ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Записки путешественника во времени
Шесть тонн ванильного мороженого
Иди к черту, ведьма!
Янтарный Дьявол
Перекресток
Метро 2033: Пифия-2. В грязи и крови
Укрощение строптивой
Ученица. Предать, чтобы обрести себя
Бессердечная

Билли был самой большой ошибкой в ее жизни.

– Кто он? – мягко повторил Трэвис. – Он соблазнил тебя и бросил? Поэтому ты и ненавидишь богатых мужчин?

Кэт вспомнила события семилетней давности, хотя очень хотела бы забыть все, особенно последний вечер, когда яхта мужа стала на якорь у островов Виргинии. Кэт и Билли находились на судне с компанией его друзей. Как обычно, муж был угрюм и сильно пьян.

Кэт тошнило от запаха рома и ананасов. Билли кричал на нее и размахивал результатами анализов, свидетельствующими о том, что хотя в его сперме немного сперматозоидов, но вполне достаточно для зачатия.

Это твоя вина, что у меня нет сыновей. Ты не годишься для траханья, а здесь прежде всего важно траханье.

Это все твоя вина. Твоя! Ты плохая жена, ничего не умеешь в кровати и к тому же бесплодна. Что же в тебе хорошего, котенок? А как ты собираешься зарабатывать себе на пропитание? Ты не убежишь домой к мамочке, потому что она сама недавно разорилась, а ты ведь никогда не ходила в школу.

Все, на что ты годишься, – это рожать детей, и вот вдруг оказывается, что ты не можешь даже этого. Ты бесплодна, ты просто никчемна сучка!

Ты не можешь заработать себе на пропитание. Мне надо было бы выкинуть тебя за борт.

– Кэт? – Трэвис помассировал ее поникшие плечи и напряженную шею и посмотрел в серые глаза, которых застыла боль воспоминаний.

Кэт, не сразу вернувшись из прошлого, почти не реагировала на его прикосновения, но внезапно ocoзнав, что происходит, отшатнулась.

– Кэт? Что с тобой?

Кэт не могла сказать ему, что охвачена жгучим желанием и желает именно его. Она не знала сейчас, какие эмоции вызвал бы у нее Трэвис в январе, когда, как надеялась Кэт, большая часть проблем разрешится. Нет, в январе она не позволила бы себе так опрометчиво сблизиться с Трэвисом. С человеком, казавшимся таким сильным и способным любить.

Но так повелось испокон веку – мужское обаяние заманивает женщин в ловушку.

Билли, тоже сильный и внушительный, не был способен любить даже до того, как узнал, что Кэт не станет матерью его детей. Мальчики любят только себя.

Она закрыла глаза.

“Сколько еще я должна выстрадать, прежде чем усвою этот простой урок? Почему я так безвольна и хочу верить, что Трэвис совсем другой? Что он мужчина, а не мальчик”.

– Кэт, скажи что-нибудь.

– Ты все еще здесь?

Но ей не удалось скрыть дрожь, вызванную прикосновением Трэвиса.

Он наклонил голову. Кэт ощутила щекой тепло его дыхания, жесткую щетку усов, а потом его губы прильнули к ее губам.

Этот поцелуй, нежный, приятный и безопасный, ничего не требовал, а давал все. Кэт постепенно заполняло его тепло, и наконец она выдохнула имя Трэвиса. Ее никогда так не целовали. Кэт никогда и не снилось, что подобная нежность может исходить от мужчины.

Подняв голову, Трэвис увидел слезы на ее ресницах. Он слизнул их языком, потом наклонился и снова поцеловал Кэт.

– Почему ты целуешь меня? – Она задрожала в его объятиях. – Я сейчас слишком слаба, чтобы снова терять.

– Ты ничего не потеряешь. Я не обижу тебя. – Трэвис взял в ладони лицо Кэт, но, заметив ее смятение и страх, отвел глаза. – Не смотри на меня как кошка, угодившая лапой в капкан. Поверь мне.

– Но ведь ты не веришь мне!

– Мне было двадцать, когда я женился на Тине, а ей – восемнадцать. Она была беременна и утверждала, что очень любит меня. Я тоже думал, что люблю ее, и хотел ребенка, которого она носила. Через две недели после нашей свадьбы она сделала аборт.

Кэт вздрогнула, но Трэвис, охваченный мучительными воспоминаниями, не заметил этого.

– Она сказала мне, что у нее случился выкидыш. Я поверил ей и только потом узнал правду. Слава Богу, что второй младенец, от которого она избавилась, был уже не моим. Я откупился от нее миллионом долларов. Если за деньги можно избавиться от такого создания, то их, конечно, лучше иметь. – Трэвис снова внимательно посмотрел на Кэт, а потом с горечью попросил: – Расскажи о твоем бывшем муже. Ты все еще любишь его?

