ЛитМир - Электронная Библиотека

Филлида сверяла со списком каждый предмет, проносимый в церковную дверь, а мистер Филинг составлял отдельный список, отмечая в нем тех, кто участвовал в этом ночном мероприятии и кто что принес.

Один из людей, Хьюги, обратил ее особое внимание на какой-то сверток:

— Это почти то, что надо.

Филлида кивнула:

— Отлично, тогда пойдет прямо сейчас.

— Это последнее на сегодня.

Оскар, здоровенный парень, опустил мешок на землю. Он был главным среди мужчин и, похоже, одним из организаторов дела. Филлида, улыбаясь, наклонилась над мешком.

— Тихая и спокойная ночь?

— Ага, как раз как я люблю. — Оскар вновь взвалил мешок на плечи. — Поставлю это, мы и пойдем.

Филлида захлопнула свой гроссбух и повернулась к мистеру Филингу. Тот улыбнулся:

— Все идет так гладко.

— Благодарение небесам. — Филлида направилась ко входу в ризницу. — Хочу внести это в счет.

Пропустив выходивших из церкви Оскара и Хьюги, они попрощались с ними. Парни двинулись по дорожке к выходу. Затем все тихо растворились во тьме, отправившись по домам.

Филлида не могла последовать их примеру тотчас же. Она направилась к дверям церкви со словами:

— Я, по-видимому, буду занята следующие несколько дней, поэтому подготовлю все последние счета и оплачу вперед. Когда вы получите деньги, сможете расплатиться с людьми, не разыскивая меня.

— Отличная идея. — Филинг огляделся вокруг. — Я просто хочу быть уверен, что все в порядке.

Филлида подошла к саркофагу, который она использовала вместо письменного стола. Он был пристроен прямо к стене, с многочисленными нишами, вырезанными в его поверхности. В настоящий момент в этих нишах стояли бухгалтерские книги, письменные принадлежности и все необходимое для ведения финансовых дел. Рядом с саркофагом стоял деревянный табурет, она отодвинула его и села, по-детски обвив ногами ножки. Подвинув поближе лампу, она приступила к работе.

Позади нее Филинг перемещался между рядами коробок и ящиков, заполнявших ризницу. Филлида переписала номера, затем приступила к вычислениям. Какой-то звук донесся до нее. Она обернулась и заметила, что Филинг стоит рядом.

— Все в порядке. Думаю, у нас с Томпсоном не будет проблем со следующей поставкой.

— Отлично. — Филлида посмотрела на книги, лежавшие перед ней. — Я еще задержусь, так что спокойной ночи.

Филинг нахмурился.

— Не хотелось бы оставлять вас здесь в такое время одну…

— Чепуха! — Девушка заявила это с уверенной улыбкой, хотя впервые в жизни не была уверена, что хочет остаться одна в такой час. — Со мной все будет в порядке, и, по правде говоря, я работаю гораздо быстрее в полной тишине. Если вы плотно прикроете дверь, маловероятно, что кто-нибудь войдет. Я буду в полной безопасности. — И она вернулась к своим записям. — Я задержусь всего минут на пятнадцать, не больше.

Мистер Филинг усомнился было, но она говорила так убедительно. Да и зачем бы кому-либо пришло в голову забираться в церковь поздно ночью?

— Ну что ж — если вы так уверены…

— Я уверена.

— Тогда… спокойной ночи.

— Спокойной ночи. — Филлида кивнула, не поднимая головы, всецело поглощенная работой.

Минутой позже она услышала, как мистер Филинг поднимается по лестнице, затем до нее донесся скрип закрывающейся двери.

Она осталась одна.

В тишине, полностью сосредоточившись, она через пять минут закончила вычисления, затем еще в течение некоторого времени рассчитывала и записывала суммы, причитающиеся каждому участнику предприятия.

Тень легла на страницу.

Задохнувшись, она обернулась…

Люцифер стоял позади, прищурив темно-синие глаза. Сердце подпрыгнуло в ее груди, и она испуганно уставилась на него.

— Не будете ли вы столь любезны объяснить мне, что все это значит?

Она шумно вздохнула, прищурившись в ответ.

