ЛитМир - Электронная Библиотека

Хотя покрой платья был вполне уместен для девушки старше восемнадцати лет, груди Жаклин наполняли лиф до такой степени, что приковывали к себе взгляды каждого джентльмена. Впрочем, если не считать Барнаби, остальные двое казались безразличными к чарам девушки. Привычка к давно знакомому или ...

Но Митчел Каннингем совершенно игнорировал сестер Майлз и бросал короткие, очень короткие взгляды на Элинор Фритем. Элинор действительно была красива, правда, чуть старше Жаклин и в совершенно ином стиле: высокая, стройная, с алебастровой кожей и длинными, очень светлыми волосами и небесно-голубыми глазами, обрамленными темными ресницами. Она бессовестно строила глазки Барнаби и неприкрыто с ним кокетничала.

Заметив очередной быстрый взгляд Каннингема, Джерард мысленно напомнил себе рассказать все Барнаби, хотя бы во имя мирного существования, которое тот ценил так же высоко, как он сам.

Впрочем, такое поведение Каннингема можно было почти наверняка отнести на счет второго джентльмена в компании, Джордана, старшего брата Элинор. Заносчивый джентльмен лет двадцати пяти стоял между своей сестрой и девицами Майлз. Заметив его надутый вид, Джерард скрыл улыбку: в голове мгновенно возник набросок, озаглавленный «Петушок из местного курятника крайне недоволен появлением чужих в его владениях».

Да, он и Барнаби вторглись в его царство, но насколько мог сказать Джерард, «петушка» раздражало внимание, которое сестра уделяла Барнаби. Он старался не выказать своих эмоций, но жесткий блеск глаз и подергивающиеся тонкие губы выдавали, как он зол.

– И когда Монтейт примчался к финишу, изо всех сил погоняя лошадей и воображая, что победил, его уже ожидал Джордж Брэгг, спокойно стоявший, опершись на хлыст.

Сестры Майлз ахнули. В глазах Элинор Фритем мелькнули смешливые искорки. Барнаби с чарующей улыбкой закончил рассказ о последнем скандале на бегах среди джентльменов.

– Монтейт, разумеется, был вне себя, но оспорить победу Брэгга вряд ли было возможно. Пришлось делать хорошую мину при плохой игре.

– О, как, должно быть, это его ранило! – покачала головой Элинор, легонько хлопнув в ладоши.

– Вы правы, – заверил Барнаби. – Монтейт немедленно сбежал в свои шотландские горы, и с тех пор его никто не видел.

Джерард знал эту историю: он сам был при этом. Джордан Фритем пренебрежительно отозвался о лондонских лошадях. Джерард не расслышал ответа Барнаби. Жаклин повернулась к нему, явно пытаясь рассмотреть.

Он опустил глаза и встретился с ее откровенно оценивающим взглядом.

– И· вы тоже склонны проводить время подобным образом, мистер Деббингтон?

Она совсем забыла, что перед ней мужчина.

Джерард вложил в улыбку всю силу своего обаяния и заметил, как она растерялась.

– Нет, – пробормотал он – у меня есть куда более интересные занятия.

На секунду их взгляды скрестились, но шелест юбок дал ей предлог отвести глаза. И вдохнуть. Глубоко.

Он остро ощущал ... ощущал до самых кончиков пальцев, как вздымаются ее груди.

Оказалось, что им помешала леди Фритем, которая пришла позвать Элинор и Джордана. Миссис Майлз неохотно последовала ее Примеру, после чего компания распалась.

Миллисент, Митчел и Жаклин отправились провожать гостей к экипажам. Джерард и Барнаби следовали за ними в нескольких шагах.

– По-моему, они не представляют особой угрозы, как по-твоему? – спросил Барнаби.

– Я сосредоточился на Жаклин Трегоннинг.

– Я заметил. – Глаза Барнаби весело блестели. – Художник, без ума влюбленный в модель: не слишком оригинальный сюжет.

– Вовсе не влюбленный, идиот ты этакий. Просто поглощенный созерцанием. В ней есть куда больше, чем кажется на первый взгляд.

– От меня по этому поводу ты возражений не дождешься. Что же касается моего утверждения ... – Барнаби послал ему настороженный взгляд, который он предпочел проигнорировать, – поживем – увидим.

В холл вошла миссис Карпентер.

– Мистер Деббингтон, мистер Адер, ваши комнаты готовы. Не соизволите пойти со мной посмотреть, подойдут ли они?

