ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Список ненависти
Искушение архангела Гройса
Под северным небом. Книга 1. Волк
Страна Лавкрафта
Бумажная принцесса
Государева избранница
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство
Демоническая академия Рейвана
Аромат от месье Пуаро

— Какая спальня ваша?

Она безмолвно показала на комнату в самом конце. Он поспешно распахнул дверь. Шторы оказались раздвинутыми. Лунный свет струился в окна, освещая разостланную пустую кровать.

Ом осторожно положил девушку на перину.

Ее пальцы беспомощно скользнули по его рукаву. Джайлз наклонился над ней, откинул ее волосы со лба и поцеловал. В последний раз.

Но тут же отстранился.

Он знал, что она наблюдает за ним.

— После свадьбы ты вернешься в Роулингс-Холл.

С этими словами он повернулся и вышел. Франческа увидела, как он пересекает комнату. Она позволила принести себя в постель, предполагая, что он ляжет рядом. Но когда дверь закрылась, она откинулась на подушки, прикрыла глаза и ощутила горечь, жгущую сердце.

— Сомневаюсь, милорд. Очень сомневаюсь.

Глава 6

— Готов сделать последний решающий шаг?

Джайлз бросил досадливый взгляд на Девила, как ни в чем не бывало ворвавшегося в его личную гостиную. Перед ним громоздились блюда с завтраком, но он почти ничего не ел. Сегодня ему не до еды.

Уоллес пришел на рассвете. Джайлз не спал, но был благодарен дворецкому за приход. Он и без того провел достаточно времени наедине со своими мыслями. Ванна, одевание, необходимость решать последние сиюминутные детали занимали его до тех пор, пока Уоллес не подал завтрак, а сам ушел прибирать спальню.

И тут заявился Девил.

— Пришел стать свидетелем последнего завтрака обреченного человека?

— Да, нечто подобное приходило мне в голову.

Выдвинув стул, Девил сел напротив и оглядел нетронутую еду.

— Бережешь аппетит на потом?

— Совершенно верно.

Он почувствовал, как дернулись губы.

— Не могу сказать, что осуждаю тебя, особенно если все, что говорят о будущей графине, — правда.

Джайлз слегка нахмурился:

— А что о ней говорят?

— Да то, что твой выбор именно таков, какого следовало ожидать. Твой дядя был просто потрясен. Правда, никто из нас ее не видел: они прибыли поздно вечером.

Джайлз всегда считал, что стандарты Хорэса мало чем отличаются от его собственных. Правда, дяде уже за шестьдесят, и возможно, вкусы его изменились и теперь ему нравятся покорные и воспитанные.

— Ты познакомишься с ней довольно скоро, тогда и сможешь составить свое мнение.

Девил потянулся к булочке.

— Не собираешься снова твердить, что женишься не по любви, а по обязанности?

— Чтобы навеки разрушить твои заветные мечты? Для этого я слишком учтивый хозяин.

Девил пренебрежительно фыркнул.

Джайлз глотнул кофе. Он вовсе не собирался вводить Девила в заблуждение, но и объяснять ничего не желал. Отказ от цыганки и от своих мучительных желаний истощил его энергию. Ему следовало бы самодовольно потирать руки, лучиться триумфом, предвкушая успешное завершение тщательно продуманных планов. Но вместо этого он ощущал, как внутри что-то умерло, оставив лишь равнодушие и глухую тоску.

Он сделал верный шаг. Единственное, что смог предпринять, и все же… и все же чувствовал, что ошибся, жестоко ошибся. Совершил некий грех, куда худший, чем тот, в который она пыталась его втянуть. И не мог отделаться от этого чувства, хотя и пытался. Почти всю ночь. И вот теперь собирался идти под венец с одной женщиной, хотя его мысли занимала другая. Сочетание сумасбродства и невинности, красоты и необузданности, вместе с обещанием безумной страсти, раскованных ласк… Этого было достаточно, чтобы свести с ума любого мужчину.

Цыганка потрясла его, зачаровала так, как ни одна женщина до нее.

Но сегодня он от нее избавится. Как бы ни была привязана к ней Франческа, он запретит жене видеться г подругой. Цыганка уберется отсюда самое позднее к завтрашнему дню.

— Не хотелось бы напоминать, но для сомнений, пожалуй, немного поздно.

Джайлз вздрогнул.

Девил кивнул на каминные часы.

— Нам пора.

Джайлз обернулся. Кажется, Девил прав. Стараясь скрыть свои идиотские колебания, он одернул рукава и поправил фрак.

