ЛитМир - Электронная Библиотека

Флик нахмурилась:

— Вернувшись, он едва не вытолкал меня из конюшни. Сказал, что сам отведет Флинна, и приказал немедленно отправляться домой.

— Я упомянул, что знаком с твоей больной матерью, которая сильно тревожится за тебя, велел Карразерсу не задерживать тебя допоздна на работе, чтобы ты возвращалась домой еще засветло.

Демон ощутил на себе подозрительный взгляд Флик, лишний раз убедившись в том, что правильно поступил, умолчав о других указаниях, которые дал тренеру. Карразерс, который, к счастью, был не слишком любопытен и болтлив, молча уставился на него и, пожав плечами, согласился.

Они свернули с дороги на тропу между двух полей. Конек, почувствовав близость дома и ужина, перешел на рысь. Иван, вынужденный идти с той же скоростью, каждые несколько ярдов начинал мотать головой, дергая поводья, выражая тем самым свое недовольство.

— Он явно застоялся, — заметила Флик.

— Я потом дам ему пробежаться.

— Странно, что вы до сих пор этого не сделали.

Демон пропустил ее ядовитый ответ мимо ушей.

— Он был здесь, а я — в Лондоне. А ездить на нем могу только я.

— О!

Флик подняла голову и стала смотреть вперед, туда, где тропа уходила в перелесок.

Демон наблюдала за ней из-под полуопущенных ресниц. Она осмотрела его коня так внимательно, что, наверное, запомнила все его особенности, а на него самого едва взглянула. Иван, конечно, красивое животное, как и остальные его лошади, однако Демон считал, что заслуживает большего внимания.

И дело даже не в том, что она на него не смотрела. Его мужское чутье, обострившееся за долгие годы холостяцкой жизни, подсказало ему, что ехавшая рядом с ним женщина не питает к нему ни малейшего интереса. И это показалось ему странным. Очень даже странным.

Зато его внимание к ней непостижимым образом возросло. Впрочем, ничего удивительного. Он прирожденный охотник. Если добыча не пытается укрыться, он, по крайней мере та часть его существа, которая повинуется прежде всего инстинктам, видит в этом вызов.

Что в данном случае нелепо.

Флик, выросшая в сельской тиши, не может ощущать к нему влечение, тем более что знает его всю жизнь.

Демон нахмурился и натянул поводья, не разрешив Ивану рвануться вперед. Серый фыркнул. Демон едва не последовал его примеру.

Он никак не мог вспомнить, сколько ей лет. Взглянул на нее, незаметно проверяя детали, которые уже отметил. Она всегда была маленькой и хрупкой. В ее новом облике он видел ее только в седле, но скорее всего она едва достает ему до плеча. Ее фигура оставалась тайной, если не считать явно женственного зада. Все остальное скрыто под одеянием конюха. Невозможно определить, перетянута ли у нее грудь, но сложена она пропорционально. Худенькая, стройная… Она может оказаться прелестной.

Возвращаясь в конюшню, она снова спрятала почти все лицо под шарфом, а волосы — под кепкой. Видно было, что они по-прежнему ярко-золотистые. Несколько коротких прядок выбились сзади из-под кепки, сияя на воротнике, словно золотая канитель.

Демон заставил себя смотреть вперед и недовольно нахмурился. Его тревожило, что он многого о ней не знал, но еще больше — что хотел узнать, а ведь это Флик, подопечная генерала!

Он с шести лет учился у генерала сэра Гордона Кэкстона всему, что касалось лошадей. Старался проводить с ним как можно больше времени, особенно интересуясь разведением чистокровных лошадей. Только благодаря генералу Демон стал одним из ведущих конезаводчиков Британии.

Он был многим обязан старику и знал, что никогда об этом не забудет. Наконец он выехал к старому коттеджу.

Когда-то здесь жил один из его арендаторов, но теперь здание больше напоминало развалины, непригодные для жилья. Лишь при внимательном рассмотрении можно было заметить, что крыша над главной жилой комнатой цела и стены пока еще не рухнули.

Махнув рукой, Флик поехала за коттедж. Демон последовал за ней и оказался на поросшей травой лужайке, окруженной деревьями. Их встретило резкое ржание. Флик поторопила конька. На другом краю лужайки Демон увидел на длинной привязи Джессами — красивую золотистую кобылку со светлыми гривой и хвостом.