– Уверен, что подойдут, – улыбнулся Джерард и, бросив последний взгляд на машущую рукой Жаклин, повернулся и вместе с Барнаби последовал наверх за миссис Карпентер.

Как и утверждал лорд Трегоннинг, она и ее штат оказались на диво проворными: комната, в которую она привела Джерарда, находилась в коридоре первого этажа, рядом с лестницей, которая вела в старую детскую.

– Тредл велел лакеям передвинуть всю тяжелую мебель. Завтра с утра я заставлю горничных все убрать. Может, вы заглянете туда после завтрака и дадите мне знать, понравилось ли, как мы все устроили?

– Благодарю, миссис Карпентер, и вас, и Тредла. Встретимся после завтрака.

Миссис Карпентер почтительно присела и вышла. Джерард повернулся и оглядел комнату. Большая, с креслами перед широким камином и гигантской кроватью, установленной на возвышении в противоположном конце. Дверь рядом с камином вела в гардеробную, из которой уже выглядывал Комптон. Увидев хозяина, он кивнул и удалился распаковывать багаж.

Барнаби отвели точно такую же комнату и в том же крыле, но ближе к парадной лестнице. Джерард подошел к открытой двери гардеробной и заглянул:

– Все, как мы привыкли?

– Совершенно верно, сэр.

Комптон работал у него восемь лет. Ветеран кампании на Пиренейском полуострове, ему было почти сорок.

– Хозяйство ведется прекрасно, И люди приятные. По крайней мере, слуги, – заметил Комптон, ·вопросительно глядя на хозяина.

– Что же до господ, – заметил Джерард, отвечая на невысказанный вопрос, – все кажется достаточно приличным, но только на первый взгляд. Кстати, какое место тут занимает Каннингем?

– Во всяком случае, обедает он вместе с семьей, – заверил Комптон и, чуть помедлив, осведомился: – Желаете, чтобы я расспросил?

– Не о нем. Но докладывай все, что узнаешь о молодой мисс Трегоннинг: мне необходимо познакомиться с ней получше и как можно быстрее.

– Будет сделано. А теперь что вы наденете вечером? Коричневый фрак или черный?

– Черный, – решил Джерард, немного подумав, и пока Комптон выкладывал его вечернюю одежду, вернулся в спальню и шагнул к стеклянным дверям, открывавшимся на балкон.

Закрытый полукруглый балкончик шел вдоль половины спальни, Из-за странной формы дома и угла, под которым была расположена соседняя комната, с балкона были не видны другие помещения, и наоборот: ни балкон, ни спальню было невозможно разглядеть из остальных комнат. Отсюда открывался поразительный вид на сады.

Джерард вышел на балкон и потрясенно застыл. Даже в полумраке приближавшихся сумерек сады казались ожившим волшебством: фантастические формы и множество сказочных пейзажей были разбросаны по долине. Один плавно перетекал в другой, третий ... и так до бесконечности.

Море на горизонте переливалось золотом в лучах заходящего солнца, и прозрачно-голубой прибой разбивался о скалы, нависшие над узким берегом залива. Он медленно обвел глазами сады, отмечая, что по мере приближения к дому они становятся все более ухоженными. На одном холме был устроен сад камней, рядом раскинулся сад в итальянском духе, тут же белели скульптурные группы; на другом холме возвышались сосновые насаждения.

До него доносилось веселое журчание воды по камням.

Глянув вниз, он увидел под балконом террасу. Терраса окружала дом со стороны долины. С нее тоже можно было любоваться садами; Джерард различил несколько лестниц, ведущих вниз. Ближе к середине дома густая темная растительность подступала к самой террасе и, скорее всего, теснилась даже под ней.

Видимо, это и был знаменитый сад Ночи. Завтра он пойдет туда.

Джерард попытался сосредоточиться на мыслях о саде, но обнаружил, что способен думать только о Жаклин Трегоннинг.

Как завоевать ее доверие, как узнать все, что он хотел знать? Размышляя, как можно подступиться к молодой леди, которая оказалась вовсе не такой банально-обыденной, как он легкомысленно предположил, Джерард вернулся в комнату и рассеянно закрыл за собой дверь.

9
{"b":"18128","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
С любовью, Лара Джин
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Опасное увлечение
Слишком красивая, слишком своя
Шаг над пропастью
Искушение архангела Гройса
Дама с жвачкой
Время злых чудес
Секрет лабрадора. Невероятный путь от собаки северных рыбаков к самой популярной породе в мире