ЛитМир - Электронная Библиотека

Проснувшись утром, Алатея с трудом приподнялась на подушках и осмотрелась.

Она не сразу увидела Нелли с покрасневшими глазами, хлюпающую распухшим носом. Только этого не хватало!

— Нелли Макартур! Ступай в постель немедленно. Не желаю ни видеть, ни слышать ни тебя, ни твоих жалоб. Не являйся, пока не почувствуешь себя лучше.

— Но кто же тогда о вас позаботится? Вы должны быть на всех этих балах и вечерах, и ваша мачеха говорит…

— Перестань! Я сама прекрасно могу позаботиться о себе.

— Да, конечно, но…

— Если несколько раз я причешусь сама и сделаю простую прическу, никто не подумает ничего дурного. А сейчас я скажу Фиггс, чтобы она приготовила тебе бульон.

Едва кивнув в ответ, Нелли зашаркала к двери.

Как только дверь за горничной закрылась, Алатея снова упала на подушки, закрыла глаза и блаженно застонала.

/Она знала, что никогда больше не будет, такой, как прежде.

Глава 12

Когда Алатея направилась вверх по лестнице в свою комнату, чтобы взять широкополую летнюю шляпу для работы в саду, Мэри и Элис не стали ждать ее, а занялись прополкой сорняков вдоль длинного забора.

Спустившись, она оглядела проделанную ими работу, потом сказала:

— Я буду полоть на противоположной стороне, вон на той клумбе.

Предоставив сестер друг другу, она удалилась, чтобы предаться своим мечтам, точнее, чтобы бороться с ними.

Центральная клумба была расположена вокруг небольшого фонтана. Взмывая вверх, струя воды обрушивалась в широкую чашу, при этом разбиваясь на мелкие брызги.

Расправив плетеный коврик возле клумбы, на которой пышным цветом расцвели анютины глазки, Алатея встала на колени, натянула на руки старенькие перчатки и принялась за дело.

Вокруг нее вся семья жизнерадостно предавалась утренним рутинным делам. Из-за угла дома появились Джереми и Чарли, таща сучья, срезанные с разросшихся кустов. Через полчаса должен был приехать учитель. Джереми, а Чарли предстояло переодеться в выходное платье и отправиться к приятелям.

Мисс Хелм и Огаста, не расстававшаяся с Роз, вышли из дома и устроились на литой чугунной скамье. С того места, где находилась Алатея, ей было хорошо слышно, как мисс Хелм ведет урок ботаники.

Через час ей, Мэри и Элис тоже предстояло, смыв с себя пыль и грязь, переодеться и быть готовыми к своему утреннему выходу, экскурсии, которую уже организовала Сирина, а пока…

Как только руки Алатеи оказывались заняты какой-нибудь работой, не требующей умственного напряжения, мысли ее улетали далеко…

Она знала, что больше никогда не сможет встретиться с ним без свидетелей. Несмотря на то что последняя ночь принесла ей наивысшее наслаждение, она не хотела больше рисковать.

Одному Господу известно, что подумает Джейкобс о шпильках, валяющихся на полу экипажа.

И все же Алатея воспринимала это приключение скорее как взлет, а не как падение.

Прошлой ночью она пережила все, кроме смерти, и была так счастлива, что теперь могла испытывать только радость и подъем.

Ее губы растянулись в непроизвольной улыбке. Интересно было бы узнать, о чем он думал, когда держал ее, обнаженную, на коленях. Она подозревала, что это было частью какого-то плана.

Возможно, он хотел сломить ее волю, сделать своей рабыней. И все же, какую бы власть он ни имел над ней, она имела над ним еще большую.

Она удивила его заявлением, что желает его. Другие леди, должно быть, не были такими отважными. Но ему понравилась ее смелость и откровенность.

Стоя на коленях над клумбой, мечтами Алатея улетала все дальше и дальше, пока загадочное хихиканье Элис не вернуло ее с небес на землю.

Она недоуменно заморгала, глядя на вырванный ею с корнем куст анютиных глазок, который держала в руке.

Нахмурившись, Алатея попыталась снова посадить его в ямку, из которой только что вырвала. Утрамбовав землю вокруг, она критически оглядела горку вырванных ею сорняков, и еще два куста анютиных глазок были тотчас же посажены на прежнее место.

