ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пойдем. Я провожу тебя в главное крыло, — предложила Франческа.

Франческа устроила званый ужин в узком кругу, воспользовавшись возможностью пригласить соседей в дом и немного развлечь Чарлза и Эстер.

Собравшись в гостиной, они ожидали гостей. Первыми прибыли лорд и леди Гилмаргин со своими отпрысками. За ними появились сэр Генри и леди Мидлшем. Франческа познакомила их с родными и оставила Чарлза и Эстер с Мидлшемами, а сама села рядом с леди Гилмартин и терпеливо выслушивала перечисление достоинств Клариссы. Джайлз болтал с лордом Гилмартином. Френни, воспылав симпатией к Клариссе, трещала без умолку, так, что вид у последней был несколько ошалевший. Ланселот ретировался к окну, приняв театральную позу, не привлекшую, однако, внимания присутствующих.

Леди Элизабет и Хенни в сопровождении Хорэса, находившегося в самом прекрасном расположении духа, прибыли, прежде чем Франческа окончательно увяла под натиском леди Гилмартин. Сэр Генри и Хорэс, как старые друзья, немедленно увлекли лорда Гилмартина в свой круг. Джайлз оставил их обсуждать перипетии и сложности охоты и обозрел комнату. Его мать занимала Чарлза и Эстер, а Хенни заняла место Франчески подле леди Гилмартин. Франческа болтала с леди Мидлшем; вскоре к ним присоединилась Кларисса. Ланселот предавался мечтам у окна.

— Доброе утро, кузен Джайлз. Вам нравится мое платье?

Рядом стояла Френни. Джайлз обернулся и наскоро оглядел туалет из голубого муслина.

— Очень мило.

— Я тоже так думаю. Разумеется, когда-нибудь у меня будут наряды, как у Франчески, из шелка и атласа, подобающие вашей супруге.

О чем это она?!

— Совершенно верно.

Почему, стоит провести минуту в обществе Френни, как ему хочется бежать на край света?

— Мне нравится этот дом: большой, но уютный, а слуги, похоже, хорошо вышколены.

Джайлз рассеянно кивнул. Она не язвит, не злобствует, не надоедает, то есть не выказывает тех качеств, которых он не переносит. Его неприязнь крылась где-то глубже, на чисто интуитивном уровне, и объяснить ее причины было невозможно.

— Однако есть один коротышка, которого я терпеть не могу. Он ходит в черном, а не в ливрее, и ни за что не пожелал пустить меня в ваши комнаты.

— Уоллес, — кивнул Джайлз. — Никто не заходит в мои покои, за исключением тех, кто имеет на это право.

Он говорил медленно, отчетливо, как это делали Франческа и Чарлз, всякий раз, когда говорили с этой странной молодой женщиной.

Френни резко вскинула голову:

— А Франческе можно?

— Если она захочет, естественно. Но, по-моему, она ни разу там не была.

— Зато ее комната очаровательна — сплошные изумрудные шелка и атласы, — пробормотала Френни. — Но вы все это знаете, раз спите в ее постели.

Джайлз никогда не предполагал, что ему придется вести столь странный разговор с незамужней дамой. Однако он, сохраняя самообладание, бесстрастно кивнул.

— Да, Франческа — моя жена, и я сплю в ее постели.

Отчаянно оглядываясь в поисках спасения, он увидел, как в комнату вошел Ирвин.

— А! Полагаю, ужин уже готов.

— Прекрасно, — улыбнулась она и встала перед ним, явно ожидая, что он предложит ей руку.

— Прошу прощения, я должен повести к столу тетушку. Вашим кавалером будет Ланселот.

Джайлз знаком пригласил молодого человека. Тот с готовностью подошел, явно устав от никем не оцененной позы.

Пустое, лишенное всяческого выражения лицо Френни так и стояло перед мысленным взором Джайлза, когда тот вместе с Хенни вел в столовую процессию гостей. Мысленно он осыпал похвалами жену. При таком количестве народа Френни будет сидеть где-то в середине, достаточно далеко от него.

Усаживая Хенни рядом с собой, он пробормотал:

— Дочь Чарлза, Френсис… что ты о ней думаешь?

— Но я вижу ее в третий раз в жизни. У меня просто не было времени составить о ней какое-то мнение, — возразила Хенни.

— Когда составишь, дай мне знать.

