ЛитМир - Электронная Библиотека

Прежде чем Джерард успел перевести разговор на более безопасные темы, Перри спросил, были ли они в Кью-Гарденз [2].

В устах Перри, повесы, который редко видел солнце и предпочитал проводить время в увеселительных заведениях, вопрос казался настолько странным, что и Джерард, и Люси потрясенно уставились на него.

– Нет! – весело ответила Жаклин. – Но слышала, что эти сады поистине впечатляющи.

– А мне рассказывали то же самое о садах у вас дома, – заметил Перри. – Возможно, вам захотелось бы как-нибудь днем увидеть Кью и сравнить?

– Нет, – твердо вмешался Джерард, кладя ладонь поверх руки Жаклин. – Боюсь, у нас не будет времени: сеансы довольно утомительны.

– Но я не позирую днем, – удивилась Жаклин.

– С завтрашнего дня начнем, – отрезал Джерард.

– Но ...

– Нам только не хватало лишних веснушек.

Жаклин не знала, что ответить: у нее не было ни единой веснушки, и Джерард прекрасно это знал.

С другого конца зала раздались звуки скрипок.

– Возможно, в другой раз, – жизнерадостно заверил Перри. – Ну а пока, если удостоите меня чести ...

– Боюсь, я и тут опередил вас, старина.

Джерард стиснул пальцы Жаклин, но, поймав ее взгляд, поднес их к губам.

– Насколько я полагаю, это мой танец?

Первое, что пришло ей в голову, – отказать ему. Наотрез. Он понял это по ее глазам. Но то, что она увидела в его глазах, тут же убедило ее согласиться, и как можно скорее.

– Прошу прощения, – обратился он к Люси и Перри.

– Разумеется, – прошипела Люси, сверля негодующим взглядом Перри, который ничего не замечал.

Джерард повел Жаклин в круг танцующих и закружил в вальсе. Если у него еще осталось хоть немного рассудка, лучше промолчать. Да и что он мог сказать?

– Откуда такое внезапное желание общаться с незнакомыми людьми?

Даже ему самому вопрос показался идиотским; хуже того, тон явно был агрессивным.

Стоило ли удивляться, что Жаклин уставилась на него широко раскрытыми глазами:

– Ты это о чем? Они всего лишь гости. Я считала, что нужно быть приветливой.

Он прикусил язык и снова закружил ее в танце. Тихий шелест юбок о его брюки, ощущение ее податливого тела успокоили его неожиданное раздражение. Из-за чего он так взбесился? Из-за нескольких слов? Или потому что она кокетничала с Перри?

Ответ, тут же промелькнувший в мозгу, ему не понравился.

Притянув ее к себе еще ближе, он отдался наслаждению вальсировать с Жаклин. Вращение, словно кокон, ограждало его от времени и пространства, оставляя одиноким среди толпы.

Наедине с ней – именно это он предпочитал. До сих пор он считал себя животным общественным, но когда речь заходила о Жаклин, каждый день обнаруживал все новые аспекты своей натуры.

Жаклин продолжала молчать, радуясь ощущению безопасности и обдумывая только что случившееся. Решившись, она подняла глаза на Джерарда:

– Я не ошиблась, и между лордом Каслтоном и миссис Атвелл действительно существует понимание определенного рода?

– Да, – сухо обронил он.

– Понятно.

Девушка отвернулась. Не дав Каслтону танцевать с ней, Джерард уберег ее от неприятной конфронтации с миссис Атвелл. Прекрасно. Он вел себя не как собственник, а как защитник, правда, иногда трудно отличить одно от другого.

Она наскоро пересмотрела план, все еще казавшийся жизнеспособным. Правда, следовало бы внести кое-какие исправления. В следующий раз придется найти кого-то, чтобы развлечь Джерарда. Вернее, того, кого он будет готов развлечь.

В конце танца они по взаимному согласию возобновили прогулку.

Найти человека, которого Джерард согласился бы развлекать, оказалось вовсе не легко, как надеялась Жаклин, но, наконец, ее старания увенчались успехом, и идеальная компания была найдена!

– Миссис Уэнрайт, какое удовольствие видеть вас!

Девушка с улыбкой присела перед элегантной матроной, а заодно обменялась приветствиями с ее незамужними дочерьми, Хлоей и Клер. Жаклин не раз встречала всю троицу во время визитов и на музыкальных утренниках.

