ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как бы ты их ни называла, они выстраиваются в очередь за “Ветреным Дэнверсом”, “Дэнверсом – погибелью женщин”.

– У всех свои вкусы.

– Я скоро свяжусь с тобой, “Огонь и лед”. Оставь автоответчик включенным, хорошо?

Кэт проверила, включен ли автоответчик, и выбежала на деревянную палубу.

Однако Трэвиса уже не было видно. А ждать, когда он вернется с утреннего заплыва, она не могла.

Работа над книгой Дэнверса не оставит времени даже на сон.

Чтобы не опоздать к врачу, Кэт завела будильник, сунула его в сумку с фотоаппаратами и отправилась на берег.

Но Кэт все же опоздала. Войдя к врачу, она поняла, что нервничает. Кэт боялась, что анализы, сданные ею две недели назад, покажут, что бесплодность и нерегулярность месячных вызваны чем-то невообразимым.

–Доктор Стоун примет вас в своем кабинете, – сказала сестра.

Кэт быстро прошла по знакомому ей уже восемь месяцев узкому коридору.

– Садитесь, Кэтрин. – Доктор Стоун, добродушная женщина лет пятидесяти, улыбнулась. – Все ваши анализы отрицательные, а это хорошая новость для вас и плохая для меня.

– Плохая? Но почему?

– Не вижу причины нарушений вашего менструального цикла.

Кэт глубоко вздохнула:

– Слава Богу. Но чем же вызвана такая задержка?

– У вас все еще не началось? – Доктор Стоун внимательно посмотрела на пациентку.

– Началось через два дня после того, как я сдала анализы, – улыбнулась Кэт. – Наверное, от испуга.

– У вас нерегулярный цикл. Шесть недель, три недели, семь недель, шестнадцать дней… и так все время. Кровотечение обильное?

– По-разному.

– Судороги бывают?

– Иногда, но ничего серьезного, что помешало бы мне работать.

– Судя по результатам анализов, у вас все в порядке. А как вы себя чувствуете?

– Уставшей.

– Принимаете витамины и железо, которые я прописала?

– Свято. Порой я думаю, что только они и держат меня на плаву.

Доктор Стоун откинулась на спинку стула.

– Расскажите мне о своем дневном распорядке, Кэтрин.

– Встаю, работаю, ложусь спать.

– Расскажите подробнее о своем типовом дне.

– Встаю за час до рассвета, делаю зарядку, принимаю душ, завтракаю и выхожу из дому. У поэта, для которого я работаю, есть стихотворение о розовоперстом рассвете.

– Как у Гомера.

– У Гомера получилось лучше, но тем не менее я фотографирую по заказу Эшкрофта несколько часов, потом несколько часов занимаюсь текущими делами – бухгалтерией, письмами, выставлением счетов и другой подобной работой. Потом монтирую, размножаю и учитываю слайды, пока солнце не начнет клониться к закату. Или выхожу из дому и спорю с проявщиком, который испортил цвета на моих фотографиях, или с оформителем, который не может обрезать фотографии под прямым углом для рамки, или с бухгалтерами, которые не выписывают чеки на оплату моей работы.

– Я думала, этим занимается ваш агент.

– Только теми заказами, которые он находит для меня. Со всеми прочими мелочами я разбираюсь сама. На чем я остановилась?

– На спорах.

– Правильно. После трех я снова выхожу на улицу и снимаю, пока не стемнеет. Иногда снимаю и ночью, но это довольно редко. Вечерами я занимаюсь в основном кабинетной работой. Регистрирую и сортирую слайды, потом ложусь спать.

– И сколько вы спите?

– Часов пять, а то и меньше.

Седые брови доктора Стоун удивленно поднялись.

– Вы что, из тех, кому достаточно для отдыха нескольких часов?

– Нет, из тех, кто урывает по ночам лишь несколько часов отдыха.

Доктор заглянула в историю болезни.

– А в выходные дни?

– Что в выходные?

– Вы отдыхаете от работы?

– Нет, если только я не путешествую. Мне удается иногда отдохнуть полдня, если задерживается вылет или не появляется вовремя директор выставки. Вот такие дела.

Доктор Стоун покачала головой.

– Семидневная рабочая неделя?

– В том-то и беда. Когда работаешь, постоянно не хватает времени.

Доктор быстро перелистала историю болезни.

