ЛитМир - Электронная Библиотека

Победители проходили мимо девушек, которые их разглядывали с вызывающим видом. Юноши же сохраняли серьезность. Они переглядывались с теми девушками, которых уже знали, потому что иногда встречали их где-нибудь в лесу, когда охотились на границе владений соседних племен.

Нон равнодушно смотрел на дочерей Кабана и Мамонта. Никогда не искал он знакомства с ними. Он не видел среди них ни одной, которая могла бы сравниться с легконогой красавицей Ма. Неужели он должен взять себе сегодня жену? Он колебался.

Между тем первая часть игр закончилась и наступил перерыв, во время которого все принялись за еду; с жадностью уничтожались жареное лошадиное мясо и копченая рыба. Юноши, успевшие тем временем одеться, вернулись на поляну. Они не имели еще права приблизиться к девушкам и могли рассматривать их только издали. Обе стороны перебрасывались шутками и бросали друг в друга обгрызенные кости.

– До наступления ночи мы еще успеем рассмотреть вас получше, – кричали юноши.

– Если вы сумеете нас поймать, – отвечали девушки со смехом.

Раздались звуки рога, юноши собрались вокруг старейшин и исчезли вместе с ними в лесу. Беспокойство охватило девушек. Приближалось мгновенье, когда должна была решиться их судьба.

Но до этого еще предстояло веселое представление.

Из-за деревьев показался огромный глухарь, почти шести футов в вышину. Ноги его были покрыты перьями, из птичьей маски торчал длинный черный клюв. Он приближался смешными прыжками, наклонив набок голову, подняв клюв и распустив крылья, которые волочились по земле. Вот он издал резкий свист. Тогда из лесу показались четыре глухарки. Самец, как одержимый начал прыгать перед ними, а потом начал свою любовную песню. Он так верно подражал глухариному токованию, что слушатели, которые часто слышали его в глубине леса, были в восторге.

Двенадцать тысяч лет назад - i_015.png

Глухарки стояли неподвижно, с открытыми клювами. Внезапно появился второй глухарь, такой же огромный, как первый. Оба соперника осмотрели друг друга, потом стали описывать круги и полукруги, быстро кружиться на месте и, наконец, с криком бросились друг на друга. Самки смотрели на их драку и взволнованно кудахтали. Наконец, один из борцов упал на землю, а победитель подскочил к глухаркам и с выразительными ужимками увел их под ближайшие деревья.

Затем вышли вперед два бизона, они выступали свойственным им неторопливым, важным шагом. За ними шла самка – маленькая, худая, жалкая, с огромной открытой пастью, проделанной в маске. Она уселась и стала спокойно ждать результата борьбы между самцами. Бизоны рыли передними копытами землю, издавали глухое мычание и рассекали воздух своими до смешного маленькими хвостами; как бешеные бросались они из стороны в сторону, потом останавливались и обнюхивали траву своими широкими носами. Наконец, они сошлись и, упершись лбами, принялись толкаться, стараясь свалить соперника. Видно было, как напрягались все восемь ног, крепко упиравшихся в землю. Тяжелые массы их тел не подавались ни на шаг. Зрители поощряли борцов криками, но они как будто приросли к земле, и ни один из них не двигался с места. Так продолжалось довольно долго. Вдруг один из борцов, так и не отступив ни на шаг, упал на землю. Тогда победитель подбежал к самке, облизал ее морду, торжествующе замычал в последний раз и скрылся с нею в лесу.

Между тем солнце уже опускалось к горизонту. Люди на склоне холма, их лица и платья, деревья на берегу реки, холмы и скалы, – все окрасилось в нежные розовые тона. Девушки погрузились в задумчивость: кто из них будет сегодня избран? Кто останется дома – у родительского очага?

Но вот вновь появились юноши под предводительством старцев. Победители шли впереди, между ними Нон.

