ЛитМир - Электронная Библиотека

Поднимаясь по лестнице, она все время улыбалась, стараясь не замечать, как скованно он держится, как чуть отставляет локоть. В последнее время всегда было так. Демон больше не пытался ее обнять.

Они поздоровались с леди Аркдейл, прошли за Горацией к диванчику у стены, Демон попросил Флик записать его на первый котильон и первый контрданс после ужина, после чего растворился в толпе.

Подавив вздох, Флик подняла голову. Демон сопровождал ее на каждый бал, но кончалось все слабым прикосновением ее пальцев к его рукаву на пути в залу, одним сдержанным котильоном, одним еще более сдержанным контрдансом, скучным ужином в окружении ее поклонников и совместным возвращением домой. Почему все считали, что они скоро поженятся, Флик понять не могла. Его исчезновение послужило сигналом для ее кавалеров. Придав лицу веселое выражение, она занялась молодыми джентльменами, стараясь урезонить особо навязчивых. Этот вечер прошел как и все предыдущие.

— Эй, слушайте, осторожнее!

— Ох, мне так жаль! — Флик покраснела и виновато улыбнулась своему кавалеру, которому наступила на ногу, — серьезному молодому джентльмену, лорду Бристолю. Они кружились в вальсе, но этот танец не с Демоном был для нее скорее испытанием, чем удовольствием. Поскольку она все время искала глазами Демона.

За что постоянно себя ругала, но ничего не могла поделать. К счастью, бальные залы были большими и переполненными, так что увидеть его ей удавалось только мельком. Насколько она могла судить, ее кавалеры пока этого не замечали.

Даже когда она наступала им на ногу.

Внутренне содрогнувшись, она строго приказала себе не отвлекаться. Она снова превратилась во влюбленную девчонку, которая подглядывала за своим идолом через перила лестницы. За тем единственным мужчиной, которого хотела заполучить и который был для нее недосягаем. И до сих пор оставался недосягаемым.

Ей не нравилось за ним наблюдать, но она все равно это делала. И то, что она видела, ее отнюдь не радовало. Рядом с ним неизменно находилась какая-нибудь женщина, какая-нибудь до отвращения прекрасная леди. Она поднимала голову, чтобы заглянуть ему в лицо, и смеялась какой-нибудь острой шуточке. Флик хватало мимолетного взгляда, чтобы заметить все: лениво-изящные жесты, колкие остроты, высокомерно выгнутую бровь.

Женщины старались придвинуться к нему поближе, коснуться его, и он позволял им это. Они флиртовали с ним, соблазняли, заигрывали.

Флик не хотела на него смотреть, но смотрела.

— Как вы думаете, погода не испортится?

Она снова перевела взгляд на лорда Бристоля.

— Думаю, нет.

Небо оставалось безоблачным уже неделю.

— Я надеялся уговорить вас оказать мне и моим сестрам честь и поехать в нами в Ричмонд.

Флик мягко улыбнулась:

— Спасибо. Но, боюсь, у нас с леди Горацией весь завтрашний день расписан.

— О! Да, конечно. Я просто подумал — а вдруг.

Флик позволила себе выказать некоторое сожаление. Ей действительно бьшо жаль, что такое предложение не исходит от Демона. Она ни в грош не ставит эту бесконечную череду развлечений. И с удовольствием съездила бы в Ричмонд. Но в этом случае лорд Бристоль может подумать, будто у него есть хоть один шанс завоевать ее.

Наступило время ужина. Демон спокойно явился за ней, чопорно провел в столовую, а потом сидел рядом с ней, не произнося ни слова, пока кавалеры пытались ее развлечь. После ужина заиграли вальс: она танцевала без всякого удовольствия, снова высматривая Демона, который стоял в самом конце залы.

Тут лорд Бристоль повел ее на поворот. Флик посмотрела — и чуть не вскрикнула. Продолжая кружиться, она судорожно вздохнула, пытаясь скрыть потрясение. Дыхание перехватило. Тело пронзила боль.

Кто она, эта женщина, которая так и льнет к нему? Она потрясающе красива: темные волосы, уложенные в высокую прическу, безупречно правильные черты лица. А фигура! Таких форм Флик даже представить себе не могла. Но еще страшнее ее фамильярность, то, как она заглядывает ему в лицо: это не просто знакомая.

