ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бессмертный
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
Земное притяжение
Великий русский
Блог на миллион долларов
Любовница Синей бороды
Женщина справа
Тайна тринадцати апостолов
Траблшутинг: Как решать нерешаемые задачи, посмотрев на проблему с другой стороны

Он пристально смотрел на нее, но продолжал хранить молчание. Она приподняла бровь:

— Итак?

— Я еще не решил.

— Посредник предложил жокею двести пятьдесят фунтов. Для жокея это целое состояние. Маловероятно, чтобы он передумал.

Демон хмыкнул. Флик приняла это как согласие.

— Это значит, что ваша лошадь скорее всего победит. — Она поймала его взгляд. — Вы оказались в неловком положении, верно?

Он выпрямился.

— Я бы сказала, в ужасном положении, — не дав ему ответить, сказала Флик. — С одной стороны, надо выручать Диллона, с другой — вы ответственны перед Жокейским клубом. Придется выбирать между верностью своему слову и честью. Что вы предпочтете?

Он несколько секунд смотрел на нее.

— Не знаю, — ответил Демон и снова стал расхаживать перед камином. — Я как раз обдумывал это, когда ты постучала в окно.

В его взгляде мелькнуло любопытство. Она усмехнулась:

— Значит, я пришла весьма кстати. Необходимо все взвесить. Продумать варианты.

— Нет никаких вариантов. Участие моей лошади в скачках лишь осложняет положение. Мой долг, как члена Жокейского клуба, сообщить комитету о возможном мошенничестве, чтобы предотвратить его.

— Согласна, но… — Она замолчала, вопросительно глядя на Демона. — Но могу ли я… можем ли мы скрывать эту информацию до скачек, чтобы установить связь посредника с синдикатом?

— Вот именно. Скачки в следующем месяце. А распорядители могут их отменить даже в том случае, если мы их предупредим перед самым началом.

— Не обязательно перед самым началом. Можно и за неделю, тогда пять недель, останется на то, чтобы разоблачить синдикат.

— Пять недель? Слишком много.

Флик торжествовала победу. Он говорил не «я», а «мы». Значит, не отстранил ее от участия в расследовании. Разве не этого она добивалась, явившись сюда?

Демон был явно заинтригован. Впервые он встретил женщину, имеющую четкое представление о понятиях долга и чести, связанных в данном случае с его положением. Не говоря уже о том, что она хорошо разбиралась в скачках, в братстве и его традициях.

И обсуждали они все эти вопросы поздно вечером, в его гостиной, в нарушение всех правил приличия.

Он отошел от камина и направился к ней.

Флик вся горела от нетерпения.

— Надо начать поиски этого посредника прямо сейчас.

— Его уже ищут. Трое моих людей. Во всех тавернах и на постоялых дворах.

Она радостно ему улыбнулась:

— Превосходно! А потом?

— А потом… — Демон потянулся к ее руке, и она охотно ее ему подала. Он помог ей подняться. — Потом мы начинаем слежку за ним, выясняем, что нам нужно, и разоблачаем всю шайку мошенников.

Оказавшись в плену его взгляда, она только и могла произнести:

— О!

Демон напряженно улыбнулся, взял ее руку и почувствовал, как она задрожала.

— Мы найдем посредника и будем за ним следить. — Полуприкрыв глаза, он перевел взгляд на ее губы — нежные, розовые, блестящие, сочные. — Пока он не выведет нас на синдикат. И только тогда сообщим распорядителям то, что им следует знать.

Говоря «мы», Демон отнюдь не имел в виду ее, но об этом он скажет ей завтра. Зачем портить такой замечательный вечер?

Он посмотрел ей в глаза и изумился тому, какой мягкий у нее взгляд. Они стояли, соединив руки, глядя друг другу в глаза. Он ласково погладил ее руку.

Ее губы приоткрылись, у нее перехватило дыхание…

Но она тут же высвободила руку.

— Мне пора.

От неожиданности он отпустил ее.

Флик шагнула к окну и оглянулась:

— Увидимся завтра, в конюшне.

— Обязательно.

Она быстро раздвинула шторы. Демон потянулся через ее голову и раздвинул их шире.

Флик потянула оконную ручку. Безрезультатно.

Демон встал у нее за спиной и взялся за створки.

Она оказалась между ним и окном. Его пальцы легли на ее руки. Она их отдернула и замерла, обнаружив, что оказалась в плену.

