ЛитМир - Электронная Библиотека

— Джайлз? — пробормотала Франческа.

Френни величественно кивнула, очевидно, чувствуя себя на высоте положения.

— Джайлз Роулингс. Так его зовут. Не Чиллингуорт. Тот — граф.

— Френни, но это одно и то же. — Вовсе нет!

Френни сосредоточенно нахмурилась. Руки еще крепче сжали рукоятку пистолета. Он по-прежнему не дрожал. Возможно, с оружием она чувствовала себя увереннее, во всяком случае, напряжение постепенно ослабло. Плечи Френни опустились.

— Ты просто не поняла. Джайлз хочет жениться на мне, нет смысла утверждать, что это не так, потому что я знаю. Знаю, как делаются такие вещи: читала в книгах. Он гулял со мной и вежливо слушал все, что я говорила. Именно так джентльмены выказывают интерес к девушкам. И прекрати твердить, что я ошибаюсь! Ты не видела лица Джайлза, когда он повернулся и взглянул на меня, как раз перед тем, как тебя подвели к алтарю!

Не видела. Но могла представить его изумление, потрясение, внезапный ужас. Джайлз считал, что женится на Френни; она могла припомнить тот момент, когда он уставился на ее кузину, прежде чем повернуться к ней.

Френни кивнула:

— Джайлз хотел жениться на мне, но графу пришлось жениться на тебе, потому что у тебя была земля. — Ее лицо на миг исказилось ненавистью. Глаза полыхали нестерпимым пламенем. — Дедушка был глупцом! Он все твердил, что я похожа на него и он сделает все, чтобы я получила лучшее наследство, а не ты, потому что ты — дьявольское отродье. Поэтому он изменил завещание и мой папа унаследовал Роулингс-Холл. Но дедушка был глуп: лучшее наследство — это тот дурацкий клочок земли, который получила ты! Хотя он должен был достаться мне! И достался бы, если бы не ты!

Франческа ничего не ответила. Несмотря на бессвязные разглагольствования Френни, дуло пистолета по-прежнему было нацелено в ее грудь. Она слабела с каждой минутой, холод и страх высасывали из нее силы. Ее вдруг поразила мысль о другой жизни, такой драгоценной, которую она носит в себе. Она медленно завела руку за спину, схватившись за спинку скамейки.

— Во всем виноват дедушка, но он мертв, и я даже не могу высказать ему…

Френни продолжала визжать, изливая гнев на Френсиса Роулингса. Человека, в чью честь назвали их обеих.

Это было самое длинное путешествие из всех, которые когда-либо выпадали на долю Джайлза. Франческа в опасности. Он знал это так же точно, словно его заранее предупредили. Пусть между ним и предками-дикарями лежит много поколений, зато инстинкты остались, дремлющие, но не погибшие.

Пока кеб мчался через Сити и мимо собора Святого Павла, он пытался сосредоточиться, отрешиться от мысли о том, что Франческе грозит беда. Если он будет думать об этом, признает, что есть причина для всепоглощающего страха и таким образом сдастся перед ним, значит, он и, следовательно, она обречены. Варвар, пробудившийся в нем, не мог этого вынести.

Он, словно за соломинку, хватался за уверенность, что, как только он окажется рядом, она будет в безопасности. Он сможет спасти ее и спасет, как уже дважды перед этим. Он даже не задавался вопросом, сумеет ли ее спасти. Чего бы это ни стоило, он защитит ее. Что бы от него ни потребовали — безропотно отдаст.

Они въехали в Чипсайд. К счастью, им попался опытный кучер — настоящий демон, мастер своего дела, с криками и ругательствами нахлестывавший лошадей, без труда находивший дорогу в лабиринте узких улочек. Хотя дорога опасно сузилась, возница как ни в чем не бывало орудовал кнутом. И хотя расстояние было значительным, они перекрыли его за рекордное время.

— Дай ему сверх условленного и вели подождать, — сказал Джайлз, как только бешеная скачка закончилась и лошади замедлили шаг. Осберт всю дорогу молчал. И даже сейчас мрачно кивнул, но не произнес ни слова. Джайлз потянулся к дверце, открыл ее и соскочил на землю, прежде чем кеб остановился.

Около его городской кареты ожидал кучер Джон.

— Слава Богу, милорд, вы тут! Ее сиятельство вошла в церковь двадцать минут назад и велела нам подождать здесь. Она взяла с собой двух лакеев: Коула и Нилза. Кажется, они вон там. — Джон показал на окутанный туманом церковный двор. — Но точно сказать не могу, и нам не хотелось кричать.