Хенни удивленно вскинула брови.

Джайлз покачал головой и повернулся к леди Мидлшем, сидевшей по другую сторону.

Джайлз намеренно долго просидел за портвейном, что оказалось совсем нетрудно, если учесть, что мужчины давно не виделись и теперь не могли наговориться. Зато он был избавлен от общества кузины Франчески. Но тем не менее, вернувшись, как раз когда подали чай, первое, с чем он столкнулся, был жадный взгляд Френни. Правда, когда беседа стала общей, на лице ее появилось сначала смущение, а потом раздражение.

Когда гости откланялись, Джайлз пошел провожать их под руку с Франческой, как повелевал этикет. Когда они вышли в холл, Эстер подошла к Франческе и что-то прошептала. Франческа кивнула и улыбнулась. Во всеобщей суматохе, пока лакеи суетились с плащами и пальто, Джайлз заметил, как Эстер уводит Френни наверх.

Он облегченно вздохнул и, улыбаясь, стал обмениваться рукопожатиями. И даже, презрев холод, вместе с Франческой вышел на крыльцо, чтобы помахать рукой вслед удалявшимся экипажам.

Чарлз ожидал их в холле. Он сжал руки Франчески и, поблагодарив за доставленное удовольствие, поцеловал ее в щеку.

— Мы так давно никого не принимали… Я почти забыл, каково это. Каким приятным может быть вечер.

Ответная улыбка Франчески словно озарила помещение.

— Не понимаю, почему бы вам не устраивать такие вечера в Роулингс-Холле! Френни, похоже, понравилось.

Чарлз кивнул:

— Ты права. Я поговорю с Эстер. Кто знает, может, это пойдет девочке на пользу.

Он пожелал им спокойной ночи и удалился.

Джайлз, поддерживая Франческу за талию и слушая ее веселый щебет, повел ее в графские покои.

Франческа выскользнула из его объятий еще засветло, но Френни уже упорхнула.

Закутавшись в шаль, Франческа ступила на террасу, выходящую в сад. Воздух был свеж и прохладен, но солнце уже сияло, а птички пели. Новый день обещал быть теплым.

Она спустилась к газонам и в поисках Френни направилась сначала к парапету, а потом пониже, на свое любимое место. Правда, сейчас не было времени задерживаться. Но она постояла немного Достаточно, чтобы полюбоваться видом. Утешиться сознанием, что эта земля… его земля стала ей домом.

Раздумывая над этим обстоятельством, она вернулась на газон и обошла дом. Уоллес сказал, что Френни отправилась на прогулку. Значит, не могла уйти далеко.

Добравшись до конюшни, Франческа увидела невысокую фигурку, бродившую под деревьями. Трудно было ошибиться и не узнать Френни, с ее характерной, чуть дергавшейся походкой. Она закуталась в толстую шаль, завязанную узлом на талии, что делало ее слегка неуклюжей. Франческа пошла ей наперерез.

— Хорошее утро, правда? — окликнула она.

Френни улыбнулась, как всегда чуть таинственно.

— Да. Было. До некоторых пор.

— Ты смотрела лошадей? — осведомилась Франческа, присоединяясь к ней.

— Они ужасно большие. Больше, чем у папы. Ты на них ездишь?

— Нет. На свадьбу Джайлз подарил мне арабскую кобылку. Теперь я езжу на ней.

— Правда?

На миг выражение лица Френни стало абсолютно тупым, но она тут же расплылась в медленной улыбке.

— Хорошо. Надеюсь, она резвая?

— Очень, — уже нетерпеливо кивнула Франческа, не привыкшая к постоянным сменам настроения кузины.

— Ты скачешь каждый день?

— Почти, но не всегда.

— Это хорошо, — повторила Френни, устремившись вперед широкими, энергичными, почти мужскими шагами.

Они некоторое время шли в молчании, пока не достигли того места, где парк сменялся первыми полями. Франческа повернула назад. Но Френни продолжала идти, свернув к вьющейся между полями тропинке.

— Френни! — позвала Франческа, но та лишь раздраженно мотнула головой и продолжала идти. — Френни! Там нег ничего, кроме полей. Скоро завтрак! Нам пора возвращаться!

Френни, не оборачиваясь, махнула рукой:

— Я хочу еще немного пройтись. Недолго. Я не опоздаю.

53
{"b":"18135","o":1}