ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но в этой грязи нет ничего ценного? – настаивала Риба.

– Нет, разве только ты захочешь вырастить хороший урожай.

– Нет, спасибо. Я убиваю растения быстрее любого дефолианта и, поверь, уже успела приобрести печальную известность во всех питомниках. В последний раз, когда я там была, продавец подарил мне на память красивый камешек и попросил больше не возвращаться.

Громкий смех Чанса эхом отдался в тоннеле.

– Определенно, настоящий шахтер, – кивнул он, щекоча усами костяшки ее пальцев. – И определенно моя женщина, – мягко добавил он. – Нагни голову. Твои родственники не позаботились вырыть достаточно глубокий лаз. Правда, это к лучшему. Здесь слишком непрочная порода.

Риба подождала, пока Чанс нырнет в непримечательную маленькую боковую дыру в стене тоннеля. Предварительно он выдолбил киркой две линии на правой стороне небольшого отверстия. Осмотрев лежащий впереди путь, Риба заметила еще несколько таких же ходов, ведущих в разных направлениях, и попыталась угадать, почему Чанс выбрал именно этот.

– Идешь? – донесся до нее его голос.

– Сейчас, – вздохнула Риба.

Согнувшись в три погибели, она пробиралась все дальше и дальше, как ей казалось, целую вечность, хотя не прошла и сотни шагов. Пол был неровным, Риба то и дело спотыкалась о выбоины, оставленные тележками давно погибших шахтеров. Постепенно стены тоннеля посветлели, грязь смешалась с минералами, словно пегматитовая жила рассыпалась, растворяясь в обычной почве. Наконец земля почти исчезла, а ее место заняли минералы.

– Теперь можешь выпрямиться, – окликнул Чанс откуда-то справа.

Риба встала и повернулась, наклонив голову, чтобы случайно не ослепить его лучом лампы.

– О!

Она медленно повернулась кругом, пытаясь определить размеры неожиданно открывшейся пещеры, но в конце концов сдалась, не в силах измерить расстояние в изменчивом свете. Больше, чем любая гостиная, уж это точно. Вдвое? Втрое? Впятеро? Нет, невозможно сказать, не обойдя весь участок, потому что грубые земляные колонны поддерживали потолок в самых неожиданных местах, разбивая световой конус на яркое сияние и глубокие клиновидные тени. Стены переливались сотнями блесток так, что самая дальняя была почти белой.

– Гранит, – пояснил Чанс, видя направление света ее лампы. – Сплошная скальная порода и никаких турмалинов. В этом направлении больше ничего не встретится.

– Жаль, – вздохнула Риба. – Мои бедные предки сражались с горой, выискивая крохотные сверкающие камешки, которых на самом деле вовсе не существовало.

– Турмалины могут залегать над головой, под ногами, в колоннах, в стенах.

Риба повернулась, чтобы видеть лицо Чанса.

– Ты не шутишь, верно?

– Конечно. Вокруг пегматит, – убежденно, хотя и взволнованно сказал он. – Нельзя быть ближе к турмалинам, разве что они упадут тебе на ладонь.

Откинув голову, Риба начала рассматривать потолок. Свет, отразившийся от большого белого пятна, упал на нее.

– Не шевелись, – внезапно велел Чанс, но тут же успокаивающе произнес: – Все в порядке. Только не двигайся.

Риба замерла. Чанс медленно водил лампой по потолку, пока два луча света не соединились.

– Ладно, теперь можешь двигаться. Не хотел терять белую ведьму, которую ты нашла.

– Попытайся объяснить еще раз, – попросила Риба. – Только на английском, пожалуйста.

– Видишь то гнездо лапидолита около колонны, белое и сверкающее, а чешуйки слюды яркие, как твоя улыбка?

Риба проследила за направлением света.

– Вижу.

– Значит, ты ближе к турмалину, чем когда-либо.

Свет от фонаря Рибы дернулся, но тут же снова застыл.

– Что ты имеешь в виду?

– Турмалиновая друза, – спокойно объяснил Чанс, но под видимой сдержанностью, крылось явное возбуждение, смешанное с любопытством. – Интересно, почему я не видел ее в последний раз, когда был здесь. Направь лампу на гнездо.

Он подождал, пока не убедился, что Риба застыла на месте, прежде чем осветить собственной лампой сначала белую заплату на потолке, а потом стены до самого пола, как раз под лапидолитовым карманом, и тихо рассмеялся, поняв, что недавние толчки вызвали небольшой обвал потолка, открывший «белую ведьму».