— Кольцо?

Джайлз сунул руку в карман, вынул кольцо и протянул Девилу. Тот оценивающе оглядел затейливую золотую лету.

— Изумруды?

— Оно хранится в моей семье много поколений. Мама посчитала, что изумруды пойдут невесте, но…

Мать и в самом деле сказала нечто подобное. Мало того, войдя в спальню графини, расположенную рядом с его собственной, он пораженно огляделся. Мать обставила комнату в любимом цвете будущей невестки: ярком, насыщенном, изумрудно-зеленом. В смежной с ней гостиной оттенок обоев и обивки тоже был зеленым, но элегантно сочетался с бирюзовым и другими тонами. Зато в спальне он преобладал. Тяжелые шелка и атлас лишь слегка разбавляла позолота мебели.

Стоя на пороге, он изумленно поднял брови. Невозможно представить его бессловесную, тихую, светловолосую невесту в такой обстановке. Да она просто потеряется! И все же, если, как настаивала мать, Франческа утверждала, что это ее любимый цвет, кто он такой, чтобы спорить?

Он кивнул на кольцо, которое Девил как раз клал в карман:

— Надеюсь, оно будет впору.

Мужчины направились к двери.

— Не мог бы ты хотя бы намекнуть? Как выглядит это средоточие всех добродетелей? Брюнетка или блондинка? Высокая или маленькая? И…

Джайлз на ходу оглянулся.

— Сам через пять минут увидишь, — буркнул он и, поколебавшись, добавил: — Только помните, что я предупреждал, что женюсь по обязанности. Не по любви.

Девил глянул в глаза друга:

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. Браки имеют обыкновение длиться не один год.

— Это, — признался Джайлз, — и есть один из тех аспектов, которые заставили меня так долго колебаться.

Часовня находилась в самой старой части замка. Войдя в нее, они увидели, что гости уже расселись. Джайлз прошел прямо в ризницу, где кузен его отца, Гектор, епископ Луэсский, надевал облачение.

— А, вот и ты, мальчик мой, — приветствовал он. Джайлз представил Девила.

— Мы встречались прошлой ночью.

Гектор ответил на кивок Девила и поднял руку, прислушиваясь к музыке, доносившейся из часовни.

— Ну вот, знак подан. Невеста грядет! Нам нужно поторопиться.

Джайлз пропустил его вперед, а сам пошел следом. Процессию замыкал Девил. Гектор замедлил шаг, входя в часовню. Джайлз едва не наткнулся на него. Он услышал шуршание одежды, вежливые перешептывания, но не посмотрел в сторону гостей. Гектор повел их к алтарю. Джайлз остановился на назначенном месте, перед ступенькой, поднял голову и расправил плечи. Девил встал рядом, плечом к плечу.

Джайлз ничего не чувствовал.

Гектор поднялся на ступеньку и величественно повернулся лицом к собравшимся. Жена Гектора, сидевшая за спинетом, положила руки на клавиши. Прозвучали первые аккорды свадебного марша.

Джайлз наблюдал за Гектором. Прелат поднял голову. На ангельском лице, как всегда, сияла дружелюбная улыбка. Он посмотрел в сторону прохода и ошеломленно открыл рот. Неизменно безмятежные глаза вдруг сверкнули. Щеки зарумянились.

— Ну и ну! — пробормотал он. — Вот это…

Джайлз замер. Что же, черт побери, сотворила его послушная, воспитанная невеста?

Снова послышалось шуршание. Присутствующие оборачивались. Выжидательная тишина сменилась тихими возгласами Взволнованными и удивленными. Потом по часовне прокатилась волна приглушенных восклицаний, охов и ахов. Джайлз ощутил, как напрягся Девил, очевидно, борясь с порывом посмотреть, в чем дело. Но борьбу он проиграл Обернулся. И застыл.

Уже начиная закипать — неужели Чарлз позволил девушке появиться в чем-то неподобающем? — Джайлз решил, что вполне может убедиться собственными глазами в том, что остальные уже знали. Сжав губы, он повернулся…

Его взгляд скользнул по первому ряду скамей, по другой стороне прохода. Тому самому, что предназначался для родственников девушки. Угловатая женщина средних лет улыбалась сквозь слезы, глядя на приближавшуюся невесту. А рядом… рядом те самые голубые глаза, распахнутые еще шире, чем он помнил. Смотревшие на него, как на призрак. Его…

22
{"b":"18135","o":1}