ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если бы знал о собаках, то отсюда. — Люк показал на территорию к северу от розария. — Здесь лес, и довольно густой. Он сохранился с давних времен, и его никогда не прореживали. Пройти там можно, но лес старый — даже днем тропинки еле видны.

Мартин кивнул:

— Верно. Но если бы вы не знали о собаках, то выбрали бы вот этот путь. — Он провел карандашом по тропинке от западной границы парка через аллею, ведущую к ферме, и дальше — к краю живой изгороди. — Или, если идти от гребня холма, тогда самым разумным будет путь мимо конюшен.

— Да, вся дорога под хорошим прикрытием, — согласился Люк. — Но я могу вас заверить, собаки поднимут тревогу, если по этой дороге кто-то пойдет.

Люцифер хмыкнул:

— Остается надеяться, что у него хватит ума догадаться, что тут есть собаки.

Сунув руки в карманы, Люк смотрел на план.

— Предупрежу-ка я Сагдена. Если кто-то все же придет по этой дороге, а собаки поднимут лай, Сагден их выпустит. Они повалят любого чужака не землю и не дадут шевельнуться, пока мы не подойдем.

Люцифер плотоядно усмехнулся:

— Хорошая мысль.

— И еще, — вмешался Мартин. — Пусть Пэтси и Морри развлекают детей во время праздника. Они достаточно по слушны. Сагден будет держать их на поводке, а они покажут, что умеют делать. Никого это не удивит, ведь эти собаки — чемпионы. Но зато наш вор узнает о наличии псарни. Конечно, приятно посмотреть на преступника, которого псы повалили на землю, но гораздо лучше, если мы схватим его на месте преступления.

Люк и Люцифер одновременно кивнули.

— Так, вот здесь комната, где спит Елена, — сказал Люк, указывая на план. — Как мы сможем ее защитить?

Почти все утро они провели, обсуждая разные варианты; пришлось подождать, пока их жены раскроют свои замыслы, в том числе когда и где предполагается устроить ту или иную забаву.

После выяснения всех деталей они выработали окончательный план. Во время праздника и бала их будет трое плюс Саймон, Сагден и Коттслоу, и все будут наблюдать за Еленой. Позже, когда гости разойдутся, Амелия, Аманда и Филлида будут стоять на страже в разных местах внутри дома, а Мартину, Сагдену и Люциферу придется патрулировать парк, оставив Люка и Саймона — которые лучше всех знают дом и расположение комнат — охранять длинные коридоры.

Закончив все приготовления, они разошлись. Люк от правился на псарню поговорить с Сагденбм и взглянуть на щенков.

Вернувшись в дом, он, помешкав, зашагал к музыкальной комнате. В коридоре перед дверью остановился — из-за нее доносился голос Амелии, а также Филлиды и Аманды. Он усмехнулся и двинулся дальше, на второй этаж.

Младшие сестры и мисс Пинк расположились внизу, оставив книги ради практических занятий. Поэтому верхний этаж главного здания был пуст. И Люк вошел в детскую.

Ничто здесь не изменилось — он и не ждал этого; у Амелии не было времени, чтобы заняться этой комнатой. Но скоро она это сделает.

Подойдя к окну, он посмотрел вниз, на долину, и стал размышлять, что для него будет значить это событие, что он будет испытывать.

Сын — это самое меньшее, что судьба задолжала ему, оставив его управляться в одиночку с четырьмя сестрами. Честно говоря, он не возражал. Ему очень хотелось увидеть Амелию с их младенцем на руках.

Его разговор с Еленой напомнил ему о другой стороне дела — Амелии тоже придется принимать решение.

Она его уже приняла — в этом он был уверен. Она была преданна ему, а теперь носит его ребенка. Она — его. На каком-то первичном уровне он уже знал это — теперь же был в этом уверен.

Амелия сбилась с ног из-за всех приготовлений, сразу заснула, как только они легли в постель, а утром выпрыгнула из постели прежде, чем он проснулся, и снова погрузилась в водоворот дел.

Немыслимо делать такие жизненно важные признания теперь, когда у нее нет ни минуты свободной.

Он должен быть уверен, что она обратит внимание на его слова, когда он наконец признает свою капитуляцию, а не забудет их тут же.

Нетерпение одолело его, неудовлетворенность грызла. Он уставился на долину. Губы его были крепко сжаты.

