ЛитМир - Электронная Библиотека

Жаклин упрямо вскинула подбородок. Это ее дом, и если в саду лежат незахороненные мертвецы, она сама должна узнать обо всем.

Сердце неприятно билось, подступив почти к самому горлу; голова слегка кружилась. Тяжелые облака накрыли небо, превратив солнечное мирное утро в мрачный, гнетущий день. Вдалеке уже слышались раскаты грома, и на горизонте сверкали огненные стрелы молний.

Когда они покинули деревянную беседку и зашагали через виноградники сада Диониса, она вдруг обрадовалась, что длинные пальцы Джерарда сжимают ее локоть, не давая упасть.

Перед тем как их найти, Барнаби предупредил Тредла и отца Жаклин, так что, когда они вошли в сад Аида, впереди уже слышались голоса. У обрушившегося карниза стояла группа мужчин, среди которых были лорд Трегоннинг, Тредл, старший садовник Уилкокс с двумя помощниками, вооруженными лопатами, и старший конюх Ричардс.

Девушка остановилась на тропинке. Барнаби стал подниматься наверх. Джерард взглянул на Жаклин и предпочел остаться рядом.

Отец поговорил с Барнаби, повернулся и увидел дочь. Барнаби, по-видимому, что-то предложил. Отец, поколебавшись, кивнул и стал осторожно спускаться вниз. Тредл шагал рядом, готовый в любую минуту подхватить его под руку. Барнаби шел следом.

Добравшись до тропинки, бледный, тяжело дышавший лорд Трегоннинг одернул сюртук и тяжело оперся на трость.

– Прости, дорогая. Но это чудовищное зрелище ...

Жаклин вцепилась в его плечо.

– Кто это?

Отец печально покачал головой.

– Мы пока что не уверены, – вздохнул он и, подняв правую руку, разжал кулак. – Мистер Адер спрашивал, не узнаешь ли ты это?

На ладони отца лежали карманные часы.

Жаклин долго молчала: не хватало воздуха, и слишком сильно колотилось сердце. Потом протянула руку: не для того, чтобы взять часы. Для того, чтобы счистить грязь с гравировки на закрытой крышке. Жаклин наклонилась ниже, всмотрелась ...

– Это часы Томаса.

Гулкий рев ударил в уши, и перед глазами все потемнело.

Глава 8

Она не знала, сколько пробыла без сознания. А когда пришла в себя, оказалось, что лежит в гостиной на диване. Стоявшие рядом Миллисент, Джерард и Барнаби о чем-то тихо переговаривались.

Заметив, что Жаклин пытается встать, Миллисент тут же ринулась к ней.

– Тебе следует еще немного полежать, дорогая. Ты была в глубоком обмороке, когда мистер Деббингтон принес тебя сюда.

Жаклин, с трудом повернув голову, взглянула на Джерарда.

– Спасибо.

Лицо его оставалось каменным.

– Если хотите поблагодарить меня, не вставайте.

Миллисент, пораженная его тоном, растерянно моргнула.

– Э ... может, принести воды, дорогая?

– Лучше чая.

– Да, разумеется, – кивнула Миллисент, поспешив к сонетке.

Под неотступным взглядом Джерарда Жаклин опустилась на подушки.

– Мистер Адер, что происходит?

Барнаби оглянулся на Джерарда и шагнул ближе.

– Ваш отец послал письмо местному судье. Тем временем Уилкокс и Ричардс руководят ... э ... э ... эксгумацией.

Ледяной озноб прошел по спине.

– Возможно ли узнать ... может кто-то сказать, когда он был убит? Или каким образом? Его застрелили?

Барнаби снова уставился на Джерарда. Тот вздохнул и; жестом показав другу на ближайшее кресло, устроился на другом конце дивана.

– Раз уж она так решительно настроена, может, лучше обсудить это здесь и сейчас?

Вернувшаяся Миллисент тоже опустилась на кресло и сказала:

– Не вижу причин делать вид, будто в саду не найден мертвец и что это не тот бедный мальчик, Томас Энтуистл. Уверена, что Жаклин будет спокойнее, если мы подойдем к этому вопросу как здравомыслящие люди.

– Совершенно верно, – кивнула Жаклин. Благодарение Господу за здравомыслящую тетку!

Она снова взглянула на Барнаби: похоже, он единственный, кто знал все.

– Известно, когда он ... Томас ... умер?