Он все еще был в нерешительности. Ни опьянение борьбой, ни крики зрителей не могли одурманить его. Он уже присутствовал раньше на таких играх и знал их скрытый смысл, который ему разъяснили старцы. Когда-то великий предок Медведь повелел своим четырем сыновьям взять себе невест, а своим четырем дочерям – женихов из другого племени. После его смерти сыновья его действительно вынуждены были отправиться очень далеко, чтобы найти себе жен. В те далекие и дикие времена похищение женщин сопровождалось кровопролитием и борьбой: чтоб увести девушек, частенько приходилось убивать их братьев и отцов; племена вели между собой нескончаемые войны из-за женщин. Но затем они пришли к соглашению и стали обмениваться своими девушками. Женитьба же на девушках своего племени строго запрещалась. В память о тех далеких временах и сохранились свадебные игры, на которых девушек как бы похищали, но без борьбы и кровопролития, а согласно определенным правилам и обрядам.

Нон, однако, не был обязан теперь же взять себе жену. Он имел право подождать еще два-три года.

Юноши выходят на середину поляны. Они стоят здесь неподвижно и ждут, сами не зная чего.

Из лесу выходит старик; в руках у него большой пучок ореховых прутьев. Он со свистом рассекает прутом воздух, делая вид, что наказывает виновного. Затем он раздает им прутья – это обязательное оружие для всякого, кто хочет взять себе жену. Раздаются возмущенные крики девушек и женщин – мужчины же, наоборот, одобрительно смеются. Юноши, подражая старцу, делают прутьями движения, как будто бьют ими кого-то.

Наконец наступает последнее действие праздника: воинственный танец молодых людей. Они бросают копья в невидимого врага, уклоняются от его ударов и, чтобы испугать его, издают воинственные крики. Уже настали сумерки, все ждут появления первой звезды. Из долины, подернутой тенью, доносятся голоса женщин, смех мужчин и воинственные крики танцующих юношей. Непрерывно слышны звуки барабана и рога. Все чаще раздаются громкие и резкие вскрики молодых девушек. Некоторые из них подымаются и начинают танцевать с остановившимися глазами, как одержимые. Юноши, все еще продолжая имитировать борьбу и боевые приемы, танцуя, приближаются к девушкам.

Внезапно сын Мамонта, победитель в борьбе, хватает одну из них за руки. Она сопротивляется, вырывается, кричит. Ее подруги спешат к ней на помощь. Но он уже поднял ее на руки, посадил к себе на плечи и, не говоря ни слова, медленно пошел по направлению к ближайшему лесу.

Девушки бегут за ним вслед и кричат:

– Куда, несчастная? Отдай ее нам назад! Что ты хочешь сделать с ней? Будь по крайней мере добр к ней!

Не отвечая, сын Мамонта исчезает со своей добычей в лесу. Никто не смеет следовать за ним.

В течении ночи такие сцены повторяются много раз. Из всех посвященных большинство таким образом обзавелось женами и только несколько человек не решились на этот шаг. В их числе был и Нон.

Глава 5

Нон находит себе жену

На следующее утро после свадебных игр Нон должен был найти себе жилище, так как по закону он не мог дольше оставаться в одной хижине с матерью.

Нон вспомнил о своих двух друзьях, у которых он научился вырезать и рисовать животных. Они жили в некотором отдалении и их жилище было совсем скрыто деревьями. Это были мужчины в расцвете сил, но жившие одиноко, без семей. Благодаря своему искусству они пользовались у всего племени особым уважением, возбуждая к себе почтение и страх: ведь они умели запечатлевать образы животных, имеющие таинственную магическую силу! Поэтому люди обходили подальше их жилище, и тут было сравнительно тихо и спокойно.

Они охотно приняли к себе Нона. Он был самым одаренным из всех, кто пытался в свободные часы заниматься вырезанием, рисованием и лепкой. Они приобретали таким образом ученика, которому передадут когда-нибудь свое искусство и который сможет оказать им помощь, когда нужно будет делать магические изображения в священных пещерах.

Заботы, волновавшее все племя, находили здесь живейший отклик. Сюда часто приходили старейшины, и Нон присутствовал при очень важных беседах этих людей, которые несли ответственность за благополучие всего племени. Тут, в узком кругу, они не скрывали своей тревоги; все вертелось вокруг одного вопроса: действительно ли наступает для племени конец? Или, может быть, ему еще предстоит новый расцвет? Принесет ли ближайшая зима холод и снег и вернутся ли столь долгожданные оленьи стада?

10
{"b":"1813","o":1}