— Нет. И советовала бы вам, учитывая ваше намерение поселиться в этой деревне, не бродить ночами по округе, пугая жителей до потери рассудка, — начала она свою тираду довольно спокойным голосом, но к концу почти перешла на крик.

Резко развернувшись к своим гроссбухам, она попыталась успокоиться. Схватив лист промокательной бумаги, попыталась промокнуть записи.

После паузы он сказал:

— Возможно, вы были напуганы, но вовсе не обезумели от страха. И вы могли бы рассказать мне, что происходит, поскольку знаете, что я не оставлю вас в покое, пока не узнаю.

Это-то она знала: от него так легко не отделаешься. И в общем-то не было причин, по которым он не мог бы узнать правду, особенно если останется в Колитоне. Захлопнув книгу, девушка поставила ее на место:

— Я занимаюсь импортом товаров.

Поколебавшись, он спросил с некоторым сомнением:

— Это что, новое название контрабанды?

— Это абсолютно законная деятельность. — Порывшись в одной из ниш, Филлида вытащила лист бумаги и протянула ему.

Он прочел: «Колитонская компания по импорту» — и, подняв глаза, переспросил:

— Легальная компания, которая ведет свои дела глубокой ночью?

Его недоверие было совершенно очевидным.

— Нет никакого закона, запрещающего это, — отрезала Филлида и шагнула вперед. Опередив ее, Люцифер поднял лампу. Оставив бумагу на саркофаге, он любезно указал ей в сторону лестницы.

Вместе они вышли в ночь. Люцифер захлопнул дверь.

— И все же объяснитесь.

Филлида двинулась в сторону деревни. Он шел рядом, и его присутствие было скорее приятным, чем раздражающим. Он чувствовал, что не надо настаивать, не то она заупрямится.

— Это побережье контрабандистов. Здесь всегда занимались контрабандой, доставляя товары, не обложенные пошлиной или еще раньше, во времена континентальной блокады, запрещенные к ввозу. Окончание войны с Францией повлекло за собой возрождение торговли, и ранее запрещенные товары стало возможным ввозить открыто.

Они вышли за ограду кладбища и продолжили спускаться вниз к деревне.

— Контрабанда перестала приносить доход: продавать такой товар стало трудно, потому что то же самое можно было купить легально по вполне разумной цене — больше не было необходимости рисковать. Многие из контрабандистов были фермерами — нелегальная торговля была для них побочным заработком. Неожиданно этот дополнительный источник дохода иссяк, и стабильность жизни здесь оказалась под угрозой.

Они пересекли главную улицу и теперь шли по аллее. Когда они вошли в лес, Филлида продолжила:

— Единственным выходом мне представлялось создание Колитонской компании по импорту. Папе известно об этом — это абсолютно законная деятельность. Мы платим все налоги в соответствующей конторе в Эксетере. Мистер Филинг является официальным инспектором.

Обернувшись, она заметила, как Люцифер покачивает головой.

— Узаконенная контрабанда. И вы организовали все это?

— А кто же еще?

Ее ответ вызвал следующий вопрос:

— Но что вы получаете от этого?

— Получаю? — Вопрос явно поставил ее в тупик, она даже была вынуждена остановиться на миг, затем медленно двинулась дальше. — Я полагаю, мир в душе.

Люцифер ожидал услышать совсем иное. Возбуждение, удовольствие от того, что ты нужна, что-то вроде этого, но… «мир в душе?»

— Просто представьте, что могло бы стать альтернативой. — Ее голос стал жестче. — Мы в двух милях от побережья, берег там обрывистый, в море множество рифов и мелей.

— Кораблекрушения? — Он похолодел.

— Именно это и случалось раньше. И я не хочу, чтобы это происходило снова с этими людьми.

Теперь он понимал. Мир в душе.

— Итак, вместо этого вы организовали полностью законное предприятие. — Это был не вопрос, а скорее утверждение, в котором прозвучало одновременно и удивление, и одобрение.

Филлида кивнула.

Некоторое время они шли молча. Люцифер переваривал услышанное.

— Но зачем работать ночью?

Звук, который она издала в ответ, был чем-то средним между ворчанием и вздохом.

— Чтобы это выглядело так, будто эти люди по-прежнему являются контрабандистами.

23
{"b":"18134","o":1}