ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Космическая красотка. Принцесса на замену
Рубикон
Тамплиер. Предательство Святого престола
Раз и навсегда
Янтарный Дьявол
Луч света в тёмной комнате
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Если с ребенком трудно
Зло

— Амелия.

Она кивнула в ответ, а затем с удивлением обнаружила, что он выбрал кресло рядом с ее матерью и удобно устроился в нем. Три девушки порхнули к Амелии и расселись вокруг. Люк заговорил с Луизой, а девушки повернулись к Амелии.

— Сегодня чудесная погода.

— Очень приятная. Легкий ветерок.

— Мы хотели подышать свежим воздухом в парке, но Люк предложил…

Больше всего Амелии хотелось бы знать, что в данную минуту Люк говорит ее матери.

Улыбаясь при виде дочери, окруженной болтающими девушками, Луиза посмотрела на Люка и подняла брови.

— Насколько я понимаю, вам не показалось слишком хлопотным присматривать вчера вечером за Амелией, ваши ми сестрами и мисс Фоллиот?

Люк встретился в ней взглядом и коротко ответил:

— Нет. — С Амелией хлопот хватало, но он справился. — Но ваша дочь несколько упряма и предпочитает сама принимать решения, что вам, конечно же, известно.

— Естественно. — Луиза была заинтригована.

Он устремил взгляд через всю комнату туда, где Амелия слушала болтовню его сестер и Фионы.

— Она хорошо ладит с моими сестрами и, конечно, с матерью, что значительно облегчает дело.

— Вот как? — Легкое удовольствие в голосе Луизы убедило его, что она поняла его намек и уже догадалась, о каком «деле» идет речь.

— Я подумал, — он снова устремил взгляд на Луизу, — что вы не станете возражать… — Он помолчал, затем продолжил ровным голосом: — Я подумал, что увеселительная поездка в Ричмонд, учитывая столь прекрасную погоду, будет приятным развлечением. Правда, экипаж у нас открытый.

Он ждал решения Луизы. Она смотрела на него долго, чем немало смутила, но в конце концов улыбнулась и склонила голову.

— Пусть будет Ричмонд, если вы думаете, что это пойдет вам на пользу.

Последнее замечание заставило его нахмуриться, но выяснить, что она имела в виду, не было никакой возможности. Впрочем, он не был даже уверен, что ему хочется это узнать. Луиза позвала девушек, которые уже рассказали Амелии о своих планах.

Амелия встала, бросив в его сторону недовольный взгляд.

— Мне придется переодеться.

Он тоже встал.

— Мы подождем.

Он прошел через комнату, открыл дверь и придержал ее для нее. Задержавшись в дверях, она взглянула на него с подозрением. Он улыбнулся. Никто не заметил, как он легко коснулся ее щеки.

— Поторопитесь. — И, немного помолчав, добавил: — Гарантирую, вы получите удовольствие.

Она гордо подняла голову и вышла.

Вернулась она минут через десять, одетая в платье из муслина с вишнево-красным узором по белому фону. Подол украшали три волана; лиф был в обтяжку, рукава слегка присборены. Локоны повязаны ярко-красной лентой. Лентой того же цвета, только пошире, была украшена ручка зонтика, который она держала под мышкой. Люк про себя порадовался, что она не любит шляпы, а еще он постарается так сделать, чтобы во время прогулки она не раскрывала зонтика.

Она натягивала красные лайковые перчатки; на ногах — туфельки того же цвета. Вид у нее был аппетитный — хоть съешь.

Две девушки стояли у окна, рассматривая мелкий узор, украшающий широкий подоконник снаружи; он подозвал их к себе и повернулся туда, где Эмили болтала с Луизой.

— Ну что ж, поехали?

Все простились с хозяйкой и вышли в холл. Он закрыл за ними дверь. Девушки спешили, весело улыбнулись Колторпу, который открыл перед ними парадную дверь. Люк взял Амелию под руку. Она смотрела на него снизу вверх.

— Вам понравится поездка, я обещаю.

Она скептически выгнула бровь.

— И то время, которое мы проведем в Ричмонде в обществе этой троицы?

Он улыбнулся и посмотрел на нее.

— Это вам понравится еще больше..

На сей раз он сам рассадил всех. Три девушки послушно заняли места позади кучера, лицом к Люку и Амелии. Когда экипаж тронулся, Амелия покосилась на Люка и раскрыла зонтик от солнца.

