ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мужчина попытался встретиться глазами с Чансом, но, не дождавшись, сдался и полез в фургон.

Чанс проследил, пока он выведет машину, объедет подножие горы и уберется подальше от шахты. Джип, переваливаясь на камнях, протиснулся мимо «тоиоты» и последовал за фургоном. Когда шум моторов затих, Чанс поставил ружье на предохранитель, подошел к основанию груды валунов и окликнул Рибу:

– Теперь можешь спускаться.

Риба перегнулась через огромный булыжник.

– Не могу! – отозвалась она, дрожа так сильно, что слова было почти невозможно разобрать.

– Что?!

Чанс выругался и в мгновение ока, со скоростью и силой большой кошки очутился у самых валунов.

– Ты где?!

– Здесь, – пробормотала она, пытаясь опереться о шершавый обломок гранита.

Чанс смог увидеть Рибу, только когда встал на вершину неровного круга из валунов, за которыми она пряталась.

Он опустился на землю рядом с ней. Лицо его было мрачным.

– Следовало бы прикончить этих ублюдков, – резко бросил он, подхватывая Рибу в тот момент, когда она пошатнулась, – но ты сказала, что не ранена и все в порядке…

– И это чистая правда, – нервно засмеялась она. – Просто перепугалась до смерти.

Его руки сомкнулись вокруг нее, обнимая, поддерживая.

Чанс держал Рибу, шепча в ее волосы слова сочувствия.

– Прости, – выдохнула она наконец прерывающимся голосом, – я чувствую себя такой дурой.

– Ты предупредила меня, схватила ключи, удрала и сумела найти прекрасное укрытие, – покачал он головой и пропуская густые пряди сквозь пальцы, начал растирать теплую кожу. – Не вижу в этом ничего глупого.

– Но меня трясет так сильно, что стоять не могу!

– Вполне естественная реакция, – пожал плечами Чанс, приподнимая ее подбородок и нежно улыбаясь. – Ты не сдалась, пока худшее не кончилось, И это самое главное, chaton.

– Ты так чертовски с-спокоен, – пробормотала Риба, стараясь отдышаться.

– У меня больше практики в такого рода вещах.

Она вспомнила его молниеносную реакцию и убийственное спокойствие, когда трое мужчин распластались на земле, а Чанс держал под прицелом еще двоих, и, глубоко вздохнув, перестала бороться с собой и припала к широкой мужской груди. Его руки снова обвились вокруг ее плеч. Даже почувствовав, что дрожь унялась, Чанс не отпустил ее, просто стоял с закрытыми глазами, зарывшись лицом в медовое благоухание волос.

– Уже все прошло, – наконец сказала Риба, чуть пошевелившись в его объятиях.

– Уверена? – шепнул он ей на ухо.

По телу Рибы прошел озноб, но не от страха.

Его усы, словно шелковистая щетка, щекотали чувствительную кожу.

– Да.

– Ты все еще дрожишь, – покачал головой Чанс, глядя в ее широко раскрытые испуганные глаза. – Хочешь, чтобы я отвез тебя назад, в город?

– А… а эти люди вернутся?

– Возможно, но не обязательно. Чайна Куин для них значит меньше, чем опасность встречи со мной.

– Они охотились за турмалинами?

– Нет. Использовали шахту как тайник.

– Наркотики? – заморгала Риба.

– «Золото Акапулько», – сухо пояснил он. – Травка высшего сорта.

– В Куин? – повысила голос Риба. – Значит, они вернутся!

– Сомневаюсь. Кто-то разлил бензин на их запасы, сжег все и удрал.

– Кто?

Чанс поколебался.

– Они не сказали.

И прежде чем она успела задать очередной вопрос, Чанс поцеловал ее, наслаждаясь вкусом губ, словно редкостным вином.

– Хочешь вернуться? – спросил он хрипловато.

– Я хочу увидеть Куин, – настаивала Риба, сказав лишь полуправду. Другая половина была такой же простой и понятной, хотя человек, державший ее в объятиях, еще ничего не подозревал. Она не желала его покидать.

Чанс поглядел на небо, откуда лилось жаркое золотое свечение.

– Никакой Куин сегодня. Как только волнение окончательно уляжется, ты с ног начнешь валиться. Я хочу к этому времени раскинуть лагерь.

Быстро поцеловав Рибу в последний раз, он отпустил ее, поднял ружье, выкинул патрон из патронника и вновь поставил оружие на предохранитель.

– Возьми, – велел он, вручая Рибе ружье.

Она протестующе замотала головой.