Иван тоже увидел Джессами и трубно заржал. Только превосходная реакция спасла Демона от позорного падения. Выругавшись, он обуздал Ивана и направил на другой конец поляны.

Спешившись, Демон крепко привязал Ивана к большому дереву и приказал жеребцу хорошо себя вести. Жеребец притих, но не сводил горящих глаз с противоположной стороны поляны.

Флик тем временем отпустила конька, бросила седло на бревно и погладила Джессами, обожавшую свою хозяйку. Затем снова махнула рукой и пошла вдоль стены коттеджа.

Тихо ворча, Демон двинулся за ней, но, обогнув коттедж, потерял Флик из виду. Пристройка к домику была настоящей развалиной, как и сам домик. Одна стена рухнула, половины крыши не было. Флик нырнула в дыру, служившую дверью. Услышав ее голос, Демон пригнулся и, с трудом протиснувшись в узкий пролом, бесшумно прошел по обломкам и оказался в коттедже.

Флик склонилась над Диллоном Кэкстоном, который сидел за ветхим столом, кутаясь в пледы. Когда Демон вошел, выпрямилась, приложив ладонь ко лбу Диллона.

— Жара у тебя нет.

Диллон не ответил. Его глаза, большие и темные, обрамленные длинными ресницами, были устремлены на Демона. Кашлянув, он перевел взгляд на Флик, затем снова на Демона.

— Э-э… Приветствую вас. Заходите! Тут холодновато, но мы не решаемся зажигать огонь.

Мысленно отметив, что этот коттедж его собственность, Демон молча кивнул. В этих равнинных местах дым виден издалека и его источник определить нетрудно. А дым, поднимающийся над местом, которое считается необитаемым, обязательно привлечет к себе внимание. Не отпуская взгляда Диллона, который все больше и больше робел, Демон прошел к столу, опустился на табуретку, надеясь, что она достаточно прочная и не рухнет под ним.

— Флик говорила, что с некоторыми джентльменами в округе тебе не хотелось бы встречаться.

Бледные щеки Диллона слегка покраснели.

— Э-э… да. Флик сказала, что вы согласились помочь. — Изящной рукой он отбросил прядь волос, по-байроновски упавшую на лоб, и обаятельно улыбнулся. — Нет слов, чтобы выразить вам мою благодарность.

Демон еще секунду смотрел в невинные глаза Диллона. Он не стал говорить, что решил помочь ему исключительно ради генерала и Флик, сам же, являясь владельцем скаковых лошадей, предпочел бы обратиться к судье.

Диллон бросил взгляд на Флик. Она смотрела на Демона, чуть хмуря брови.

— Флик не сказала, что именно она вам говорила.

— Вполне достаточно, чтобы я разобрался в ситуации.

Положив руки на стол, Демон пытливо посмотрел на Диллона, и в душу его закралось подозрение. Флик рассказала Демону то, что услышала от Диллона. Но так ли в действительности обстояло дело?

И Демон с дружеской улыбкой обратился к Диллону:

— Мне хотелось бы услышать о случившемся от тебя самого. Начнем с твоей встречи с тем типом, который попросил тебя об услуге.

— Что именно вы хотите знать?

— Как, когда и где это было. Что он говорил.

— Это было почти три недели тому назад. Незадолго до первых скачек сезона.

— Что значит «незадолго»?

— За два дня.

— За два дня? — Демон поднял брови. — Слишком короткий срок, чтобы фальсифицировать результат скачек, тебе не кажется? Обычно синдикат делает это заблаговременно. Ведь в деле задействовано довольно много букмекеров и вообще тех, кто так или иначе связан со скачками.

Диллон опустил глаза. Потом с улыбкой посмотрел на Демона:

— В самом деле? А ведь и правда: тот человек сказал, что они собирались поручить это кому-то другому. Некоему Икли, он работал у вас в конюшне. Но тот отказался. И они стали искать замену.

— И обратились к тебе. Почему?

— Не знаю, — пожал плечами Диллон. — Наверное, потому, что я знаю многих жокеев и могу встретиться с кем надо.

Флик с укоризной посмотрела на Диллона:

4
{"b":"18129","o":1}