ЛитМир - Электронная Библиотека

Кэт с трудом перевела дыхание. Она поняла, что Трэвис страстно желает ее. Кэт тоже всей душой мечтала соединиться с ним.

Но все же в отличие от Эшкрофта Трэвис был мужчиной и хотел убедиться, что Кэт разделяет его желание.

Эта мысль согревала Кэт.

– Но и ты тоже не знаешь моего полного имени, – заметила она.

– Ты упомянула о некоем Харрингтоне.

Кэт кивнула.

– Не тот ли это Родни “клянусь Богом” Харрингтон – талантливый агент, лучший на свете друг и отъявленный хитрец?

Кэт улыбнулась точности описания.

– Да, это он. Но Харрингтон никогда не упоминал о тебе.

– Он никогда никого не называет по имени. Только по фамилии, или по прозвищу, как Эшкрофта – “Наследный принц слащавости”.

– Ты знаешь Харрингтона, и очень хорошо. Он не со всеми делится своими прозвищами.

– Такими, например, как “Огонь и лед” Кохран?

Кэт вздохнула. Это прозвище Харрингтон придумал для нее в ту ночь у островов Виргинии, когда она поднялась по трапу на его морскую яхту и голая вошла в кают-компанию, кипя от злости и отплевываясь.

– Кто же ты? – спросила Кэт.

– Он когда-нибудь упоминал о человеке по прозвищу “Ветреный”?

– Это ты?

Трэвис потерся губами о губы женщины.

– Ти Эйч Дэнверс, – проговорил он, – к вашим услугам.

Пораженная, Кэт решила, что ослышалась. Но поняв, что не ошиблась, отступила от Трэвиса.

– Ты Дэнверс?

– Неужели с моим именем связана какая-то проблема? – встревожился Трэвис.

– И давно ли ты знаешь мое полное имя? – сердито спросила Кэт.

– Около трех минут. Когда ты назвала Харрингтона, я догадался, что тебя зовут Кохран. Ведь невозможно, чтобы в Лагуне-Бич жили несколько женщин-фотографов, имеющих агента Родни Харрингтона.

Кэт внимательно посмотрела на Трэвиса своими спокойными серыми глазами, размышляя, стоит ли верить его словам. Значит, он сам только что узнал, кто она такая.

– Я не люблю совпадений, – пробормотала она, – но знаю, что они неизбежны.

– Мне самому совпадения не очень нравятся.

Кэт подняла голову. Губы Трэвиса были сурово сжаты под светло-каштановыми усами. Его глаза цвета морской волны снова выражали такое отчуждение, как будто он никогда раньше не видел ее.

– Харрингтон сообщил тебе, что я не обещаю ничего, пока не посмотрю, какова ты в деле? – осведомился Трэвис.

– Неужели, по-твоему, я сразу знала, кто ты такой?

Он пожал плечами.

– Ну что ж, мистер Ти Эйч Дэнверс, можете расслабиться. Я не из тех женщин, которые выстраиваются в очередь, чтобы за деньги провести с тобой время. Если не веришь, спроси Харрингтона. Он скажет тебе, что я никогда не смешиваю мужчин и бизнес.

– Он уже сказал. Только поэтому я и согласился взять фотографа-женщину. Единственный критерий отбора – профессионализм.

– Точно?

Трэвис улыбнулся.

– Абсолютно. Потом я увидел, как эта женщина, словно кошка, балансировала над волнами на скал. Она снимала так, будто для нее не существует ни завтрашнего дня, ни приливов и отливов. Каково же мне было узнать, что прекрасная рыжеволосая идиотка, спасенная мной, и есть та самая Кохран Харрингтона?

– Три твоих утверждения из пяти неверны, – заявила Кэт. – У меня действительно рыжие волосы и имя Кохран. – Она подняла два пальца. – Но я не красавица, не идиотка и уж точно не принадлежу Харрингтону.

– Он очень любит тебя.

– Я тоже люблю Харрингтона и весьма обязана ему, хотя мне нечем его отблагодарить.

– Почему бы не воспользоваться обычным способом?

– Секс? – спросила Кэт.

– Да.

Кэт поморщилась.

– Простая деловая операция: расплатиться за всё одним-единственным стоном? Нет, спасибо, мальчик Трэви, этого не будет никогда. Завтра я позвоню Харрингтону и скажу, чтобы нашел для тебя другого фотографа.

– Пока не надо.

– Пока не надо? Чего же ты ждешь? Когда я пошлю тебя к черту? Прекрасно, я так и сделаю. Иди…

Трэвис прильнул к губам Кэт, заглушив ее слова

Она не успела воспротивиться этому поцелую. Кэт чувствовала аромат его дыхания, а тепло проникало до самых глубин… восторг душил и пугал ее.