Семья хорошо знала Пейшенс и Джерарда; их дом находился рядом с поместьем Джерарда в Дербишире. Джерард поцеловал дамам руки и поклонился. Глаза девиц загорелись: они немедленно стали расспрашивать его о лошадях.

В восторге оттого, что обнаружила таких молодых дам, не только подходящего возраста, но и абсолютно порядочных, разумных, способных составить компанию Джерарду, Жаклин обратила внимание на последнего члена компании: красивого, хорошо одетого джентльмена, в чьих чертах отчетливо проявлялось сходство с девушками. Видимо, это их старший брат Руперт. Жаклин уже о нем слышала.

– Здравствуйте, – улыбнулась она. – Вы, должно быть, Руперт?

– Признаюсь, так оно и есть. – Руперт с восторженной улыбкой грациозно поклонился. – И все истории, которые oбo мне рассказывают, возможно, чистая правда.

Жаклин рассмеялась.

– Я слышал, что вы позируете Джерарду, – блистательная удача. Поздравляю! Кстати, у вас было время полюбоваться Лондоном?

– Немного ... возможно, не столько, как хотелось бы, но ...

Джерард болтал с девицами Уэнрайт, одновременно краем уха прислушиваясь к ее беседе с Рупертом. Он знал Руперта, знал некоторые его качества, но сегодня тот вел себя примерно: как всегда, под орлиным взором матушки.

Убедившись, что миссис Уэнрайт действительно следит за Рупертом, Джерард расслабился и целиком погрузился в разговор с девушками, поскольку знал их всю жизнь. И совершенно не заметил опасности, пока не стало слишком поздно.

– О, снова музыка! – объявил Руперт, отвесив Жаклин поклон. – Не могу ли я соблазнить вас на танец?

– Спасибо, с удовольствием. – Жаклин ослепительно улыбнулась и подала Руперту руку.

Нет, этому не бывать!

Джерард едва не набросился на Руперта. Миссис Уэнрайт напряглась и нервно заерзала. С нарастающей паникой Джерард наблюдал, как Жаклин, ни на что не обращая внимания, смеется и болтает с Рупертом, который вел ее в центр зала ...

Джерард протянул руку Хлое.

– Надеюсь, вы тоже удостоите меня чести, мисс Уэнрайт?

И едва дождавшись согласия, последовал за первой парой. Даже танцуя с Хлоей, он не отрывал взгляда от Жаклин и Руперта и старался держаться к ним как можно ближе.

– До конца танца все равно ничего не случится, – вздохнула Хлоя, обреченно поднимая глаза на партнера. – Руперт пользуется танцами, чтобы завлечь их, вы знаете, какой он. Когда музыка закончится, девушка обязательно захочет узнать, что он изобрел на этот раз, в полной убежденности, что ему можно доверять.

– Как знают почти все, доверять ему опасно.

– Совершенно верно. Если ничего нельзя сделать, пока танец не закончится, я буду крайне благодарна, если вы прекратите глазеть на них и уделите некоторое внимание тому, что мы делаем, – прошипела Хлоя, дернув его за рукав: они едва избежали столкновения с другой парой.

– Извините, – пробормотал Джерард, краснея, чего с ним не случалось вот уже много лет.

Он честно пытался выполнить приказ Хлои, сознавая, что девушка права, но логика не могла взять верх над темными порывами его души:·он то и дело бросал взгляды на Жаклин. Весело смеясь, она кружилась по паркету в объятиях Руперта Джерард, стиснув зубы, ждал окончания вальса.

А Жаклин тем временем гадала, способен ли любой другой мужчина сравниться с Джерардом. Она невольно оценивала Руперта и, несмотря на очевидное обаяние, находила не слишком интересным. Жаклин сама не могла сказать почему, просто это совсем не то, что вальсировать с Джерардом.

Вздыхая про себя, она продолжала отвечать на вопросы Руперта. Язык у него действительно хорошо подвешен! Они касались различных тем; наконец он заговорил о садах.

Жаклин понятия не имела, почему все считают, будто она так уж интересуется садами. Да, сады Хеллбор-Холла поистине фантастичны, но она выросла в них и принимала необычайную красоту как должное.

вернуться

2

Большой ботанический сад, находится в западной части Лондона, основан в 1759 г.

74
{"b":"18128","o":1}