ЛитМир - Электронная Библиотека

Телефон прозвонил в седьмой раз. Очевидно, автоответчик забастовал.

Кэт, неохотно оторвавшись от созерцания, побежала в дом. Только Родни Харрингтон, ее заботливый ангел из Нью-Йорка, мог позвонить ей в это время и звонить до тех пор, пока не добьется своего. Это на его яхте она занималась стряпней по пути с Виргинских островов до Калифорнии. Кроме того, Родни, агент Кэт, настойчиво убеждал ее начать карьеру фотографа в то время, когда она потеряла всякую уверенность в себе, а тем более чувство самоуважения.

– Привет, – запыхавшись, сказала Кэт.

– Доброе утро, Кохран. На этот раз я разбудил тебя?

– В этот год такого не случится, ангел. Разве что в январе. Я просто снимала с палубы позади дома.

Харрингтон вздохнул.

– Клянусь Богом, ты слишком усердно работаешь.

– Скажи мне что-нибудь такое, чего я не знаю.

– Ты сексуальна.

Кэт рассмеялась. Лишь один Харрингтон из всех ее знакомых позволял себе говорить такие вещи или думать о них, но при этом никогда не нарушал границ, установленных ею для мужчин после неудачного замужества.

– Ладно, – продолжал Харрингтон, – ты просила сказать что-нибудь такое, чего ты не знаешь. Что у вас случилось с Эшкрофтом?

Кэт обрадовалась, что заботливый ангел не видит выражения ее лица. Предполагалось, что популярная книга поэта будет большого формата, великолепного качества, с первоклассными цветными иллюстрациями и очень дорогой – короче говоря, мечтой фотографа. Кэт была благодарна Харрингтону за такой заказ.

Но она не хотела, чтобы Эшкрофт так настойчиво лез к ней под юбку.

– Он позвонил тебе? – спросила Кэт.

– А он собирался?

– В последний раз я сказала Эшкрофту, чтобы он держал руки в своих карманах, а не в моих. На это он ответил, что если я не перестану ломаться, то он найдет другого фотографа.

– Ах, вот что, – вздохнул Харрингтон. – Да, он упоминал об этом.

– И?

Кэт нетерпеливо ждала ответа. Она нуждалась в работе и деньгах, чтобы содержать мать и платить за обучение близнецов, но не желала терпеть приставаний.

– Я сказал ему, что у тебя герпес, – обронил Харрингтон.

Кэт закатилась от смеха.

– Не уверен, что это тебе здорово поможет. Эшкрофт сказал, что у него тоже герпес.

– Премного благодарна, ангел.

– Готова услышать хорошие новости?

– Да.

– Ти Эйч Дэнверс, – значительно произнес Харрингтон.

– Ну и?

– Помнишь, мы говорили про книгу о Ти Эйч Дэнверсе, конструкторе яхт, проектирующем замечательные корпуса? Суда с такими корпусами выигрывают все гонки, причем с таким отрывом, что прочие участники поговаривают о введении совершенно новой категории в гонках: для яхт конструкции Дэнверса.

– Это хорошо?

– Это просто невероятно. Он совершил революцию в ходовых качествах яхт. Клянусь Богом, он гений и самый немыслимый затворник после Говарда Хьюза. Но все же Дэнверс – мой друг. Я уже несколько лет гоняюсь за ним, уговаривая выпустить книгу, но он никогда не засиживается на одном месте больше нескольких недель. Сейчас Дэнверс на твоем побережье. Он обнаружил там нечто интересное и изменил свои планы, поэтому останется дольше, а потом, наверное, отправится…

– Подожди-ка. Несколько недель? Ты считаешь, что за это время я успею сделать иллюстрации для целой книги?

– Конечно, ты же хороший фотограф, Кохран, просто замечательный.

– Ангел, ты заговорил, как моя мамочка. Но у меня работы по горло, а следующие несколько месяцев будут для меня настоящим адом.

– Я знаю, что ты занята. Черт возьми, но ведь это я нашел большинство заказов для тебя! А заказ для Дэнверса слишком хорош, чтобы от него отказываться. Ты обязана выполнить его.

– Ну и что же я должна делать?

– Отснять фотографии для книги “Прикосновение Дэнверса”.

– Продолжай.