– Спасибо, дракон, – пробормотал Чанс, подходя к стене и быстро становясь на колени.

Белый луч скользнул по небольшому бугорку, упавшему с потолка. Быстрыми уверенными движениями Чанс нащупал рассыпающуюся друзу, отстегнул флягу, налил в ладонь немного воды и улыбнулся.

– Иди сюда, chaton.

Риба быстро приблизилась к нему. Усевшись на корточки, он протянул сжатую в кулак руку.

– Что это? – спросила она.

Чанс разжал пальцы. На ладони сверкали ослепительно-розовые осколки. Среди них выделялась совершенная по форме крохотная иголочка турмалина. Единственная.

Глава 8

Риба ошеломленно охнула, уставившись на фиолетово-розовое сверкание на ладони Чанса. В ее взгляде он прочел радость и изумление и, взглянув на россыпь мелких турмалинов, увидел происходящее ее глазами: осколки мечты, воплощенные в густо-розовые, пламенные камешки, переливающиеся, нашептывающие о небывалых сокровищах, ожидающих в подземных глубинах.

Улыбнувшись, Чанс выбрал разбитые кристаллы из белого ложа раздавленной друзы. Бесчисленные чешуйки слюды липли к пальцам, казавшимися теперь такими же серебряными, как его глаза.

– Протяни руку, – тихо попросил он, высыпая в мягкую ладошку горсть камней. Риба, вздохнув, повернула несколько раз ладонь, любуясь игрой света в розовых камешках, и, подняв глаза, заметила, что Чанс наблюдает за ней.

– Знаю, знаю, – кивнула она, смеясь над собой. – Они и двух центов не стоят на распродаже уцененных товаров, но для меня…

Голое ее замер.

– Дорожные указатели по пути в страну Оз, – закончил за нее Чанс.

– Да, – шепнула Риба, по-прежнему любуясь турмалинами. – Если бы только мы смогли добраться сюда пораньше.

– Прежде чем дракон перевернулся и раздавил их?

– Как ты догадался? – изумилась Риба.

Чанс коснулся кончиком пальца ее носа, оставив на нем блестящую слюдяную пыльцу.

– Надеюсь, ты почувствуешь себя лучше, узнав, что даже если бы мы появились здесь прошлой ночью, это ничего не изменило бы. Для этих бедных красавиц мы опоздали на миллион лет. Но не для этой.

Он протянул тонкую, безупречную турмалиновую иголочку, зажав ее между большим и указательным пальцами.

Длиной в дюйм и шириной в одну шестую дюйма, природной идеальной огранки, кристалл был слишком мал, чтобы приобрести густой розовый цвет больших обломков, однако даже в нем проглядывался отчетливый постепенный переход трех оттенков, присущий исключительно турмалинам из Палы. Кристалл был похож на вырезанный из арбуза клин. Девять десятых турмалина имели бледно-розовую окраску, потом шла прозрачно-белая полоса, тонкая, как кожица редкостного плода, а нижняя, утолщенная часть была ярко-зеленой, напоминая арбузную кожуру.

Риба нерешительно дотронулась ногтем до кристалла, боясь, что камень исчезнет как сон при первом прикосновении реальности.

– Он настоящий! – вздохнула она. – О, Чанс, он настоящий!

– Совершенно верно, – согласился Чанс, – но и вполовину не так прекрасен, как твоя улыбка.

И медленно завладев ее губами, положил кристалл в протянутую ладонь.

– Добро пожаловать в страну Оз.

Риба тихо рассмеялась, обдавая его лицо теплым, сладостным дыханием.

– Спасибо. – И тут же, с нескрываемым возбужденным любопытством, она попросила: – А мы не можем порыться еще немного?

Чанс с сожалением улыбнулся.

– Слышу слова истинного старателя. Да, конечно, мы можем попробовать поискать здесь. Но сначала…

Риба, повернувшаяся к осыпи белого лапидолита на полу, оглянулась:

– Что сначала?

Вместо ответа, он притянул ее к себе, обволакивая своим теплом. Риба закрыла глаза, отдаваясь изысканно-сладостным ощущениям, и зовуще приоткрыла губы в безмолвном приглашении, столь же естественном в его объятиях, как тревожный стук сердца. И когда он поднял голову, Риба успела забыть о розовых осколках и крохотном идеальном турмалине, по-прежнему зажатых в ладонях.

34
{"b":"18136","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Один против Абвера
Убийство онсайт
Задача трех тел
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун
Мираж золотых рудников
В магическом мире: наследие магов
Развивающие занятия «ленивой мамы»
Немой