Досадная оплошность лишний раз доказывала, что ей следовало поскорее забыть о прошлой ночи. К тому же она должна была решить, как жить дальше. Теперь Алатее казалось, что она может чувствовать себя в безопасности только на людной улице при ярком свете дня, надев под вуаль непроницаемую маску.

Много легче ей было бы общаться с Габриэлем при помощи переписки, но она не представляла себе, каким образом он сможет ей отвечать.

Если же она полностью прервет общение с ним, он сам найдет ее. Алатея знала, что он очень упрям, обладает сильной волей и в нынешнем его состоянии его просто невозможно будет остановить.

Итак, решено — в случае необходимости она будет посылать ему записки, и это продолжится до тех пор, пока им не удастся узнать нечто полезное. Тогда она встретится с ним на Гросвенор-сквер.

Вдруг неясное воспоминание о дневниках леди Эстер Стенхоуп заставило ее поднять голову.

Алатея выпрямилась и, стряхнув пыль с перчаток, быстро сняла их; потом, придирчиво оглядев результаты общей деятельности, кивнула.

— Для сегодняшнего дня мы неплохо потрудились.

Ответом ей были сияющие взгляды Мэри и Элис.

— Я хочу снова сходить в Хукэмовскую публичную библиотеку и взять книги. Пойдете со мной?

— О да!

— Что ж, уверена, мы проведем время с пользой, — С этими словами Алатея повернула к дому.

В биографии исследовательницы она нашла то, что искала — карту Восточной Африки, где были обозначены даже не самые крупные города.

Откинувшись на спинку стула, Алатея размышляла о своем открытии. В доме было тихо. Лампа на письменном столе отбрасывала свет на страницы открытой книги. В камине догорали дрова, освещая янтарным светом комнату и делая ночное бдение более комфортным и уютным.

В течение всего дня Алатея использовала каждую свободную минуту, чтобы предаться изучению биографий и дневников, взятых ею из библиотеки, и наконец набрела на что-то стоящее.

На лестнице часы пробили три — начало нового дня.

Подавляя зевоту, Алатея закрыла книгу и поднялась. Пора в постель.

Следующий день она провела в холле Королевского научного общества.

— К сожалению, — сообщил ей секретарь, глядя на нее сквозь пенсне с толстыми стеклами, — сейчас у нас не читают лекции на интересующую вас тему.

— Как жаль! Но возможно, общество может порекомендовать какого-нибудь эксперта, хорошо знающего восточную часть Африки, чтобы я могла с ним проконсультироваться?

Секретарь внимательно оглядел ее, потом кивнул.

— Подождите немного.

Отойдя в конец комнаты, Алатея села на деревянную скамью у стены и стала ждать, однако ее постигло разочарование: вскоре секретарь вернулся, качая головой и разводя руками. Вид у него был несколько раздраженный.

— В наших списках не значится ни одного эксперта по Восточной Африке, хотя есть трое по Западной.

Алатея поблагодарила и пошла к выходу. Задержавшись на ступеньках, она некоторое время раздумывала, потом направилась к своему экипажу.

— Где мы можем найти картографическое бюро города, Джейкобс? — спросила она кучера.

— Где-нибудь на Стрэнде, — высказал предположение тот.

Ей пришлось побывать в трех разных учреждениях, и во всех трех она получила неутешительный ответ.

Алатея вернулась на Маунт-стрит, чувствуя полное изнеможение.

Дворецкий встретил ее поклоном, и она с достоинством вручила ему свою шляпку.

— Благодарю, Крисп. Думаю, я немного отдохну в библиотеке.

— Конечно, мисс. Не подать ли вам чаю?

— Пожалуй.

Однако чай не особенно прибавил ей бодрости. Каждый раз, когда она полагала, что стоит на пороге открытия, и ожидала существенных результатов, все шло прахом, и надежды ее не оправдывались. Тем временем день, когда Кроули должен был потребовать выполнения финансовых обязательств, неотвратимо приближался.

Алатея вздохнула. Отставив пустую чашку, она откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза.

36
{"b":"18133","o":1}