ЛитМир - Электронная Библиотека

Скептически усмехнувшись, Катриона повернулась к запотевшему стеклу и принялась выводить на нем узоры.

— Мне кажется… — Она помолчала. — Шеймус задумал этот брак как возмездие. Наказание для меня, ну а вы, по его замыслу, должны были искупить вину своего отца.

Ричард усмехнулся:

— В таком случае он промахнулся. Не такая уж это жертва — жениться на вас.

Катриона обернулась. Их взгляды встретились — и время остановилось, а вместе с ним их дыхание и даже биение сердец. Воздух сгустился и, казалось, искрился от желания.

С трудом овладев собой, она отвернулась.

— Как бы там ни было, вы не собираетесь этого делать.

Ричард вздохнул. Когда до нее дойдет, что ее повелительный тон на него не действует?

— Вы вправе думать, что вам угодно. Но поверенный вернется не раньше чем через неделю, и тогда же я сообщу о своем решении. — Он не собирался спешить и хотел за это время разузнать как можно больше. О Катрионе и причинах, побудивших Шеймуса составить столь абсурдное завещание.

Пожав плечами, она снова уставилась в окно. Приглушенное «упрямый как мул» донеслось до ушей Ричарда.

Он двинулся к ней, бесшумно ступая по ковру. Катриона почувствовала его приближение и резко обернулась. В панике она сделала шаг назад, но затем остановилась и посмотрела на него.

Она выглядела такой восхитительно взъерошенной, что Ричард не смог сдержать улыбки.

— Не беспокойтесь, я не собираюсь набрасываться на вас. В ее очах сверкнули золотые искорки.

— Я и не думала…

— Думали. — Глаза ее были широко распахнуты, грудь бурно вздымалась. Ричард усмехнулся. — Позвольте заверить вас, что, как подопечная хозяина дома и добродетельная незамужняя особа, вы вычеркнуты из моего списка объектов обольщения, — Он легко угадал ход ее мыслей. — О нет, — вкрадчиво произнес он, — это вовсе не означает, что вы можете чувствовать себя в безопасности. — Он откровенно улыбнулся. — Просто я не намерен соблазнять вас до брака.

Взгляд, которым одарила его Катриона, предполагал немедленное испепеление. Внезапно выражение ее лица изменилось.

— Я только сейчас сообразила… По завещанию требуется только ваше согласие жениться на мне, но не мое. Шеймус знал, что я не соглашусь. У меня нет перед ним никаких обязательств. — Она озадаченно сдвинула брови. — На что он рассчитывал?

Глядя ей в глаза, Ричард подавил желание прильнуть к мягким полуоткрытым губам.

— Я уже говорил вам. Шеймус досконально изучил Кинстеров.

— Ну и что?

— Если я публично заявлю, что женюсь на вас, я так и сделаю.

Глаза ее возмущенно распахнулись, затем превратились в изумрудные щелочки.

— Это просто смешно! Чтобы жениться на мне, вы должны получить мое согласие. А я его не дам!

— Если я решу, что вы мне подходите… — он выдержал паузу, чтобы «если» не прошло мимо ее внимания, — мне придется убедить вас.

— И как вы себе это представляете? — осведомилась девушка.

Вместо ответа Ричард протянул руку и не спеша погладил тугой завиток, трепетавший у нее над ухом.

Катриона резко выдохнула и отшатнулась. Кровь отлила от ее лица. Прищурившись, она устремила на него разгневанный взгляд.

— Этому не бывать! — выпалила она, И, круто повернувшись, гордо удалилась, с грохотом захлопнув за собой дверь.

Глава 4

Катриона провела беспокойную ночь. Даже во сне ее преследовал образ воина. Вынужденная за завтраком наблюдать это лицо во плоти, она решила для успокоения проехаться верхом.

Направившись к себе, чтобы переодеться, она встретила наверху лестницы Алгарию.

— Куда это ты собралась в такую рань?

— Хочу подышать свежим воздухом. И как только при таком холоде может быть настолько душно?

Алгария пренебрежительно фыркнула.

— Что верно, то верно. Атмосфера здесь не слишком бодрящая, — она бросила проницательный взгляд на Катриону, — особенно весь этот фарс.

— Фарс?

