ЛитМир - Электронная Библиотека

Выбравшись из кареты, Ричард принялся искать признаки жизни, но тщетно. Несмотря на сумрак зимнего дня, нигде не горел свет. Немногочисленные узкие окна, обязанные своим существованием исключительно необходимости, не прикрывали шторы. Если в Келтибурне, у подножия горы, было холодно, здесь, наверху, царила стужа.

Наконец, в ответ на настойчивый стук Уорбиса, парадная дверь распахнулась. Предоставив камердинеру и двум лакеям заниматься багажом, Ричард поднялся по ступеням к престарелому дворецкому, застывшему на пороге.

— Ричард Кинстер, — небрежно уронил он, вручая встречавшему свою трость. — Я здесь по воле покойного мистера Макинери.

Дворецкий поклонился.

— Семья собралась в гостиной, сэр.

Освободив Ричарда от тяжелого плаща, он двинулся вперед, показывая путь. Впечатление гробницы усиливалось по мере того, как они следовали по вымощенным плиткой коридорам, через каменные арки, обрамленные гранитными колоннами, мимо череды плотно закрытых дверей. Холод все более проникал внутрь. Ричард уже подумывал о том, не попросить ли назад свой плащ, как вдруг дворецкий остановился у одной из дверей и распахнул ее.

Подождав, пока о нем доложат, Ричард вошел в комнату.

— О, конечно! — Цветущий джентльмен с копной рыжеватых волос вскочил, оторвавшись от игры с двумя малышами, расположившимися на ковре перед камином.

Сцена показалась Ричарду настолько домашней, что его лицо смягчилось.

— Надеюсь, я не помешал?

— Ни в коем случае! То есть… — Мужчина запнулся и протянул руку. — Джейми Макинери. — А затем, словно только что об этом вспомнил, с некоторым удивлением добавил: — Владелец Келтихэда.

Ричард пожал протянутую руку. Младше его на три года, Джейми был ниже на целую голову, плотный, с круглым лицом, выражение которого нельзя было охарактеризовать иначе чем открытое.

— Как доехали? Надеюсь, хорошо?

— Благодарю вас, сносно. — Ричард бросил взгляд в глубь комнаты, пораженный числом собравшихся.

— Позвольте вас представить.

Джейми начал со своей жены Мэри — молодой привлекательной женщины, слишком смирной, на вкус Ричарда, но вполне подходящей для Джейми — и детей, не сводивших с вновь прибывшего любопытных глаз, словно никогда в жизни не видели ничего интереснее. Кроме них, в комнате находились две сестры Джейми с мужьями и болезненного вида потомством, а также надутый юноша, оказавшийся младшим братом Джейми, Малькольмом.

Никогда еще Ричард не чувствовал себя до такой степени хищником, нежданно-негаданно попавшим в курятник. Но до поры до времени он спрятал зубы и, усевшись на предложенный стул, учтиво принял чашку чаю. Завязавшийся разговор касался преимущественно погоды,

— Похоже, ожидается снегопад, — заметил Джейми. — Хорошо, что вы успели вовремя добраться.

Ричард пробормотал что-то приличествующее случаю и сделал глоток.

— В этом году у нас на редкость холодно, — сообщила ему Мэри запинаясь. — Но, говорят, в Глазго и Эдинбурге теплее.

Ее невестки не слишком внятно выразили свое согласие. Малькольм с недовольным видом поерзал в кресле:

— Не понимаю, почему мы не уезжаем отсюда на зиму, как все в округе? Зимой здесь совершенно нечего делать.

Повисло молчание, и Джейми поспешил оживить обстановку:

— Как насчет того, чтобы пострелять? У нас здесь затевается большая охота. Отец говаривал, что дичь нужно выгребать подчистую.

Ричард с готовностью поддержал тему и помог Джейми увести разговор от стесненных обстоятельств, в которых, судя по всему, пребывала семья. Беглый взгляд подтвердил, что сюртуки и сапоги мужчин сильно поношены, платья женщин давно отстали от моды. Одежда младших детей перелицована, а мешковатый сюртук Малькольма явно служил второй срок, доставшись, видимо, в наследство от Джейми.

Ответ на вопрос Малькольма был очевиден. Дети Шеймуса жили в этом доме по той простой причине, что им некуда было податься. Что ж, подытожил Ричард, по крайней мере у них есть крыша над головой, а Шеймус, наверное, позаботился, чтоб они не голодали. В доме не чувствовалось и намека на бедность или недостаток слуг. Да и чай был отменного качества.