– Похоже, ты никак не отучишься от городских привычек, – заметил он.

Риба глубоко вздохнула и с очевидной нерешительностью взяла оружие, необычно тяжелое, несмотря на то, что оно удобно улеглось в ее ладонях.

– Держи его стволом вниз, – бросил Чанс, повернувшись, вскочил на верхушку ближайшего валуна и улыбнулся женщине, стоявшей внутри маленького неровного каменного кольца, словно коричневый алмаз среди барочных жемчужин.

– Chaton, – мягко сказал он, – я уже говорил, как ты прекрасна?

Задохнувшись, Риба улыбнулась ему, отлично зная, что вовсе не красива, но при этом охваченная нерассуждающей радостью. Да, сейчас она чувствовала, как прекрасна в его глазах.

– Дай мне ружье, – попросил он, наблюдая за Рибой загоревшимися глазами; улыбка неожиданно преобразила жесткие черты его лица. Риба привстала на цыпочки и вручила ему ружье, старательно направляя ствол в сторону от них обоих.

– Ты вполне профессионально сделала это! – одобрительно воскликнул Чанс, осторожно кладя ружье в выбоину. – Держись за мои запястья, – велел он, показывая, как лучше это сделать. – А теперь иди вверх по скале, пока я не подниму тебя. Готова?

Чанс подхватил Рибу с легкостью, почти испугавшей ее. У женщины едва хватило времени сделать два легких шага по склону скалы, прежде чем она снова очутилась в его надежных объятиях. Чанс взглянул поверх ее головы на осыпь, хаосом булыжников спускающуюся до самой чернеющей внизу Чайна Куин.

– Как, черт возьми, тебе удалось так быстро взобраться туда? – удивился он, измеряя взглядом высоту валунов у подножия холма.

– Шаг за шагом, – объяснила она.

– Ничего себе шаги! Ты, кажется, не заметила, какие это огромные камни!

– Заметила, – заверила Риба. – Но большинство из них не выше гимнастического бревна у меня дома.

– Бревна?

– Ну да, гимнастического, – повторила она. Чанс поднял черную бровь.

– Неудивительно, что ты гибкая, как тростинка, – пробормотал он, пробегая ладонями по рукам Рибы с чувственным восторгом, заставившим ее снова задохнуться, и тихо рассмеялся. – Я бы хотел когда-нибудь увидеть тебя на бревне. Собственно говоря, мне не терпится увидеть, какая ты дома, в постели, на улице… Любоваться каждый день и каждую минуту.

– Что-то мне не хочется подробно расспрашивать, что ты имеешь в виду, – покачала она головой, едва заметно улыбаясь.

– Боишься оказаться слишком шокированной? – осведомился он, поддразнивая, но на самом деле вполне серьезно. И прежде чем она успела ответить, Чанс поднял ружье, легко взлетел на другой валун и обернулся, ожидая, что Риба последует его примеру.

Ноги Рибы все еще немного дрожали, но валун оказался совсем небольшим, и, когда она приземлилась, Чанс обнял ее свободной рукой.

– Все в порядке? – спросил он, видя ее нерешительность.

– Хорошо бы у меня были крылья.

– Один комплект крыльев сейчас будет. Подожди здесь.

Чанс спустился вниз с гибкой грацией и силой, которым невольно позавидовала Риба. Прислонив ружье к валуну, он вернулся к тому месту, где стояла Риба, и свел ее к подножию нагромождения камней, выбирая самый легкий маршрут и ни на секунду не выпуская ее. Она обнаружила, что силы понемногу возвращаются, и к концу спуска почти пришла в себя.

– Последний, – сказал Чанс и, ловко спрыгнув на землю, протянул руки Рибе, снял ее с валуна и медленно притянул к груди. Она увидела его улыбающиеся губы, совсем близко от ее губ, а широкие сильные плечи заслонили солнце и небо, и тепло тела окружило ее, наполняя радостью мир. Ее руки невольно поднялись вверх, и пальцы запутались в густых темных волосах.

– Ты больше не боишься? – шепнул он, целуя ее щеки, глаза и лоб быстрыми легкими поцелуями, заставившими ее пальцы судорожно вцепиться в мягкие пряди.

– Нет, – выдохнула она. – Нет, когда ты так меня держишь.

22
{"b":"18136","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ты сильнее, чем ты думаешь. Гид по твоей самооценке
Комната снов. Автобиография Дэвида Линча
С неба упали три яблока
Потерянные девушки Рима
Голос вождя
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Врачебная ошибка
Страсть к вещам небезопасна
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию