ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не имя, а семья. И даже не семья, а… В общем, все Кинстеры на удивление верные мужья.

Селеста скорчила гримаску, наклонила голову и сверкнула глазами. Затем выразительно провела пальцами по пышной груди, видневшейся из глубокого выреза. И снова встретилась взглядом с Флик.

— Надеюсь, — промурлыкала она, — этот Кинстер будет исключением.

Флик снова стало не по себе. Где только она нашла силы пересечь комнату! Поставив на столик стакан, Флик выскользнула за дверь.

— О Боже! — в ужасе воскликнула подруга Селесты.

Дверь закрылась. Флик остановилась в сумрачном коридоре. Ей хотелось куда-нибудь убежать. Но куда? Глубоко вздохнув, она подняла голову. Преодолевая тошноту и головокружение, не позволяя себе задумываться об услышанном, она направилась в бальную залу. Но не успела сделать и трех шагов, как из полутьмы кто-то возник.

— А вот и ты! Я уже несколько часов за тобой гоняюсь!

Флик изумленно уставилась на свою тетку Скрогс и, собрав остатки самообладания, присела:

— Добрый вечер, тетя. Не знала, что вы здесь.

— Неудивительно! Эти юные идиоты заморочили тебе голову, об этом я и хочу с тобой поговорить.

Схватив Флик за локоть, Эдвина Скрогс посмотрела на дверь дамской комнаты:

— Там дамы.

Флик не стала объяснять, почему не хочет туда возвращаться.

Эдвина осмотрелась и потащила Флик к увешанной гобеленами стене.

— Давай поговорим здесь. Никто не услышит.

От этих слов Флик похолодела. Леди Горация помогла ей разыскать тетку, и Флик навестила ее вскоре после приезда в Лондон. Исключительно из чувства долга: ее тетка неудачно вышла замуж, разошлась и теперь жила достаточно экономно, хотя в деньгах не нуждалась.

Родители Флик заплатили Эдвине Скрогс, чтобы та взяла Флик к себе, пока их не будет. Но как только пришло известие об их гибели, миссис Скрогс объявила, что не в состоянии содержать племянницу, и готова была вышвырнуть Флик из дома. К счастью, ее приютил генерал.

— Так вот, насчет тех юнцов, которые пускают вокруг тебя слюни. Забудь о них, слышишь? — Она поймала изумленный взгляд Флик. — Я обязана наставить тебя на путь истинный и сказать все, что думаю. Ты живешь у Кинстеров. В городе говорят, что их сынок положил на тебя глаз. — Эдвина вплотную приблизилась к Флик: — Мой тебе совет: не упусти свой шанс. Их семья — одна из самых богатых в стране, но они люди с гонором. Заполучи от него кольцо любым способом! — Ее глаза заблестели. — Дом у них огромный, всегда можно найти уединенную комнату и…

— Нет!

Флик вырвалась от тетки и побежала по коридору.

У входа в зал, переведя дыхание и сдерживая подступившие к глазам слезы, она услышала позади шаги и нырнула в зал. И — налетела на Демона.

Тихо вскрикнув, Флик наклонила голову, чтобы скрыть от него лицо. Он инстинктивно поймал ее, крепко ухватив за плечи.

— Что случилось?

Его голос звучал как-то странно. Не глядя на него, Флик покачала головой:

— Ничего.

Его пальцы превратились в стальные тиски.

— Проклятие, Флик…

— Говорю — ничего! — Она попыталась высвободиться. Он заслонял ее собой, и пока на них никто не обратил внимания. — Мне больно! — прошептала она.

Его руки мгновенно разжались и скользнули ниже. Она ощутила прикосновение его теплых ладоней, и ей до боли захотелось разрыдаться, броситься ему на грудь…

Нельзя.

Флик выпрямилась, сделала глубокий вдох и подняла голову.

— Ничего не случилось, — повторила она, глядя через его плечо на танцующие пары.

Сузив глаза, Демон смотрел в плохо освещенный коридор.

— Чем тебя расстроила тетка?

Он говорил спокойно, слишком спокойно. Но внутри бушевало пламя.

Флик тряхнула головой:

— Ничем!

Он всмотрелся в ее лицо, но Флик отвела глаза. Она была очень бледной.

— Кто-то из тех щенков?

Если так, он их убьет.

— Нет! — Она бросила на него полный презрения взгляд. — Все в порядке.

Он видел, каких усилий ей стоит держать себя в руках. Он не двигался, чтобы заслонить ее от глаз любопытствующих.

— Все в порядке, — повторила она уже более твердо.

Демон чувствовал, что она дрожит. Как ему хотелось увести ее куда-нибудь, обнять, сломить ее упрямство и выяснить, что случилось, но он не мог позволить себе остаться с ней наедине. Он и раньше терял над собой контроль рядом с ней, а теперь…

Он вздохнул, стараясь приструнить своих бесов. Крест, который он добровольно взялся нести, оказался слишком тяжелым. Не видеться с ней хотя бы в бальной зале или в перерывах между танцами было невыносимо. Но он сам сочинил эту пьесу и должен играть отведенную ему роль. Держаться от нее подальше.

Ради ее блага, ради ее безопасности.

Он страдал, видя, как она вальсирует с другими мужчинами. Но пока она не дает согласия выйти за него замуж и они не объявят о своей помолвке, он не будет танцевать с ней вальс. Он гораздо старше ее, имеет репутацию повесы, а она невинна, так что до официальной помолвки они не могут оставаться наедине.

Демон не знал, как долго выдержит испытание, которое сам себе устроил. Особенно испытание вальсом. Он не имел ни малейшего желания танцевать с кем бы то ни было, кроме своего ангела. Но приходилось. Это нужно было не ему, а свету.

Сегодня это оказалась Селеста. Ему почти удалось отвлечься, решительно напомнив сластолюбивой графине о том, что их отношения давно закончились. Обидевшись, она отлипла от него и возмущенно удалилась, а Демон почувствовал облегчение. Всего секунду, пока не увидел, как Флик вальсирует в объятиях этого щенка, Бристоля.

Чуть повернув голову, он посмотрел в зал. Следующий танец — контрданс, один из двух, которые Демон позволял себе танцевать с Флик. Насколько он мог судить, все ее щенки были в зале. Кто же тогда ее расстроил?

Он снова посмотрел на нее. Она немного успокоилась, даже порозовела.

— Может быть, вместо танца нам лучше пройтись?

Она бросила на него изумленный взгляд:

— Нет! То есть… — Она тряхнула головой и отвела взгляд. — Нет, лучше потанцуем. — Голос ее дрогнул. Демон сощурился. — Я обещала тебе танец, он записан у меня в программке. Тебе от меня нужно именно это, так что давай танцевать.

Поколебавшись секунду, он поклонился и повел ее в круг танцующих, поняв, что поступил правильно. Она была так напряжена, так расстроена, что могла сорваться. И сохранила самообладание лишь благодаря силе воли.

Хорошо, что рядом с ней оказался именно он. Флик только недавно начала танцевать на балах, и ей надо было внимательно следить за фигурами. Он постоянно подсказывал ей, что нужно делать, незаметно поворачивая ее пальцы то в одну, то в другую сторону. Она даже дважды споткнулась и толкнула двух дам. Чего с ней никогда не случалось.

Что, к черту, произошло?

Что-то изменилось. И началось это не сегодня. Демон пристально наблюдал за ней и не мог ошибиться. Куда девалась ее жизнерадостность? Не то чувственное сияние, которое он боялся разжечь в ней, а что-то другое. Огонь, всегда горевший в ее взгляде, померк.

Танец закончился громким аккордом. Флик отвернулась и вздохнула, как показалось Демону, с облегчением Он взял ее пальцы и положил себе на руку.

— Пойдем, я отведу тебя к моей матери.

Поколебавшись, она кивнула. Он подвел ее к леди Горации, болтавшей с приятельницами. Она на миг подняла голову и тут же вернулась к разговору. Демон снова посмотрел на Флик: она по-прежнему избегала его взгляда.

Он чопорно кивнул и отошел со словами:

— Оставляю тебя с твоими друзьями.

Флик сразу же окружили поклонники. Она рассеянно разговаривала с ними, явно не питая к этим глупым юнцам никакого интереса.

Вечер, хвала небесам, близился к концу. Демон отошел чуть подальше, чтобы никто не заметил, как он смотрит на Флик.

В этот вечер судьба уготовила Демону еще одно испытание.

Он стоял у стены, наблюдая за Флик, когда к нему подошел джентльмен, такой же элегантный, как и он сам. Демон мрачно кивнул:

47
{"b":"18129","o":1}