ЛитМир - Электронная Библиотека

Откинувшись на подушку, Люцифер прикрыл глаза и предался воспоминаниям о минувшей ночи. Губ его коснулась лукавая улыбка. ***

— Я прошу руки вашей дочери.

Оказалось на удивление легко произнести эти слова. Люцифер отвернулся от окна, выходившего на газон перед Грейнджем, и посмотрел в лицо сэру Джасперу.

Не вставая из-за стола, мужчина просиял.

— Великолепно!

Затем его улыбка стала более сдержанной. Он прокашлялся.

— Разумеется, последнее слово останется за Филлидой. Своевольная девушка. Живет, как она хочет, вы знаете.

— Разумеется. — Люцифер подвинул стул, усаживаясь напротив будущего тестя. — Кроме того, ее женихи, похоже, сформировали у нее довольно предвзятое отношение к браку.

— Вот именно — она категорически отвергает саму идею замужества. Не знаю уж, это ее очередная причуда или все от того, что она росла без матери.

— Откровенно говоря, у нее не было особых стимулов к этому. Все, кто рассчитывает жениться на ней, предполагают, что она просто обязана это сделать, и, кроме того, ее ухажеры надеются извлечь из этого выгоду для себя. Не многие женщины хотели бы, чтобы их брали в жены в качестве материальной поддержки.

Особенно умные женщины с командирскими замашками.

— Поэтому, — продолжал Люцифер, — я пока не говорил с Филлидой. Мы встретились впервые только девять дней назад, и, хотя я уверен в своих намерениях, я точно так же уверен, что добиться ее расположения можно, лишь предоставив ей время убедиться самой в правильности этой идеи.

— То есть вы предлагаете подождать, не задавать ей этот вопрос сразу?

— Я предполагаю сначала ухаживать за ней, до того как, образно говоря, встану перед ней на колени. Несколько недель по крайней мере — я не спешу. Полагаю, самое неразумное, что сейчас можно предпринять, это свататься слишком настойчиво.

Если бы он это сделал, она немедленно спросила бы, почему — почему он хочет на ней жениться. И ему пришлось бы срочно представить все традиционные причины, которые выставили бы его в столь же непривлекательном виде, что и остальные претенденты на ее руку. И это вовсе не то, что она хотела бы услышать. Эти причины не убедили бы ее.

У Люцифера была одна очевидная причина жениться на Филлиде, которой никогда не было ни у кого другого, — он переспал с ней и, таким образом, должен был в силу существующих представлений о порядочности вступить в брак, дабы не компрометировать даму. Хотя, принимая во внимание — и это имело отношение к порядочности, — что это задевало чувствительные струны в нем самом, подобная аргументация не была, по его мнению, достаточно мудрой или убедительной, чтобы добиться успеха.

Ни одна женщина не захотела бы слышать, что на ней женятся из соображений порядочности. Позволить Филлиде думать так — или даже предположить такое — было бы жестоко и трусливо. И не имело бы никакого отношения к действительности. Он переспал с ней, потому что намеревался жениться, а вовсе не наоборот.

— Я полагаю, — сказал Люцифер, — что путь мягкого убеждения будет самым подходящим.

Сэр Джаспер кивнул:

— Возможно, вы правы.

Он взглянул на Люцифера, и выражение его лица стало жестче.

— Не буду скрывать от вас — сейчас я бы принял с благодарностью любую помощь относительно Филлиды. Эти нападения на нее — весьма вероятно, уже два раза — заставляют меня более чем беспокоиться. Я не могу найти этому никаких объяснений.

— Думаю, мы должны допустить, что нападавший — это убийца Горация. Едва ли в Колитоне найдутся два человека со столь злобными устремлениями. Но причина, по которой он преследует Филлиду, действительно необъяснима.

— Она говорит, что не представляет, кто бы мог желать ее смерти.

— Хм-м. Я, разумеется, продолжу расследование смерти Горация. С вашего позволения, я буду рассматривать нападения на Филлиду как часть этого дела. Это наверняка один и тот же человек.

— В это трудно поверить, но, увы, я согласен. И мое беспокойство только усиливается.

Люцифер поднялся.

— С вашего же позволения, я не буду спускать глаз с Филлиды. Думаю, в этой роли я буду уместнее, чем кто-либо еще.