– Книга будет посвящена разработке корпусов и парусов яхт, в частности гоночных корпусов Дэнверса, так считает он сам, но на самом деле это только часть книги. Я хочу, чтобы она рассказала еще и о нем. Пусть все поймут, что Дэнверс – одаренный и разносторонний художник. Пусть, прочитав книгу и посмотрев на твои фотографии, поймут, что значит конструировать яхты Дэнверса и плавать на них.

– Клянусь Богом, это займет не больше нескольких дней.

Харрингтон засмеялся.

– Но и деньги неплохие. Пятнадцать тысяч аванса плюс оплата всех расходов, пятнадцать тысяч после того, как фотографии будут приняты, и еще пятнадцать тысяч, если твоя работа окажется действительно хорошей.

Такие большие деньги позволят оплатить обучение близнецов в институте, успокоить кредиторов еще на шесть месяцев, внести арендную плату, и у нее еще что-то останется на бутылочку вина про запас.

Конечно, не удастся купить цифровую камеру за сорок тысяч долларов, но хватит на задаток за приличный компьютер. А благодаря компьютеру она войдет в двадцать первый век и выживет с помощью электроники, не потеряв профессию фотографа.

– Что-то ты замолчала.

– Я думаю.

– Думай вслух.

– Я сейчас заканчиваю с иллюстрациями к книге Эшкрофта. Он еще не видел ни одной из них, но они получились хорошо. Да, эта выставка, которую ты устраиваешь в Лос-Анджелесе в конце ноября, немного напрягает меня. Я подобрала только три из тех тридцати фотографий, которые им нужны, и почти совсем не занималась печатью, глянцеванием и рамками.

Кэт поморщилась, подумав о деньгах, потраченных на снимки со слайдов, на их увеличение и изготовление рамок. Для галереи высшего разряда все должно быть на соответствующем уровне. Она бы отложила выставку до марта, но такие галереи, как “Свифт и сыновья”, предлагают художнику принять участие в выставке только один раз.

– Занимайся рамками в темное время суток, когда уже нельзя фотографировать, – посоветовал Харрингтон. – Если будет очень тяжело, найду того, кто это сделает за тебя. Возможно, сделаю сам.

– Гм…

– Хорошо, я понял. Но если не справишься, пожалеешь, что не поручила эту работу кому-нибудь другому.

– Чувствуется, что ты родился на Среднем Западе.

– Деньги, заработанные на соевых бобах, так же хороши, как и любые другие, если не лучше. Возьмем, например, “Энергетикс”.

– Неужели они уже отослали мой чек?

– Извини, Кохран. Я провел последние девять рабочих дней в их отделе учета, и все время они говорили мне: “Ваш чек отправлен по почте”.

Кэт тихо выругалась. Она потратила шесть недель на выполнение заказа от “Энергетикс”, прошла все круги ада и покорила все вершины, делая иллюстрации для огромного роскошного альбома об энергетических системах двадцать первого века. Фирме понравилась эта работа, руководство постоянно расхваливало ее Харрингтону, но до сих пор не заплатило ни цента из причитающихся ей пятидесяти тысяч долларов.

Они даже не возместили Кэт трех тысяч долларов за аренду вертолета, не говоря уже о нескольких тысячах, истраченных на покупку и проявку пленки.

– Почему я должна оплачивать мои счета вовремя, а все прочие считают это необязательным?

– Думаю, им просто везет.

– А скоро ли мне заплатят за книгу Дэнверса?

– Как только подпишешь контракт.

– Значит, это займет от трех до шести месяцев.

– На этот раз, Кохран, не займет, потому что издатель – мой друг.

– Мне было бы спокойнее, если бы твоим другом был бухгалтер.

– Бухгалтеры не имеют друзей. Через три недели после того, как ты поставишь свою подпись, получишь деньги. Клянусь Богом.

Кэт задумалась. Если бы она получила деньги от “Энергетикс”, то отложила бы заказ Дэнверса. А сейчас этот заказ – единственное спасение от банкротства.

– Ладно, я возьмусь за это, – сурово сказала она.

– Завтра же договорюсь о вашей встрече с Дэнверсом и позвоню тебе.

– Он тоже слюнявый осьминог?

– Не волнуйся, его интересуют яхты, а не юбки. Если же он хочет женщину, то просто покупает ее на некоторое время.

– Самку.

– Кого?

– Вы покупаете самок, а не женщин.

12
{"b":"18137","o":1}