ЛитМир - Электронная Библиотека

Слитые в единое целое, они были свободны в своей страсти. Их обволакивала таинственность ночи, лунный свет заливал их обнаженные, пылающие жаром тела. Оба учащенно дышали и остатками сознания пытались оттянуть кульминацию, продлить последние мгновения полного единения. Неожиданно Мартин резко вошел в нее и замер.

– Я никогда тебя не отпущу, – хрипло проговорил он. – Ты ведь это знаешь, да?

«Да» Аманды прозвучало еле слышно. Это была капитуляция, и лунный свет принес ее Мартину.

Аманда провела рукой по его бедру, как раньше гладила по щеке. Он прикоснулся губами к ее затылку. Закрепляя тем самым свою власть над ней.

И освобождаясь от узды, сдерживавшей его всю жизнь.

Он ощутил прилив сил, почувствовал, как эти силы вливаются в Аманду и возвращаются к нему. Желание стало слишком велико, оно сливало их души воедино, переполняло их и стремилось вырваться наружу. Наконец это произошло, и они вознеслись до небывалых высот. Аманда вскрикнула и забилась, закидывая голову. Мартин кончил одновременно с ней, его тело задергалось в последних толчках.

Мартин проснулся до рассвета и опять, как и в прошлый раз, обнаружил, что Аманда всем телом прижимается к нему. Только на этот раз им овладел восторг. Он закрыл глаза и нежился еще несколько мгновений, потом перекатился на бок и стал гладить Аманду. Она что-то пробормотала во сне, повернулась к нему лицом и обняла за шею. Он поцеловал ее и прошептал:

– Нам нельзя возвращаться в город вместе.

– М-м… не сейчас… еще чуть-чуть.

Не открывая глаз, Аманда покрепче прижалась к нему. Мартин обхватил ее рукой и предоставил новому дню вступать в свои права без его участия.

На то, чтобы добраться до Лондона, у них ушел почти весь день. Рука Онслоу еще не зажила, поэтому его оставили выздоравливать под присмотром Элли. Ехать решили в коляске. Мартин правил, Аманда сидела рядом с ним, а Реджи расположился на сиденье для ливрейного лакея.

Коляска уверенно катила на юг, а Мартин с Амандой обобщали то, что им удалось узнать, и сделанные ими выводы. Реджи внимательно слушал и вдруг мрачно заявил:

– Он не остановится, это точно. Если он готов убить ради того, чтобы замять дело, он не отстанет, когда вы появитесь в городе.

Мартин согласно кивнул.

– Вопрос вот в чем: надо ли, чтобы он знал, в кого именно попал, или пусть поволнуется?

Реджи был за второй вариант.

– В таком случае, – сказал Мартин, подстегивая лошадей, – нам придется вас спрятать.

Приняв такое решение, они объехали Лондон по окраинам, а когда на город уже опускались сумерки, въехали в центр с южной стороны парка и быстро свернули на аллею, ведущую к Фалбридж-Хаусу.

– Нас никто не видел, – подытожила Аманда.

– Во всяком случае, из тех, кто может нас узнать, – проговорил Реджи, выбираясь из коляски.

Мартин отдал вожжи груму.

– Как ваша голова? – спросил он у Реджи.

Реджи, который в этот момент растирал затекшую спину, на секунду задумался и ответил:

– Не так плохо, как было. Свежий воздух, кажется, пошел мне на пользу.

– Отлично. Джулс, мой слуга, осмотрит рану. У него есть испытанные средства для лечения ран.

Аманда взяла Реджи под руку и потянула его к дому.

– Надеюсь, уж Джулс знает, как заваривать чай.

Позже, когда Джулс, перебинтовав рану Реджи и объявив, что заживление проходит нормально, накормил всех вкусным и даже экзотическим ужином, Аманда, Мартин и Реджи расположились в библиотеке, чтобы разработать план.

Еще по дороге домой они пришли к единому выводу, что нужно привлечь к этому делу Люка Эшфорда. Написав записку, Мартин отправил ее в Эшфорд-Хаус, и они приступили к решению более срочных проблем.

– Реджи может остаться здесь: с одной стороны, он будет надежно спрятан, а с другой – находиться в центре событий.

Реджи, бродивший по комнате и разглядывавший всякие диковинки, согласился:

– Всем известно, что я уехал с Амандой. Если ты скажешь, что я поехал к друзьям, которые живут на севере, никто ничего не заподозрит.