Сэр Джаспер поднялся вслед за гостем. Он оценивающе посмотрел на Люцифера, затем кивнул и протянул руку.

— Считайте, что вы получили все необходимые разрешения. Я бы хотел видеть вас своим сыном.

Люцифер пожал протянутую руку.

— Ну что же, — проговорил сэр Джаспер, — теперь вы можете приступить к делу с чистой совестью, а?

Подавив улыбку, Люцифер наклонил голову:

— Безусловно.

Он вышел из кабинета сэра Джаспера, полный решимости приступить к делу незамедлительно, и обнаружил предмет своих размышлений — предмет своего вожделения, страсти и многого другого — в розарии. Филлида срезала цветы и складывала их в корзинку. Люцифер остановился под аркой ворот. Он любовался игрой солнечных бликов на ее темных волосах, переливами шелковых прядей. Любовался светло-золотистым платьем, окутывавшим стройное тело, которое так страстно извивалось под ним прошлой ночью.

Потом шагнул на дорожку.

Филлида обогнула куст и заметила его. Она помедлила, наблюдая, как он приближается, подкрадывается с грацией огромного кота. Как всегда, он был образцом мужской элегантности, на этот раз в темном пиджаке и светлых бриджах, которые охватывали его бедра, скрываясь в блестящих ботфортах. Когда он подошел ближе, сердце ее гулко стукнуло; она сумела успокоиться и обуздать чувства. Филлида прекрасно знала, где находится она и где находится он; она не позволит себе вообразить бог весть что.

— Доброе утро.

Он остановился в шаге от нее и посмотрел в глаза:

— Доброе утро.

Необычный свет в его глазах, нежные интонации голоса согрели ее больше, чем солнце. Обернувшись на кусты роз, она сосредоточилась на чудесном цветке.

— Вам удалось найти письма?

— Я искал, но не смог обнаружить никакой конторки ни на втором этаже, ни в мансарде. Вы уверены, что ее нет внизу?

Она нахмурилась.

— Я не могла ее не заметить.

— Возможно, вам стоит посетить Мэнор сегодня днем и осмотреть комнаты внизу.

Взглянув вверх, она кивнула.

— Было бы облегчением разгадать хотя бы одну загадку.

— Что касается убийства Горация — расскажите мне, что произошло с того момента, как вы вошли, до того времени, как вы покинули Мэнор.

— Я уже рассказала.

— Сделайте одолжение. Должно быть что-то еще, какой-то пустяк, который вы вспомните.

Положив секатор в корзинку, Филлида повернулась. Они направились к дереву в конце сада.

— Попытка забрать шляпу была последним вашим действием? — Он приглашающим жестом указал на каменную скамью под деревом.

— Да. Я думала, она ваша.

— Моя? — Он присел рядом. — Я всегда ношу черные или темно-синие костюмы. Что бы я стал делать с коричневой шляпой?

— В тот момент мне были неизвестны ваши предпочтения в одежде. — Она помолчала, стараясь унять раздражение. — В любом случае, я возвращалась после полудня, чтобы распорядиться относительно ваших лошадей. Я думала, что прихвачу эту шляпу. Я спросила Брислфорда. Он был совершенно уверен, что никакой шляпы в гостиной не было.

— Убийца, должно быть, уверен, что вы опознали его головной убор.

— Но это не так. И к настоящему моменту он уже должен был это понять.

— Верно, значит, он думает, что вы узнаете ее — внезапно вспомните. Что означает… — Люцифер замолчал.

— Означает что?

— Что это некто, кого вы часто видите в этой шляпе.

— То есть, — и она глубоко вдохнула, — это определенно не незнакомец.

— Это кто-то, кого вы знаете.

Слова ледяным холодом повисли между ними.

Филлида выпрямилась и с трудом поборола желание спрятаться в объятиях Люцифера. Скамья была довольно короткой, и он протянул руку, положив ее на спинку скамейки прямо позади девушки. Его грудь была так соблазнительно близка. Желание прильнуть к нему, прижаться к его груди стало еще сильнее.

Она знала, каково быть в его руках. Это давало невероятное чувство безопасности. Но… Филлида была не из породы липучек.

46
{"b":"18134","o":1}