— Яснее ясного, что этот тип не женится — ни на тебе, ни на ком-либо другом, — мрачно изрекла Алгария. — Негодяй просто решил поразвлечься за наш счет. Даже Мэри не сомневается, что в конечном итоге он откажется принимать участие в безумных играх Шеймуса и уедет в Лондон. Она считает, что он делает вид, будто размышляет над этим делом, только из вежливости.

Катриона выпрямилась.

— Вот как?

Алгария улыбнулась и похлопала ее по руке.

— Ну-ну, успокойся. В конце концов, именно это нам и нужно. — Она двинулась вниз по лестнице. — Чтобы он убрался восвояси и оставил тебя в покое.

Катриона постояла, недоумевая, чем вызвано охватившее ее разочарование. Затем развернулась и решительно зашагала в свою комнату.

Облачиться в костюм для верховой езды было делом нескольких минут. Облегающий жакет и широкая юбка из изумрудно-зеленой саржи, при всем их удобстве, не соответствовали холодной погоде. Порывшись в шкафу, Катриона извлекла подбитый мехом старомодный плащ. Поразмыслив, что делать с волосами, заплела их в косы и обернула вокруг головы.

— Готово! — Довольная, что прическа не растреплется, она набросила плащ и вышла из комнаты.

Конюшня располагалась между главным зданием и склоном горы, укрывавшей поместье от северных ветров. Мела поземка, небо хмурилось, но легкое ненастье не могло остановить такую опытную наездницу, как Катриона, тем более что, несмотря на серость пейзажа, видимость была отличной. Температура держалась выше нуля, и хотя в полях лежал снег, на дорожках его уже не было, как и ледяной корки, представлявшей основную опасность.

Одним словом, вполне приемлемый для прогулки зимний день. Решив так, Катриона выехала со двора конюшни и направилась к деревьям. Здешние места ей были хорошо знакомы. В свой прошлый приезд она часто каталась верхом, когда хотела отвлечься от кипевших в доме баталий. Тропа, которую она выбрала на этот раз, карабкалась вверх по склону горы, извиваясь среди берез. Понукая мощного гнедого, Катриона предвкушала быструю скачку по безлесной вершине Келтихэда.

Деревья расступились, и нагорье раскинулось перед ней во всей красе. Ветер стих и лишь тихонько посвистывал в оголенных ветвях. Даже редкий снежок перестал неторопливо падать на землю. Душа Катрионы воспарила; набрав полную грудь бодрящего воздуха, она окинула взором бескрайнее пространство. Прямо перед ней расстилался обширный луг, покрытый жесткой травой. С ликующим возгласом она пришпорила гнедого, пустив его рысью, которая плавно перешла в галоп.

Став одним целым с лошадью, Катриона в радостном возбуждении неслась сквозь безмолвные просторы, приветствуя простые радости бытия.

Она была на полпути к вершине, когда тяжелый топот копыт и ржание нарушили тишину. Оглянувшись, она увидела у кромки леса знакомую фигуру верхом на вороном коне. Неподвижный и темный, как деревья за его спиной, Ричард наблюдал за ней. Он слегка пошевелился, и мощное животное пришло в движение.

Горло Катрионы перехватило. Черт бы его побрал! Почему он не оставит ее в покое? Продолжая мысленно поносить Ричарда, она невольно улыбнулась. В ее улыбке не было и тени раздражения, только женское лукавство и возбуждение.

Он что же, последовал за ней?

Склонившись к шее коня, Катриона рванулась вперед в полной уверенности, что сможет оторваться от Ричарда. Она знала себе цену как наезднице, к тому же он был намного тяжелее. На границе открытого пространства она помедлила, выбирая, по какой из троп двинуться дальше, и бросила взгляд через плечо. Глаза ее расширились, она ахнула, чуть не вылетев из седла, Ричард был всего лишь в двух корпусах от нее!

Нырнув в ближайший просвет между деревьями, Катриона поскакала по каменистой тропе, петлявшей среди поросших лесом скал. Вырвавшись на очередную опушку, она перешла на ровный галоп и дала волю гнедому. Тот стремительно понесся над заснеженной землей, однако тяжелый топот копыт вороного по-прежнему раздавался за ее спиной, и расстояние между ними неумолимо сокращалось.

12
{"b":"18132","o":1}