Когда вора поймают, он сделает так, чтобы все ее внимание вновь сосредоточилось на нем.

И тогда он скажет ей правду.

Три коротких слова.

«Я тебя люблю».

Глава 21

— Маленький совет, ma petite[6].

Амелия подняла голову от списков, разбросанных по письменному столу.

В дверях стояла Елена и ласково ей улыбалась. Амелия быстро подвинула к себе списки.

— По какому?..

— Ах нет. Мой совет не относится к нашим приготовлениям, — Елена махнула рукой в сторону списков, — но к предмету, гораздо более милому вашему сердцу.

— Вот как? — удивилась Амелия. Елена пояснила:

— К Люку. Мне кажется, он хочет вам что-то сказать, но… бывает, даже такие мужчины, как он, испытывают… неуверенность. Вот вам мой совет: небольшое поощрение в таких случаях очень уместно и даст вам больше, чем может показаться на первый взгляд.

— Поощрение?

— Oui[7]. — Елена сделала классический галльский жест. — Такое поощрение, которое могло бы ослабить необъяснимое сопротивление мужа. — Чудесная улыбка осветила ее лицо, глаза блеснули. — Я уверена, что в деталях вы разберетесь и сами.

Забыв о своих списках, Амелия смотрела на пустой дверной проем. В последние дни Люка и в самом деле мучили какие-то мысли. Они оба были заняты приготовлениями к празднику и размышлениями о том, как поймать вора, и их личная жизнь на время была отодвинута в сторону. Сначала нужно уничтожить угрозу, нависшую над их семьей.

И все же…

Внезапно ею овладело нетерпение. Она заперла списки в стол и побежала наверх.

Вечером Люк вошел в спальню и увидел, что Амелия не легла, как это бывало обычно, но стоит у окна и смотрит на лужайку, залитую лунным светом. Свечи не горели; в шелковом пеньюаре персикового цвета, с волосами, ниспадающими на плечи, она стояла неподвижно, погруженная в свои мысли.

Она не слышала, как он вошел, а он, пользуясь этим, рассматривал ее и гадал, о чем она так задумалась. Весь вечер он ловил на себе ее взгляды, словно она хотела о чем-то его спросить. Он видел, что она взволнованна, что напряжение в ней нарастает, как и во всех остальных. Завтра в это время они будут выслеживать вора, который с умыслом или без него угрожает спокойствию и счастью Эшфордов. Ожидание, предвкушение уже текло по их жилам.

Он смотрел; она была спокойна, как статуя, освещенная серебряным светом, лившимся на нее в окно.

Искушение подталкивало его… но сейчас, ночью, не время для разговоров. Им предстоит пережить завтрашний день и завтрашнюю ночь, что бы эта ночь ни принесла им. Потом, позже, когда все уладится и они снова смогут заняться своей личной жизнью, их будущим…

Напряжение нарастало; он справился с ним и подошел к ней.

Она почувствовала его приближение, обернулась и с улыбкой вошла в его объятия.

Она обняла его за шею, встретилась с ним губами.

Он обнял ее за талию, и она охотно подчинилась, теплые холмики ее грудей прижались к его груди. Потом она что-то пробормотала, слегка отодвинулась, не отнимая от него своих губ, но так, чтобы они только слегка соприкасались, лаская и дразня. Он позволил ей ласкать себя, как ей хотелось, и наблюдал за ней, полузакрыв глаза. И не понимал, что же в ней изменилось.

В ней всегда горело желание, даже страсть, но сегодня появилась уверенность.

Это было видно по ее прикосновениям. Пробудившись утром от сна, которым может спать только вконец истощенный человек, он увидел, что Амелия уже встала и ушла. Он окинул взглядом смятую постель — живое свидетельство их телесного союза. Но не только это ожило в его воспоминаниях о минувшей ночи.

Она отдала ему всю себя, подчинилась ему с радостью, не только физически, не только эмоционально, но в каком-то более глубоком смысле. И он принял это как дар. Потому что она и все то, что она ему предлагала, было всем, в чем он нуждался.

вернуться

6

Крошка (фр.)

вернуться

7

Да (фр.)

75
{"b":"18131","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Заповедник потерянных душ
Похититель ее сердца
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Грей. Кристиан Грей о пятидесяти оттенках
Авантюра леди Олстон
Десант князя Рюрика
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
SuperBetter (Суперлучше)