Он медленно открыл окно. Флик обернулась и посмотрела ему в глаза.

— Желаю вам доброй ночи.

В ее голосе был лед. Она села на подоконник, спиной к нему, Демон улыбнулся — медленно, напряженно.

В следующее мгновение она спрыгнула и скользнула в темноту.

— До свидания.

Настала очередь Демона торжествующе улыбнуться. На этот раз она вырвалась от него. Но он ей небезразличен. Все признаки налицо.

Он постоял у окна, глядя в темноту и мечтательно улыбаясь. И вдруг опомнился, вернувшись к реальности, и похолодел.

Весь его пыл мгновенно погас.

Что на него нашло?

Он встал до рассвета и поехал в конюшню. Карразерс рвал и метал, услышав, что лишился услуг лучшего наездника, который когда-либо на него работал. Демон не остался смотреть тренировки лошадей. Медленно поехал к своей ферме. По той же дороге, что вела к коттеджу.

Легкий туман окутывал живые изгороди и луга. Вскоре взошло солнце и позолотило все вокруг. Флик возникла из позолоченной дымки: сонный мальчишка-грум на старом коньке, направляющийся на работу. Демон остановил лошадей и ждал, когда она подъедет.

Флик остановила конька около его коляски. Вид у нее был хмурый. Он кивнул с изысканной вежливостью:

— Я передал Карразерсу твою просьбу об увольнении. Он тебя не ждет.

Она еще сильнее нахмурилась, но вопросов задавать не стала. Он сам объяснил:

— Все просто. Если бы ты не уволилась, я бы вынужден был выгнать тебя. — Он посмотрел на нее в упор. — Я подумал, что ты предпочтешь уволиться.

Флик всмотрелась в его лицо.

— При такой постановке вопроса у меня не было бы выбора.

Уголки его губ чуть приподнялись.

— Верно.

— Что вы сказали Карразерсу?

— Что твоя матушка скончалась и ты переезжаешь к тетке в Лондон.

— Значит, мне нельзя даже близко подходить к конюшне?

— Вот именно.

Она хмыкнула, но без особой обиды: они обнаружили посредника, который поддерживал связь с Диллоном. Пока это главное, а там видно будет.

— А удалось вашим людям узнать, кто этот посредник?

Демон заколебался. Это не ускользнуло от Флик, внимательно наблюдавшей за ним.

— Они его нашли. — Он пытливо посмотрел на нее. — Сейчас за ним следит Джиллис: ему даны строжайшие указания. Если ты согласишься одеться как подобает, мы могли бы продолжить этот разговор.

Она вопросительно вскинула брови.

— Возвращайся домой и переоденься. Я заеду за тобой в одиннадцать и повезу кататься в коляске, — игриво сообщил он.

— Отлично! Обсудим дальнейшие действия, не рискуя быть подслушанными. — Флик повернула конька обратно к коттеджу и крикнула: — Я буду готова к одиннадцати!

Опустив вожжи, он проводил ее взглядом и, расплывшись в улыбке, поехал следом за ней.

Ровно в одиннадцать Флик ждала его на ступеньках Хиллгейт-Энда: настоящая чаровница в тонком муслиновом платье, с кружевным зонтиком.

Привязав лошадей, он вылез из коляски. Она нетерпеливо пошла ему навстречу — улыбающаяся, с искрящимися глазами. Двигалась она удивительно плавно, даже когда спешила. Демон словно завороженный смотрел, как она приближается.

К счастью, она не догадывалась об этом. Взяв ее за руку, Демон галантно поклонился, усадил ее в коляску и уже собирался сесть рядом, как вдруг увидел горничную, нерешительно застывшую у ступенек.

— Я привезу мисс Партеджер домой к концу дня. Можете передать это Джейкобсу.

— Да, сэр. — Горничная сделала книксен и удалилась.

Поймав на себе вопросительный взгляд Флик, он объяснил:

— Миссис Шепард приготовила нам корзинку, так что мы можем не возвращаться к ленчу.

Она удивилась было, но тут же кивнула:

— День обещает быть хорошим. Пикник — прекрасная мысль.

Демон тронул гнедых.

Когда коляска выехала на дорогу, Флик посмотрела на него:

— Насколько я понимаю, ваши люди отыскали того, кто нас интересует?

Демон кивнул, поворачивая на дорогу в Даллингем.

— Он остановился в «Быке и плуге».

13
{"b":"18129","o":1}