– Кроме твоей мамы, – напомнила Реджи Аманда, уютно устроившаяся в углу кушетки. – Она мне не поверит. И вряд ли ты захочешь, чтобы я сообщила ей о твоей дыре в голове.

– Господи Боже мой! – побелел Реджи. – Я напишу записку. Скажи ей, что я поехал к друзьям. Она поверит.

– Я отвезу тебя домой чуть позже, – повернулся Мартин к Аманде. – Твой отец уже вернулся из путешествия?

Мысленно подсчитав, Аманда кивнула.

– А зачем он тебе?

– Он должен знать правду. – Аманда нахмурилась, но Мартин предостерегающе поднял палец: – Я собираюсь жениться на тебе, а с ним еще не говорил.

Аманда понимала, что он прав, поэтому спорить не стала, но подумала про себя, что обязательно будет присутствовать при встрече отца – Кинстера до мозга костей – и будущего мужа, не менее властного и непреклонного человека. Это будет потрясающее зрелище, и она не откажет себе в удовольствии быть зрителем.

Мартин сделал четыре копии списка подозреваемых. Он заканчивал последнюю, когда позвонили в парадную дверь. Мартин встал и отдал одну копию Аманде, а Реджи сам подошел к нему за листком.

Дверь в библиотеку открылась, и на пороге появился Джулс.

– Виконт Калвертон, – объявил он с сильным акцентом.

Вошел Люк. Он пристально оглядел помещение, прежде чем остановить взгляд на троице, собравшейся у камина. Джулс поспешно выскользнул в коридор и закрыл за собой дверь. Люк не смог скрыть своего удивления, когда узнал Аманду и Реджи. Еще большее удивление у него вызвала повязка на голове Реджи.

– Господи! Что с вами?

– В меня стрелял один ваш родственничек, – мрачно изрек молодой человек.

– Что?! – не поверил своим ушам Люк и посмотрел на Мартина. – Декстер, я получил твой… приказ прибыть. И вот я здесь.

Мартин усмехнулся и жестом пригласил его сесть.

– Приношу извинения за стиль – нужно было, чтобы ты поскорее пришел.

Люк удивленно вскинул брови, но Мартин больше ничего не сказал, поэтому он, как всегда грациозно, прошел к креслу и сел напротив Аманды. Бросив на нее тяжелый взгляд, он спросил:

– Зачем?

– Я только что вернулся из Хадерсейджа. – Мартин вкратце поведал все, что они узнали. Люк внимательно слушал и не перебивал. Мартин, как бы предвосхищая его вопросы, время от времени углублялся в детали. Закончил он рассказом о том, как его родители узнали правду и тщетно пытались разыскать его. Напоследок он сообщил, что принял твердое решение выяснить, кто из родственников совершил преступление. На этом он замолчал и стал ждать.

Люк тяжело вздохнул:

– Прими мои извинения. Мне следовало бы догадаться раньше, но… честно признаться, в то время я не знал, что и думать.

– Бывает, – грустно усмехнулся Мартин. – То же самое могу сказать и про тебя.

Прошла секунду, прежде чем до Люка дошли его слова.

– Ты думал, что это я?!

– Ну, я знал, что я этого не делал. К тому же я только вчера узнал, что Сару принудили. Если не я, то самым вероятным кандидатом оставался ты.

У Люка вытянулось лицо.

– Но я относился к ней точно так же, как ты: как к младшей сестре. Чтобы пойти на такое… это все равно что возжелать Эмили или Энн. – Его передернуло.

– Верно.

Мартин сел на кушетку и закинул руки на спинку так, чтобы касаться волос Аманды.

– Мы начали с того, что определили поле деятельности. – Он указал на две оставшиеся копии. – Убийцей, насильником и тем, кто стрелял в Реджи, является один и тот же человек. – Он рассказал, как они воспользовались книгой записей отца.

Люк, хорошо помнивший эту книгу, взял список и просмотрел его.

– Это не могут быть Джайлс и Камерон, – он, глядя на Мартина. – Я останавливался у Милликенса недалеко от Дерби и поэтому добрался до Хадерсейджа к середине утра. Когда я шел по двору, Джайлс и Камерон выходили из дома с ружьями и корзиной с едой. Они позвали меня с собой, и я согласился. Я был с ними весь день. А вернулись мы в сумерках. – Он сокрушенно покачал головой. – Когда страсти уже улеглись и решение было принято. Нам запретили даже пытаться поговорить с тобой. Тебя увезли час спустя.

74
{"b":"18127","o":1}