Допив чай, Ричард поставил чашку, впервые задавшись вопросом, где же прячется его колдунья. Он не увидел ни самой девушки, ни ее старшей спутницы. Он хорошо рассмотрел ее в лунном свете и теперь не находил ничего общего между ней и семейством Макинери, кроме рыжих волос и, пожалуй, веснушек.

Физиономии Джейми и Малькольма были сплошь усыпаны веснушками. Их сестрам повезло немногим больше. У колдуньи же, насколько он помнил, был нежно-кремовый цвет лица и кожа без единого пятнышка, за исключением легкой россыпи тех самых веснушек на изящном носике. Ричард решил непременно уточнить сей факт при следующей встрече. Однако, несмотря на желание приблизить это событие, он не счел нужным сейчас упоминать о девушке, не имея представления, какое отношение она имеет к семье Макинери.

Он лениво поднялся, вызвав переполох среди дам. За ним тут же встал и Джейми.

— Не могли бы мы что-нибудь сделать для вас? То есть… вам ничего не нужно?

Хотя Джейми и старался держаться как глава дома, его непосредственность не могла не вызывать симпатии. Ричард снисходительно улыбнулся:

— Благодарю вас, у меня все есть. — Кроме неуловимой колдуньи, добавил он про себя.

С любезной улыбкой он непринужденно извинился и удалился в свою комнату, чтобы привести себя в порядок перед обедом.

Ричард пребывал в неведении вплоть до самого вечера, когда колдунья вошла в гостиную, на секунду опередив дворецкого, возвестившего, что обед подан.

Рассеянная улыбка, которой Катриона удостоила собравшихся, уступила место изумлению, когда ее взгляд упал на Ричарда.

Он медленно раздвинул губы в усмешке, забавляясь ее ошарашенным видом. На секунду в комнате повисло мол-чание, затем Джейми выступил вперед.

— Э… Катриона, это мистер Кинстер. Он приглашен на оглашение завещания.

Она перевела взгляд на Джейми.

— Вот как? — спросила она с явным сомнением. Джейми переступил с ноги на ногу, с извиняющимся видом покосившись на Ричарда.

— Первая жена отца оставила ему наследство. Па придерживал его до сих пор.

Нахмурившись, Катриона открыла было рот, собираясь что-то спросить, но ей помешал Ричард. Незаметно подобравшись ближе, он взял ее за руку. Она подпрыгнула и попыталась высвободиться из его железной хватки.

— Добрый вечер, мисс… — Ричард вопросительно покосился на Джейми.

Однако ответила ему сама колдунья.

— Мисс Хеннеси, — произнесла она ледяным тоном и снова попыталась вырваться.

Ричард невозмутимо дождался, пока она посмотрит на него, и поднес к губам ее руку.

— Польщен, — проворковал он, неторопливым поцелуем скользнув по ее пальцам. Его улыбка стала шире, когда в ответ он ощутил дрожь. — Мисс Хеннеси.

От взгляда, которым она его наградила, другой упал бы замертво, но Ричард лишь приподнял бровь, продолжая удерживать ее руку и внимание.

— По вполне понятным причинам Джейми не решился сообщить вам, что первая жена мистера Макинери — моя мать.

По-прежнему хмурясь, Катриона взглянула на побагровевшего Джейми.

— Ваша?.. — Уловив наконец подтекст, содержавшийся в его словах, она залилась румянцем. — О… Понятно.

Ричард удивился, не обнаружив в ее голосе ни тени осуждения. Вопреки его ожиданиям Катриона даже перестала выдергивать руку. Ее тонкие пальцы теперь спокойно лежали в его ладони. Она испытующе посмотрела ему в глаза, а затем царственно кивнула, признавая за ним право находиться здесь. Судя по ее поведению, то, что он незаконнорожденный, ее ничуть не смутило.

Еще никогда никто не принимал двусмысленность положения Ричарда так безоговорочно спокойно.

— Катриона — подопечная моего отца… — Джейми осекся и прочистил горло. — Собственно говоря, теперь моя.

— Вот как? — Ричард учтиво улыбнулся. — Что ж, это объясняет ваше присутствие здесь.

5
{"b":"18132","o":1}