Девушки болтали и вертелись, восклицали при виде но вых пейзажей, когда экипаж свернул к югу, пересек реку в Челси и покатил на запад мимо небольших селений и деревушек. Хотя девушки были совсем рядом, у Амелии не было желания слушать их болтовню.

Элегантно и непринужденно сидящий подле нее Люк молчал, лениво озирая окрестности. Он не мог придвинуться к ней ближе — мешал зонтик; в качестве компенсации он раскинул руки, положив одну на спинку сиденья, другую — на край экипажа.

Она думала о том, куда он везет их, но экипаж покрывал милю за милей, и она расслабилась. Только теперь она осознала, в каком напряжении сейчас находится, в каком напряжении она жила последние месяцы, старательно выполняя свой план, благодаря которому она оказалась там, где и хотела оказаться.

И именно с тем человеком, с кем ей хотелось быть.

Она только успела осознать все это, и легкая улыбка изогнула ее губы, когда Люк коснулся кончиками пальцев мягких прядок волос у нее на затылке. Она замерла, не сумев скрыть вызванный этой лаской трепет. Как всегда, она уложила волосы узлом на затылке, но волосы у нее вились от природы, и мелкие завитки выбились из узла, легкие как перышки, чувствительные к малейшему прикосновению.

Повернув голову, она решила было нахмуриться, но ее сбило с толку выражение глаз Люка. Он внимательно смотрел на нее, пальцы его снова погладили ее волосы.

— Чему вы улыбаетесь?

Свет в его темных глазах не казался насмешливым — ему действительно интересно было это знать. Она отвернулась и хотела пожать плечами, но… ведь тогда он уберет свою руку…

— Я просто подумала… — Она кивнула на буколические виды, мимо которых они проезжали. — Я сто лет не была в Ричмонде. И уже забыла, что поездка может так успокаивать.

Она опять взглянула на него и снова почувствовала себя в ловушке его глаз.

— Вы слишком много выезжаете. — Он не сводил с нее взгляда. — Отныне вам не нужно будет этого делать.

Ей пришлось улыбнуться. Пусть мужчины воображают, что единственная причина, по которой леди «слишком много выезжают» — это погоня за ними.

— Сезон продолжается, нужно бывать в обществе. В конце концов, это более или менее обязательно.

Девушки были погружены в свои разговоры и не мешали им беседовать свободно.

— До определенной степени. — Он помолчал и вдруг холодно заявил: — Через несколько месяцев, я полагаю, вы поймете, что есть и другие занятия, которые придутся вам по нраву больше, чем танцы в бальных залах.

Она сразу догадалась, о каких таких занятиях он говорит, но его взгляд был очень холоден. Посмотрев на него, она выгнула бровь.

— Например?

Выражение его глаз сказало ей очень четко: мое дело — знать, ваше — узнавать.

— Ой, смотрите! Это и есть Ричмонд?

Оба посмотрели туда, куда указывала Фиона. Амелия выругалась про себя. Она посмотрела на Люка, но он уже убрал руку и отвернулся. Момент был упущен.

Или он хотел, чтобы она так думала? Только когда они уже шли следом за девушками под раскидистыми дубами и буками, она поняла, что, кроме развлечения сестер, он преследовал еще одну цель. Она касалась их двоих.

Они оказались под сенью дуба, который скрывал их от всех. Девочки шли впереди, они вышли из тени, и тут Люк остановил ее, повернул к себе и поцеловал — крепко и чересчур уверенно. Затем, быстро отпустив Амелию, он положил ее руку себе на локоть и повел дальше.

Она уставилась на него удивленно:

— Зачем вы это сделали?

Его глаза блеснули из-под ресниц, когда они вышли на солнечный свет.

— Не думаю, что это нужно объяснять.

Она прищурилась. Конечно, не нужно. Ни зачем он поцеловал ее, ни… вообще что-либо.

У него было богатое воображение, а потому остаток дня прошел в веселом погружении в легкомысленную игру.

Позже, когда они позавтракали в «Звезде и подвязке», когда великолепный день был уже в разгаре, она, спускаясь вниз по холму, пришла к выводу, что ей следует выказать неудовольствие хотя бы из соображений пристойности. Скользящее, быстрое движение его руки по ее бедру, прикрытому только тонким слоем муслина и шелковой сорочкой, было настолько откровенным, что заставило ее покраснеть. Она прекрасно знала, что этого никто не видел, но все же…

17
{"b":"18131","o":1}