Лорд Бристоль, оставаясь в блаженном неведении, кружил ее по залу. На Флик снизошло благословенное оцепенение, избавившее ее от раздирающей душу и тело ревности. У нее закружилась голова.

Танец закончился. Лорд Бристоль выпустил ее из объятий, и она едва не упала, хорошо, что не забыла сделать книксен.

Она побледнела. Внутри все дрожало. С вымученной улыбкой она поблагодарила лорда Бристоля и нырнула в толпу.

Флик не знала, что у Демона есть любовница!

Это слово било по нервам, эхом отдаваясь в сознании. Почти инстинктивно она пробралась сквозь толпу к нескольким пальмам в кадках. Ниши здесь не было, но Флик нашла прибежище у самой стены, в тени веерообразных листьев.

Флик была абсолютно уверена в правильности своего предположения и растерялась, не зная, что делать.

Мужчина, флиртующий со своей любовницей, даже отдаленно не напоминал ее кумира, с которым она встречалась в Ньюмаркете и которому с такой готовностью отдалась.

Мысли путались; она никак не могла привести их в порядок, сосредоточиться, осмыслить случившееся.

— Сейчас я ее не вижу, но она славненькая малышка. Очень правильный выбор. Теперь, когда Горация взяла ее под крыло, все будет как надо, — сказала какая-то женщина по другую сторону пальм.

— Гм… — отозвалась вторая, — его не обвинишь в том, что он от нее без ума, не правда ли?

Флик заглянула за листья: две пожилые леди, опираясь на трости, осматривали зал.

— Так и должно быть, — изрекла первая. — Я уверена, что все обстоит именно так, как говорит Хилари Экклз: у него хватило ума понять, что пора жениться, и он сделал правильный выбор. Хорошо воспитанная девочка, подопечная друга семьи. Слава Богу, не брак по любви!

— Конечно! — поддакнула вторая сплетница. — Они обычно несчастливы, эти браки по любви. Не вижу в них никакого смысла.

— Смысла? — фыркнула первая. — Потому что они бессмысленны. Но к сожалению, теперь это модно.

— Странно, что Кинстер не следует моде, — помолчав, сказала вторая.

— Сынок Горации, видимо, единственный в семье, у кого голова на месте. Может, он и проказник, но в данном случае здравый смысл восторжествовал. Ну скажи, — старуха взмахнула рукой, — что бы с нами было, выйди мы замуж по любви?

— Вот именно. А вон Тельма. Видишь? Давай у нее спросим.

Обе дамы удалились, тяжело опираясь на трости. Флик больше не чувствовала себя в безопасности за пальмами. У нее кружилась голова, и она решила отправиться в дамскую комнату.

Она снова стала пробираться сквозь толпу, избегая столкновения со знакомыми, в особенности — с Кинсте-рами, и, добравшись до двери, которая вела в коридор, шагнула в полутьму. Маленькая горничная вскочила с табуретки и повела Флик в комнату, где дамы могли привести себя в порядок.

В комнате царил полумрак, только одна сторона была ярко освещена. Взяв поданный служанкой стакан воды, Флик отошла к креслу, стоявшему в полутьме, опустилась в него и стала медленно пить. Дамы приходили и уходили, но никто ее не замечал. И постепенно она пришла в себя.

Дверь распахнулась, и вошла любовница Демона. Дама, прихорашивавшаяся у зеркала, с улыбкой обернулась:

— Селеста! Как дела?

Селеста остановилась в дверях, подбоченилась:

— Дела? Лучше не бывает!

Подруга Селесты рассмеялась. Грациозно покачивая бедрами, Селеста пересекла комнату, тоже подошла к зеркалу, придирчиво осмотрела себя.

Обменявшись взглядами, остальные дамы покинули комнату.

— Говорят, он собирается жениться, — вполголоса сказала подруга.

Селеста посмотрела в зеркало на Флик:

— Ну и что? Я же не собираюсь за него замуж!

Подруга захихикала:

— Мы все знаем, чего ты от него хочешь, но у него могут быть другие планы. По крайней мере после женитьбы. В конце концов, он же Кинстер!

— Ну и пусть. — Селеста говорила с легким акцентом. Каким — Флик не могла определить. — Не понимаю, при чем здесь его имя?

46
{"b":"18129","o":1}