ЛитМир - Электронная Библиотека

Она все подписала. И теперь не может пойти на попятный. И к тому же нельзя так поступать с Френни. Граф был не в своем уме, когда воображал, будто из Френни выйдет прекрасная графиня… Кстати, а говорил ли он с ней вообще?

Она понятия не имела, о чем думает Френни. Неужели Чиллингуорт и есть тот джентльмен, о котором упоминала кузина? До церемонии у Франчески не было возможности поговорить с ней с глазу на глаз. Френни на самом деле была по-детски взволнована, когда вместе с Эстер спешила в часовню.

Шагая по проходу, она увидела, как Чиллингуорт глянул туда, где, по ее расчетам, должна была сидеть Френни, но под перекрестным огнем взглядов сама она не осмелилась удостовериться, так ли это. Она играла роль и обязана была сыграть ее хорошо. Заставить людей поверить в то, что перед ними — счастливая невеста. Она надеялась посмотреть на Френни, когда остановится у алтаря и Чарлз отступит, но стоило лишь оказаться рядом с Чиллингуортом, и…

Отрешившись от воспоминаний, она снова попыталась разглядеть Френни, но теперь мешал Чиллингуорт, не отходивший от нее ни на шаг. Ни Эстер, ни Френни не подошли ее поздравить. Чарлз держался поодаль, хотя и улыбался.

Расстроенная Франческа посмотрела на леди Элизабет, понявшую причину ее нервозности, но неверно ее истолковавшую. Свекровь громко хлопнула в ладоши:

— Пора перейти в столовую. Расступитесь и дайте пройти новобрачным, а я велю подавать завтрак.

Франческа послала ей благодарную улыбку. Чиллингуорт предложил руку, и Франческа оперлась на нее, стараясь сохранить маску сияющей, радостной невесты, пока они шли по коридору под дождем риса.

Но, очутившись за порогом, она перестала улыбаться. Чиллингуорт поспешно сжал ее ладонь и потащил за собой:

— Сюда!

Ей пришлось подобрать юбки и почти бежать, чтобы поспевать за ним. Он тянул ее по коридорам, лестницам, они огибали углы, переходили из комнаты в комнату, подальше от гостей, подальше от столовой. Он и не думал замедлить шаг. Потом они свернули в какой-то узкий, полутемный коридор, в конце которого была закрытая дверь. Ей показалось, что они попали на первый этаж. Она уже была готова заупрямиться и потребовать, чтобы ей сказали, куда они идут, но Чиллингуорт остановился рядом с дверью, втолкнул жену в комнату и прижал к стене.

Франческа одновременно ощутила холод между лопаток и жар, распространявшийся от его тела. Он захватил ее в плен, упершись руками в стену по обе стороны от нее, и наклонился еще ближе. Оба тяжело дышали. Жилка, бьющаяся у основания ее горла, кружила ему голову, но он не отрывал взгляда от Франчески.

С любой другой женщиной он пустил бы в ход свой немалый опыт, чтобы заставить ее потерять равновесие, взять над ней верх.

Но с ней… он попросту не смел.

Слишком много всего было между ними. Даже сейчас. Даже здесь. Горячее дыхание, ласкающее кожу, нечто почти ощутимое, сознание греха, старого как мир.

У них было всего несколько минут, а он еще не знал, что она предпримет. Собирается ли доиграть сцену до конца или взорвется на середине.

— Френни…

Дикая ярость, блеснувшая в ее глазах, мигом заставила его замолчать. Ее бешенство было столь очевидным, что он едва не отступил.

— Я не Френни!

Каждое тщательно выговариваемое слово было как пощечина.

— Но ты — Франческа Эрмиона Роулингс.

Лучше бы ей оказаться Франческой Эрмионой Роулингс, иначе он свернет ей шею!

Девушка кивнула.

— А моя кузина, дочь Чарлза, — Френсис Мэри Роулингс. Известная всем как Френни.

— Дочь Чарлза?

Кажется, что-то начало проясняться.

— Но какого черта вам дали почти одинаковые имена?!

— У нас разница в возрасте всего несколько недель. Правда, я родилась в Италии, Френни — в Гэмпшире, но нас обеих назвали в честь дедушки.

— Френсиса Роулингса?

Девушка снова кивнула.

— Теперь, когда все улажено, у меня есть несколько вопросов. Ты встречался с Френни, когда наезжал в Роулингс-Холл?

