чередовались со спусками. Что-то побудило Аманду вглядеться в склоны… и она увидела его. Дом, большой, длинный, стоял на склоне и прятался в тени нависавшей над ним скалы. В этом месте и река, и дорога поворачивали на запад, но Аманда не сомневалась, что их путь лежит вверх, к дому.

Она не ошиблась. Поднявшись по склону, они миновали тяжелые ворота и оказались в аллее из огромных вековых деревьев – в слабом свете она разглядела только дубы и вязы. Они напоминали часовых, встречающих путников. Задул ветерок, листья зашелестели. Казалось, деревья вздохнули, не угрожающе, а тоскливо.

А потом наступила тишина.

Аманда часто видела загородные поместья и растянувшиеся на мили частные парки ночью, но никогда в ней не возникало такого глубокого ощущения пустоты. Как будто кто-то коснулся ее бесплотными пальцами, но не пугающе, а с мольбой…

Аллея привела их к дому, и он возник перед ней, безмолвный, с закрытыми ставнями окнами – покинутый. Она мгновенно ощутила его тоску. Перед парадным входом была неухоженная лужайка, дальше, на склоне, она увидела фонтан и разросшуюся живую изгородь.

Протекающая в долине река была прекрасна даже сейчас, ночью. Пейзаж действительно был потрясающим. Диким, суровым и изумительно красивым.

Мартин направил карету в объезд дома, на задний двор. Аманда, с неохотой оторвавшись от восхитительного зрелища, последовала за ним. Наконец они остановились. Поставив коляску на тормоз, Аманда с облегчением вздохнула и только сейчас заметила, как сильно похолодало. Изо рта вырывались облачка пара. Спрыгнув на землю, она поспешила к карете.

Мартин направился к дому. Заглянув в карету и увидев ободряющий кивок Онслоу, она поспешила за ним.

Мартин стучал в дверь. Отойдя в сторону, Аманда заглянула в окно и увидела отблеск света.

– Кто-то идет, – сказала она, возвращаясь к Мартину.

– Да? – послышалось из-за двери. – Кто там?

Поколебавшись, Мартин ответил:

– Декстер.

– Деке?! – Звякнули задвижки, и дверь распахнулась. Старик с редкими растрепанными волосами поднял свечу и ошарашен но уставился на Мартина. – Господь всемогущий! Неужели это вы, мастер Мартин?

– Да, Колли, это я. – Мартин переступил порог и вместе с Колли прошел внутрь. – У нас двое раненых. Ты здесь один?

– Да, здесь только я. Я тут один с… гм… Марта Миггс уехала к брату на ферму, а я остался здесь присматривать за домом.

Миновав небольшую прихожую, они оказались в похожей на пещеру кухне. В углах висела паутина, и жилой выглядела только площадка перед очагом.

– Надо сначала развести огонь, – решительно заявила Аманда. – А потом позаботиться о ночлеге.

– Колли, это мисс Аманда, – поворачиваясь к ней, сказал Мартин. – Прошу тебя, делай все, что она прикажет. – Он внимательно оглядел кухню.

Колли обеспокоенно следил за ним, теребя концы вязаной шали, накинутой поверх ночной сорочки.

– Да у нас почти ничего нет, милорд.

Мартин мрачно кивнул.

– Придется обойтись тем, что есть. – Он направился к двери. – Разведи огонь. Я помогу раненым.

Аманда подошла к огромной чугунной печи.

– Как ее открыть?

– Вот здесь, я покажу вам, мисс, – поспешил к ней Колли.

Они разожгли огонь в печи, а затем по предложению Аманды Колли развел огонь в очаге. Старик медленно, но четко выполнял все указания, но без ее приказов он останавливался и нервно дрожал. Она нашла тряпку и вытерла сосновый стол, чтобы было куда положить Реджи. На стол она уложила подушки, взятые со старого кресла.

– Отлично, – сказал Мартин, укладывая Реджи на стол. Онслоу привалился к косяку. – Запри дверь.

Чувствуя, как тянет по ногам холодом, Аманда поспешно закрыла тяжелую дверь и задвинула щеколды. Вернувшись в кухню, она помогла Онслоу сесть в пыльное кресло. Колли уже ставил два чайника на огонь.

– Нам понадобятся бинты, – обратилась она к старику. – Есть тут старые простыни? Или полотенца?

Тот кивнул и ушел. Мартин осматривал рану Реджи, а Аманда – руку Онслоу, когда закипел первый чайник.

Следующие полчала они занимались ранеными. Аманда обмыла раны Реджи, потом к делу приступил Мартин. Он осторожно ощупал рану. Аманда наблюдала за ним, сжав руки в кулаки с такой силой, что побелели костяшки.

– Так я и думал. – Мартин взял протянутое Амандой полотенце. – Пуля прошла навылет, но ранение серьезное.

Они забинтовали рану, и Мартин сходил в карету за багажом. Порывшись в сумке Реджи, он вытащил ночную сорочку. Сняв с молодого человека окровавленную одежду, они одели его в чистое.

С Онслоу, ослабевшим, но сохраняющим ясность мысли, все было проще. Перебинтовав его, Мартин сказал:

– Я должен позаботиться о лошадях. Вы с Колли можете заняться постелями?

вернуться

8

Живописный холмистый район в северо-западной части графства Дербишир, национальный парк.

62
{"b":"18127","o":1}