Джайлз кивнул.

— Осберт, пойдем со мной.

Джайлз открыл калитку и быстро пошел по тропинке. Осберту пришлось почти бежать, чтобы не отстать от него. Оба приостановились, заметив пробивавшийся сквозь окна свет. Джайлз увидел внутри человека, но не мог точно сказать, кто это.

— Франческа? — прошептал Осберт.

— Нет… волосы светлые… думаю, что это Френни. Похоже, она стоит и уходить не собирается.

Джайлз пошел дальше. Заслышав шаги, из тумана материализовались Коул и Нилз.

— Ее сиятельство здесь, милорд, она велела нам подождать. Дверь открыта, так что мы услышим, если она позовет.

— А до сих пор ничего подозрительного не было?

— Нет, милорд. Кто-то вроде разговаривает. Но слов не разобрать.

Джайлз кивнул:

— Оставайтесь на месте. Когда прибудет мистер Чарлз Роулингс, пропустите его внутрь. И передайте, чтобы вел себя как можно тише, пока мы не поймем, что происходит.

Лакеи отступили. Джайлз знаком велел Осберту идти следом и вошел в церковь. Разбросанные по полу дорожки заглушали шаги, что казалось неожиданным благословением. Они осторожно пробирались вперед, туда, где горел свет. В уши ударил пронзительный голос Френни:

— Я думала, что он любит меня, но это оказалось не так! Он оставил тебе лучшее наследство, хотя никогда в глаза не видел!

— Френни!

— Нет! И не пытайся спорить! Люди всегда твердят, что я не понимаю, но я все понимаю! Все!

Джайлз на цыпочках шагнул к арке, откуда мог все видеть, и окаменел. Осберт рванулся было вперед, но Джайлз успел остановить его.

— Френни там, с Франческой, — едва слышно прохрипел он. — Френни стоит на нижней ступеньке алтаря. Франческа — у второго ряда скамей в центральном проходе. — Он набрал в грудь воздуха и на выдохе закончил: — Френни целится во Франческу из пистолета.

Осберт не шевелился. Впившись глазами в открывшуюся ему картину, Джайлз пробормотал:

— Оставайся здесь и не высовывайся. У Френни напряжены нервы — она наверняка испугается при виде тебя и от растерянности может спустить курок. — Джайлз провел языком по пересохшим губам. — Сейчас я покажусь им. Встань так, чтобы наблюдать и быть свидетелем всего, что произойдет. Только так, чтобы тебя не было видно.

Он скорее почувствовал, чем увидел, кивок Осберта. Осберт не тот человек, которого он предпочел бы видеть сейчас рядом. Какой из него помощник? Правда, пока он ведет себя идеально и прекрасно со всем справляется.

Джайлз снова прислушался к воплям Френни.

— Я знаю правду! Джайлз любит меня… меня! Но был вынужден жениться на тебе, чтобы получить Гаттинг! Теперь, когда у него все есть, он готов жениться на мне, но не может. Ты мешаешь! Пока ты жива, у нас не будет счастья! — Она вдруг понизила голос; — Конечно, ему следовало бы убить тебя, убить собственными руками, это все понимают! Но он слишком благороден! Слишком мягкосердечен! — Френни выпрямилась и вздернула подбородок. — Поэтому мне придется убить тебя, а потом мы с ним поженимся, как всегда хотели.

Она говорила нараспев, словно рассказывая малышу сказку на ночь.

— Френни, — уговаривала Франческа, протягивая руки, — у тебя ничего не получится.

— Получится, получится, получится! — завопила Френни, топая ногами. Франческа сжалась. Но Френни тут же выпрямилась, держа Франческу под дулом пистолета, и разразилась очередной тирадой насчет глупости окружающих, вообразивших, будто она беспомощна.

Джайлз про себя решил, что больше такой ошибки не сделает. Франческа снова попыталась что-то сказать, но ее голос заглушил поток гневных слов.

Джайлз хотел дать знать Франческе, что он здесь, утешить ее, предупредить, чтобы вела себя как можно осторожнее и не делала поспешных шагов. Не так-то легко было оторвать взгляд от Френни: инстинкт, древний, как само время, побуждал неотступно следить за ней, но он сумел сделать это и пристально уставился на жену, не отводя глаз. Он уловил момент, когда Франческа поняла. Она едва заметно повернула голову туда, где он стоял, словно потянулась к нему всем своим существом, потом выпрямилась и отняла руку от скамьи.

86
{"b":"18135","o":1}