— Я дважды прогулялся с ней, — неохотно выдавил Джайлз.

— Подумай хорошенько, прежде чем ответить, — допытывалась она, — ты сказал что-то такое, что заставило Френни поверить, будто ты собираешься жениться на ней?

— Нет.

— Нет? — ахнула она. — Ты приехал в Роулингс-Холл, чтобы найти подходящую невесту. Тебе показалось, что ты нашел таковую. Ты дважды гулял с ней… и ничего не сказал? Даже не намекнул, каковы твои намерения?

— Нет, — сухо повторил он, боясь, что не выдержит и вспылит. — Если припоминаешь, я настаивал на строгом соблюдении всех формальностей. Ухаживать за твоей кузиной, пусть и самым поверхностным образом, в мои планы не входило.

Судя по выражению лица, она не знала, верить или нет. Поэтому он процедил сквозь зубы:

— Клянусь честью, что никогда не сказал и не сделал чего-либо, позволившего твоей кузине считать, что я каким-то образом ею интересуюсь.

Франческа, поколебавшись, медленно наклонила голову.

— Ты видел, что с ней случилось? Ее не было в часовне, когда мы уходили, но я не заметила, когда она исчезла.

Джайлз никак не мог понять, что происходит.

— Я мельком видел ее, как раз когда ты подходила к алтарю. Она узнала меня и казалась потрясенной. С ней была дама постарше.

— Эстер, свояченица Чарлза. Тетка Френни. Она живет с ними.

— Позже ни той ни другой не было. Должно быть, покинули часовню, пока остальные толпились вокруг нас.

Франческа задумчиво свела брови:

— Чарлз, похоже, не волновался.

Ее взгляд стал рассеянным. Отчужденным. Интересно, почему она была так уверена, что он сделал предложение ее кузине? Неужели посчитала, что он пробудил во Френни бесплодные надежды? Но ведь она знала с самого начала…

Ему нужно больше времени. Гораздо больше времени, чтобы подумать. Понять, кто что знал.

Откуда-то донеслись голоса. Джайлз выпрямился:

— Нас ждут. — Он снова взял ее за руку и вывел в холл перед парадной столовой.

— Вот они!

Гости, ожидавшие застать новобрачных в столовой, улыбались и хлопали в ладоши.

Франческа понимала, о чем они думают. Ее румянец только подтверждал общее мнение. Впрочем, как и довольная ухмылка на слишком красивых губах мужа.

— Всего лишь маленькая экскурсия, чтобы показать Франческе ее новые владения.

Толпа со смехом расступилась. Выступив вперед, чтобы вместе с мужем возглавить процессию, она услышала немало двусмысленных реплик на тему того, с какой именно частью новых владений ей пришлось познакомиться.

Подобные комментарии отнюдь не улучшили ее настроения, но она держалась как могла, стараясь скрыть свои чувства. Ни один гость, ни один член семьи не должен заподозрить, какой вулкан бурлит под внешне невозмутимой маской.

Идеальная пара, стоя бок о бок, принимала гостей в дверях столовой. Чарлз вошел первым и, пожав руку Джайлзу, поцеловал племянницу.

— Я так счастлив за тебя, дорогая!

— А мне за столько нужно тебя поблагодарить, — прошептала она, стискивая его ладонь. — Где Френни? Улыбка Чарлза померкла.

— Боюсь, она слишком утомилась, как мы и опасались, — вздохнул он. — Френни не слишком крепка здоровьем, и всякое волнение ей вредно. Эстер посидит с ней и придет. Френни немного не по себе… ты знаешь, как это с ней бывает.

Франческа не знала. Совсем не знала. Но и говорить с Чарлзом больше времени не было. Она с понимающей улыбкой отпустила его руку и обернулась к следующему гостю.

Высокий нескладный джентльмен, вне всякого сомнения, тоже Роулингс, расплылся в восторженной улыбке и энергично потряс руку Джайлза.

— Наконец-то, кузен! Не знаю, как и благодарить тебя! Огромная тяжесть свалилась с моих плеч, доложу я вам!

До чего же странно выглядел этот джентльмен среди празднично одетых гостей! Мешковатый фрак, темный засаленный жилет и мягкий галстук с обвисшими концами. Судя по лицу, он был немного моложе Чиллингуорта.

— Дорогая, — сказал Джайлз, — позволь представить моего кузена, Осберта Роулингса. В настоящее время Осберт — мой наследник.

24
{"b":"18135","o":1}