– Только то, что это было давно, – поморщился Барнаби. – Не меньше года, а возможно, и больше. Когда его видели в последний раз?

Девушка задумалась, мысленно считая месяцы:

– Два года и четыре месяца назад.

– В таком случае, вероятнее всего, он был убит в тот день. Он как раз был здесь, не так ли?

Ее снова передернуло от озноба.

– Да. Он был со мной. Я была последней, с кем он говорил ... совсем как в случае с мамой.

Барнаби нахмурился.

– Однако это вряд ли означает, что вы его убили, – уверенно заявил он, пожав плечами.

Джерард и Жаклин удивленно воззрились на него.

Барнаби помрачнел еще больше.

– А в чем дело?

– Пока что ни в чем, – заверил Джерард. – А что ты еще выяснил?

– Видите ли, Томаса убили булыжником. Большим булыжником. – Он даже развел руки, чтобы показать, каких именно размеров был булыжник. Около двенадцати квадратных дюймов. – Примерно вот таким. Кто-то поднял его с земли и разбил бедняге затылок.

Жаклин поежилась. Но Томас мертв, погиб давным-давно, а ей необходимо знать правду сейчас.

– Я провожала его по тропе, которая ведет к конюшням. Мы расстались в саду Геркулеса. Почему ... почему он оказался в саду Аида? Это довольно далеко от конюшен.

– Совершенно верно. – Барнаби постучал по ручке кресла. – Итак, вы простились в саду Геркулеса, то есть не доходя до перекрестка тропинок, одна из которых ведет вдоль северного гребня через сады Геркулеса, Деметры, Диониса и Аида.

– Это так, – согласилась девушка. – Я не собиралась спускаться с террасы, но все же прошлась с Томасом до границ сада.

– Раз так, кто-то неизвестный мог встретить Томаса в гуще сада без вашего ведома.

– Что же, это вполне вероятно, – вздохнула девушка. – А вы услышали бы голоса, заговори он с кем-то?

– Нет, если речь идет о той тропинке, которую вы имеете в виду: к тому времени как он до нее добрался, я уже была на террасе и не узнала бы, что он с кем-то встречается, разве что Томас вскрикнул бы, да и то неизвестно, донесся бы его голос до дома: ветер обычно дует в другом направлении.

– Сомневаюсь, что он успел крикнуть.

– Почему ты так считаешь? – оживился Джерард.

– Потому что ... видите ли, Томас был довольно высок, не так ли?

Жаклин кивнула:

– Примерно такого роста, как Джерард, только стройнее.

– Судя по тому, что удар нанесен сзади, убийца стоял у него за спиной и, скорее всего, был выше его ростом. Думаю, Томас не подпустил бы к себе незнакомого мужчину. Значит, он был знаком с убийцей.

Джерард увидел, как от лица Жаклин отлила краска.

– Так это был мужчина? Не женщина?!

– Женщина? – изумился Барнаби и, немного подумав, решительно покачал головой: – Ни в коем случае! Тот, кто орудовал этим булыжником, должен обладать немалой силой. Большинству женщин трудно просто удержать камень таких размеров. И поскольку Томас был высок, даже стоя над ним, на самой крутой части тропы, пришлось бы поднять камень на вытянутых руках, чтобы с такой силой опустить его на голову ничего не подозревавшей жертвы. Поймите, он был убит одним ударом!

Тихий, потрясенный стон сорвался с губ Миллисент.

Барнаби, покраснев, обернулся к ней:

– Прошу прощения. Но, так или иначе, это не могла быть женщина, во всяком случае, обычная. Такое по плечу разве только великанше, но если в округе таковой нет, значит ...

Барнаби не договорил, ограничившись извиняющейся улыбкой и явно пытаясь смягчить напряжение момента.

– Хочешь сказать, – вмешался Джерард, – что Томас был убит мужчиной и почти наверняка знакомым.

Барнаби кивнул:

– Это кажется вполне разумным заключением.

Двери гостиной распахнулись. Барнаби и Джерард поднялись при виде лорда Трегоннинга и пожилого джентльмена, с которым они ранее не встречались. Жаклин села и опустила ноги на пол. Джерард подал ей руку и помог подняться. Ему не нравились бледность и напряжение, сковавшее девушку, поэтому он положил ее руку себе на рукав и накрыл ладонью. Миллисент тоже встала и шагнула к племяннице.

32
{"b":"18128","o":1}