ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы мерзавец! — закричала она и изо всей силы дала ему пощечину.

Кроули разразился бранью и отпрянул, потянув ее за руку, стараясь сбить с ног. Алатея вскрикнула. Тогда он шлепнул ее по губам ладонью.

Удар оказался болезненным, но боль не усмирила, а только разъярила ее и придала ей сил. Грязно ругаясь, Кроули обхватил ее за талию. Она молотила его по ребрам, но, когда мясистые ручищи сомкнулись вокруг нее, уже ничего не могла сделать и оказалась вплотную прижатой к его груди. Он на-половину нес, наполовину волок ее по коридору, торопясь к двери, видневшейся в самом его конце.

Алатея извивалась и пыталась вырваться, однако все усилия ее были напрасны.

Изловчившись, она дотянулась до ушей Кроули и изо всей силы рванула их.

Негодяй взвыл и сделал попытку отступить назад, но Алатея успела прочертить ногтями борозды на его щеках.

— Сука! — завопил Кроули, оглушая ее своим криком. — Ты за это заплатишь! За каждую царапину!

Единственное, чему Алатея могла бы порадоваться, так это тому, что коридор не давал ему возможности развернуться и как следует ударить ее.

Алатея сопротивлялась яростно, извивалась и брыкалась, но это только слегка замедляло их продвижение к цели.

В двух ярдах от открытой двери Кроули остановился и, прежде чем Алатея поняла, что происходит, распахнул другую дверь, до этого скрытую от ее глаз.

Увидев за дверью кровать, приделанную к стене, она вцепилась в дверной косяк. Сопротивление возросло вдвое, но дюйм за дюймом Кроули все-таки удавалось проталкивать свою жертву в крошечную каюту. Потом он ударил кулаком по ее пальцам…

Алатея с криком выпустила косяк, и Кроули таки удалось втолкнуть ее внутрь.

В этот момент наверху загрохотали шаги. Алатея и Кроули замерли, подняв головы и уставившись в потолок.

И тут Алатея, набрав полную грудь воздуха, закричала что есть силы.

Кроули чертыхнулся и грубо толкнул ее.

Наступив на подол своего платья, Алатея упала, но тотчас же снова поднялась и закричала:

— Габриэль!

И тут же дверь захлопнулась у нее перед носом, а потом раздался скрежет ключа.

Крадучись пленница подобралась к двери и попыталась выглянуть в замочную скважину. Ей удалось разглядеть стену коридора напротив. Она возблагодарила Бога — ведь это означало, что Кроули вытащил ключ.

Алатея извлекла шпильку из волос и принялась за работу.

Стоя за дверью, Кроули прислушался. Шаги прозвучали у него над головой по верхней палубе — кто-то проверял люки один за другим. Неужели Кинстер? На губах у Кроули появилась самодовольная улыбка. Потом он рассмеялся и, повернувшись, вошел в открытую дверь большой каюты.

Найдя наконец главный люк, Габриэль потянул за скобу; но только после того, как ему на помощь подоспел Чиллингуорт, вместе им удалось сдвинуть с места тяжеленную крышку люка. Они свесили головы вниз, в тускло освещенный коридор, и убедились, что свет падал из открытой двери каюты.

Габриэль оглянулся на Чиллингуорта и показал ему знаком, что собирается спуститься вниз.

Вцепившись в край люка, он протиснулся в щель между крышкой и полом палубы, а затем, нащупав перекладины внутреннего трапа, быстро скользнул вниз.

Однако не успел Габриэль выпрямиться и сделать шаг по коридору, как пистолет Кроули нацелился ему прямо в сердце.

Послышался щелчок взводимого курка, и тут же коридор будто взорвался от звука выстрела. Но еще прежде неожиданная преграда закрыла Габриэля от Кроули — это Алатея вырвалась в коридор.

Дверная панель, в которую угодила пуля, затрещала возле ее плеча.

В узком пространстве коридора выстрелы казались оглушительными.

— На пол! — услышала она рев Габриэля. Сзади послышались проклятия Кроули, а затем его громоподобные шаги.

Дверь, только что выпустившая Алатею, захлопнулась. Кроули некоторое время с ненавистью смотрел на приближавшегося к нему Габриэля, затем повернулся и побежал в сторону главной каюты.