Кэт молчала, потрясенная жестоким предательством Тины.

Кэт обвиняла его в недоверчивости, а он поведал ей самое сокровенное о себе, известное, конечно, немногим близким ему людям. Теперь же он ждал признания от нее.

Она долго и пристально смотрела на Трэвиса, размышляя, можно ли положиться на интуицию и довериться ему. Ведь уроки, полученные в прошлом, чуть не погубили ее. А вдруг Кэт ошибется в Трэвисе, и он окажется больше мальчиком, чем мужчиной? Тогда, поверив ему, она совершит еще одну большую ошибку и потеряет больше, чем вернула себе ночным заплывом. Кэт потеряет себя.

Закрыв глаза, она попыталась отгородиться от Трэвиса, стоявшего так близко. Может, не видя его, она не воспарит и не утонет в этих неотразимых глазах – глазах, которые предлагали ей чувственное освобождение и свободу большого черного судна, несущегося на край света?

– Я вышла замуж за Билли в девятнадцать лет, – начала через силу Кэт. – Мой отец только что умер, а матери приходилось заботиться о младших детях-близнецах. Я же мечтала о любви и думала, что Билли любит меня.

Кэт понимала, что не сможет подробно рассказать о случившемся. Во всяком случае, сейчас, а возможно, и никогда.

– Я очень ошиблась, – продолжала она. – Деньги испортили Билли. Он не видел различия между женщиной и проституткой.

Кэт сознавала, что должна рассказать Трэвису больше, но это было слишком мучительно. Целых семь, лет она пыталась забыть оскорбительные слова Билли, узнавшего, что Кэт бесплодна.

Я проучу тебя, сучка, хитрая проститутка. Ни один мужчина не захочет, чтобы мать его сыновей прошла через такое, но ты никогда не станешь мамочкой, поэтому, черт возьми, какое это теперь имеет значение…

– Нет, я не люблю его, – тихо сказала Кэт, – и даже почти не жалею о нем.

Трэвис поцеловал ее, прижал к себе, и от этого обоим стало спокойнее. Ее руки обвились вокруг его талии. Эта близость ничего не требовала от них, но много давала им. Объятия растопили холод в их душах, и боль, пережитая каждым из них, начала утихать.

Трэвис приподнял лицо Кэт, посмотрел ей в глаза, провел кончиком пальца по щеке и вышел из кухни в темную ночь.

Потрясенная, Кэт не задержала его. Как и Tрэвис, она хотела разобраться, где кончается ее прежнее “я” и начинается новое. Постичь это в одно мгновение они не могли. К такому повороту событий ни Кэт, ни Трэвис не были готовы.

Глава 5

Рассвет окрасил море в пурпурный цвет. Кэт стояла у окна на кухне с чашкой чая в руке и внимательно смотрела на морской простор, раскинувшийся за утесами, окружавшими небольшую бухточку. Заметив, что сильный смуглый мужчина разрезает сверкающую воду, она поставила чашку, схватила фотоаппарат и выбежала на дощатый настил-палубу.

Через длиннофокусный объектив Кэт видела Трэвиса так, будто он находился в другом конце комнаты. Но даже с автофокусом было очень трудно удерживать его в поле зрения. Мощная линза позволяла выхватить лишь небольшой срез картины. Кэт приходилось сохранять полную неподвижность, чтобы не дрогнул объектив.

Обычно для Кэт это не составляло особого труда, но сегодня утром ее сердце так трепыхалось, что в конце концов она установила фотоаппарат на треногу и прильнула к объективу с наслаждением скупца, перечитывающего золото.

Наблюдая за Трэвисом, Кэт почти верила, что все произошло на самом деле: этот мужчина целовал и обнимал ее, а потом спокойно ушел. Восхищенная мерцающими, пленительными красками рассвета, она была готова поверить во все что угодно. Кэт казалось, что она знала Трэвиса всю жизнь, хотя познакомилась с ним только накануне.

В доме зазвонил телефон, но Кэт проигнорировала звонок, положившись на автоответчик.

Через объектив она неотрывно следила за Трэвисом и быстро щелкала затвором. Кэт снимала со скоростью ударов своего сердца, стараясь запечатлеть мужчину и необыкновенное мгновение. Несмотря на убеждение в том, что запечатлеть это почти невозможно, она все же пыталась. Кэт хотела воплотить образ Трэвиса таким, каким он ей и представлялся: полумрак раннего рассвета, сила, загадочность и очарование, сравнимое с очарованием сияющего моря.

11
{"b":"18137","o":1}