– У вас ничего не изменилось со времени первого посещения? Не появилась возможность забеременеть.

Кэт хотела бы, чтобы этот вопрос ей никогда задавали.

– Нет, не появилась.

– Кэти, я совсем не удивлюсь, если вы расскажете, что спали с мужчиной и то ли по небрежности, то ли по случайности забеременели.

Кэт промолчала.

– Я помогу вам только в том случае, если вы готовы сотрудничать со мной, – заметила доктор Стоун. – А без этого я буду лишь писать закорючки в вашей истории болезни и ничего более.

Кэт опустила глаза.

– Я не могу забеременеть.

– Что?

– Я бесплодна.

Доктор Стоун подалась вперед.

– Расскажите все с самого начала, пожалуйста.

– Я была замужем три года и никогда не предохранялась. Мой муж был способен к зачатию, значит, бесплодна я.

– А тогда ваш цикл был таким же нерегулярным?

– Нет.

Доктор Стоун нахмурилась.

– Не вижу, почему бы вам не забеременеть. У вас просто нет причин для бесплодия. Вы уверены, что это не связано с вашим мужем?

Кэт вспомнила Билли, размахивающего заключением лаборатории: “Способен к оплодотворению”.

– Уверена.

– А что показали ваши анализы?

– Я не сдавала анализов. К чему напрасные хлопоты?

– Бесплодие во многих случаях излечимо.

– Но неудачный брак неизлечим. Даже если бы я была плодовита, как лягушка, мне не удалось бы забеременеть. Для этого нужен мужчина, а у меня его нет.

Доктор Стоун закрыла историю болезни и внимательно посмотрела на свою упорную пациентку.

– Причина нарушения вашего цикла и ваших темных кругов под глазами одна и та же – перенапряжение. Отдохните, Кэти. Поспите в выходные дни, немного погуляйте, хорошо кушайте, восстановите свои резервы.

– В январе я так и сделаю, а до того времени придется потерпеть.

– А что случится в январе?

– Наступит легкая жизнь. По крайней мере она станет гораздо легче. Последний платеж за обучен близнецов в медицинском институте будет внесен, мамочка благополучно выйдет замуж. Я должна вырваться отсюда и съездить к ней.

– Кажется, вы собирались резко изменить свою жизнь.

– Я изменю ее, но мне нравится моя работа.

– Постарайтесь полюбить мужчину, это потребует от вас меньших усилий.

Перед Кэт предстал образ Трэвиса. Не прошло дня с момента их знакомства, а она уже не могла выбросить его из головы!

– Ладно. Я сейчас выпишу вам другой рецепт. Надеюсь, это лекарство вернет румянец вашим щекам. Сестра в течение недели будет колоть вам витамин В и брать анализы крови. Начнем сегодня же. Если ваш гемоглобин к концу процедур не повысится, я назначу вам уколы железа. – Доктор Стоун лукаво улыбнулась. – А мои пациентки говорят, что они очень болезненные.

– Ненавижу уколы. – Кэт поднялась.

– Кэти?

Она посмотрела на врача.

– Хорошо, что пока вы не можете забеременеть, – сказала доктор Стоун. – Вы сейчас в неподходящей форме для этого.

– Вы решили обнадежить меня? – дерзко спросила Кэт.

Доктор покачала головой.

– Побольше спите. Ешьте регулярно и хорошо, а я осмотрю вас на следующей неделе.

Глава 6

Ближе к вечеру Кэт встретила Блэйка Эшкрофта на берегу у подножия скалы, поблизости от своего дома, но довольно далеко от центра городка. За спиной Эшкрофта пенился прибой, разбиваясь в ярком и насыщенном свете предзакатного солнца. Вместо того чтобы заняться съемкой, Кэт переключилась на надутого поэта.

– Эшкрофт, – начала она, – я снимаю здесь каждый день на закате уже три недели. Почему вы думаете, что сегодняшние снимки вам понравятся больше других?

– Кэти, детка, в любое удобное для тебя время сфотографируй интерьер моей мастерской. А до тех пор снимай скалы на рассвете, на закате – когда угодно.

Кэт посмотрела на белокурого, синеглазого кобеля, и ей отчаянно захотелось испортить смазливое лицо Эшкрофта. Ему фотографии этой скалы нужны не больше, чем любые другие, сделанные для него за недели. Он просто надеялся соблазнить ее.

13
{"b":"18137","o":1}