— Стой! — Алатея метнулась вслед за Кроули, чтобы не дать ему перезарядить пистолет, но, ворвавшись в каюту, увидела, что бандит схватил одну из двух сабель, похожих словно близнецы и висевших крест-накрест между двумя иллюминаторами. Сабля издала угрожающее шипение, когда он вытянул ее из ножен.

К счастью, Габриэль уже переступил порог каюты и по доспел как раз вовремя — Кроули одним ударом мог разрубить Алатею надвое. Однако, увидев более достойного противника, он лишь отпихнул ее в сторону, и она с силой ударилась о стену.

Теперь Габриэль видел только Кроули. Расставил ноги, здоровяк держал саблю за эфес обеими руками, и его поза показывала, что он никогда не участвовал в рукопашном бою.

Габриэль улыбнулся безумной и страшной улыбкой. Кроули эта улыбка не сулила ничего хорошего, и в его движениях появилась неуверенность — он топтался на месте, переминаясь с ноги на ногу. Наступавший на него Габриэль медленно кружил по комнате, ожидая удара…

Наконец Кроули сделал резкое движение влево. Сабля со свистом рассекла воздух…

И тут Габриэль показал, на что способен, — его левая ладонь сжала руки Кроули, яростно вцепившиеся в рукоять сабли, в то время как кулаком правой руки он нанес противнику сокрушительный удар в челюсть.

Кроули покачнулся, но тут же, собрав все силы, попытался отбросить Габриэля, чтобы пустить в ход саблю.

В конце концов ему все же удалось вырваться, и на этот раз он оказался более проворным — его удар попал в цель. Левая рука Габриэля на мгновение беспомощно опустилась.

Все же, несмотря на полученную рану, Габриэлю удалась загнать противника в угол, и по мере того как он давил на перехваченную им саблю, оружие медленно, дюйм за дюймом, приближалось к лицу Кроули.

Скрипя зубами, тот смотрел на смертоносное лезвие, стараясь найти выход и спастись от смерти.

Неожиданно Габриэль отскочил назад. Сабля со звоном упала на пол. Кроули выпрямился, и тотчас же на него обрушился страшный удар — кулак Габриэля угодил точно в солнечное сплетение.

Кроули заревел от боли и, пошатнувшись, потерял равновесие.

Вжавшись в стену, Алатея наблюдала за схваткой — сердце ее билось где-то у горла. Даже на неопытный взгляд, Габриэль явно выигрывал, хотя сейчас он больше рисковал, подступая к противнику ближе и ближе, чтобы нанести ему последний сокрушительный удар. Однако и Кроули не зевал.

Ему удалось обрушить свой кулак на голову Габриэля, а затем лягнуть его ногой чуть выше левого бедра.

С глухим стуком Габриэль упал на пол, ударившись головой о край стола. Больше он не двигался. Кроули, тяжело дыша, стоял над ним, моргая своими заплывшими поросячьими глазками. Потом его зубы сверкнули в злобной усмешке. Оглядевшись вокруг, он бросился поднимать упавшую саблю.

В это время Габриэль застонал. Приподнявшись на локте и повернув голову, он увидел занесенное над ним оружие.

Кроули смотрел на него, и по его лицу расплывалась широкая улыбка. Глаза негодяя сверкали, сабля в его руке чуть подрагивала. Еще миг — и она опустится…

Между тем Алатея, боясь вздохнуть, медленно, дюйм, за дюймом продвигаясь вдоль стены, бесшумно обошла Кроули сзади. Он все еще медлил, готовясь нанести решительный удар.

Сделав резкое движение, Алатея сорвала со стены вторую саблю и рывком выхватила ее из ножен. По комнате пронеслось злобное шипение. Сабля оказалась слишком тяжелой для нее. Однако, задыхаясь, она все же подняла сверкающее оружие и опустила его на спину врага.

Пытаясь повернуться, Кроули взмахнул своей саблей…

В этот момент окончательно пришедший в себя Габриэль неожиданно вытянул ногу и пнул Кроули в пах.

Его противник зашатался, и это придало Алатее сил — она мгновенно подняла саблю. Затем, сверкнув в воздухе, лезвие снова опустилось и пронзило Кроули.

С лица только что столь уверенного в себе здоровяка сразу сбежали все краски, его выражение стало бессмысленным. Он все еще ухитрялся держаться на ногах, сжимая в руках саблю, пытаясь повернуться и посмотреть, что торчит у него из спины. Взгляд его говорил о том, что Кроули так ничего и не понял…

64
{"b":"18133","o":1}