Испытанное ею наслаждение смущало Кэт. Всякий раз, когда Трэвис прикасался к ней, она сознавала сколько радостей прошло мимо нее. Однако она ответила ему не потому, что долго воздерживалась, и не в порыве мимолетного увлечения. Кэт ответила только потому, что это был Трэвис, неповторимый и уникальный, и ее, Кэт, поразила его исключительность.

И она очень боялась, что Трэвис знает об этом.

– Хватит!

– Такая вспыльчивая маленькая кошечка, – сказал Трэвис прямо ей в губы. – Ты сердишься потому, что я не пообещал тебе работу?

– Нет.

– Тогда почему?

Кэт высвободилась из его объятий. Он отпустил ее так неохотно, что даже это превратилось в ласку.

– Я сержусь потому, что никогда не смешиваю мужчин и бизнес. И вдруг я занялась именно этим.

Трэвис улыбнулся.

– Я придерживаюсь того же правила, но ведь ты знаешь, что мужчины хотят секса, а женщины – денег. Так почему бы им не получить то, что они хотят? Простая деловая операция.

– Ты говоришь о мальчиках и самках, а не о мужчинах и женщинах.

– Ты грезишь, Кэт, проснись, мы же в реальном мире. А в реальном мире есть и реальные награды.

Кэт отпрянула.

– Я не проститутка.

– А разве я назвал тебя так? – Трэвис вздохнул, задумчиво посмотрел на Кэт и печально проговорил: – Я не наивный и не эгоистичный человек поэтому вовсе не надеюсь, что женщина станет моей любовницей и ничего не получит взамен.

– Она получит то же самое, что и ты.

– Этого недостаточно для женщины. Деловая операция – совсем другое, тогда обе стороны знают точно, чего от нее ждать. Никаких обвинений и неприятных сюрпризов.

Кэт поморщилась.

– Что бы ты ни думала, – продолжал Трэвис, – это не проституция. Я развлекался не с проститутками, хотя и содержал этих женщин какое-то время.

Кэт посмотрела на него долгим взглядом.

– Неужели твоя жена так глубоко оскорбила тебя?

– Она завершила мое образование.

– И заставила считать всех женщин проститутками.

– Нет. Я просто понял, что больше никогда смогу доверять, а тем более жениться на женщине, у которой меньше денег, чем у меня. А я очень богат, Кэт, невероятно богат. Чувствуя влечение к женщине, я строю наши отношения на деловой основе. Откровенно говоря, это случается не так часто. Я слишком стар, чтобы отдаться страсти.

Невыносимая печаль и жалость охватили Кэт. Она поняла что очень легко могла бы влюбиться в Трэвиса Дэнверса и как это было бы глупо. Избегая встречаться с ним взглядом, Кэт пробормотала:

– Извини.

– Но ты не сделала ничего такого, за что стоило бы извиняться. – Трэвиса удивил ее печальный голос. – Кэт? В чем дело?

– Ты богат.

Трэвис молчал, не понимая, почему слово “богат” в устах Кэт звучит как проклятие. Он попытался прижать ее к себе и успокоить, но она отпрянула от него, наклонилась и взяла свое фотооборудование.

– Ты сам позвонишь Харрингтону или это сделать мне?

– Зачем звонить Харрингтону?

– Чтобы попросить его найти другого фотографа.

– Неужели ты так и уйдешь? – спросил Трэвис упавшим голосом. – Только потому, что я не пообещал тебе работы, не взглянув предварительно на фотографии моей яхты?

– Конечно, нет. Безусловно, ты вправе решать, подходят тебе мои фотографии или нет.

– Тогда почему ты отказываешься?

– Это же так просто, богатый мальчик. У тебя нет права выворачивать мой мир наизнанку, менять мои правила, заставлять меня чувствовать… – Кэт внезапно замолчала. – Я никогда не смешиваю мужчин и бизнес.

– А я не просто мужчина, я – Трэвис. И постараюсь сделать так, чтобы работа со мной больше походила на удовольствие, чем на бизнес.

От взгляда Кэт его обдало холодом.

– Кэт, но я же не Блэйк Эшкрофт. Я не стану превращать твою жизнь в ад из-за того, что ты хочешь спать со мной. А кроме того, – примирительно добавил Трэвис, – можешь ли ты позволить себе отказаться от работы?

15
{"b":"18137","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шифр Уколовой. Мощный отдел продаж и рост выручки в два раза
Хлеб великанов
Время не знает жалости
Собиратели ракушек
Мир вашему дурдому!
Дочь авторитета
Лифт настроения. Научитесь управлять своими чувствами и эмоциями
Побег без права пересдачи
НЛП-техники для красоты, или Как за 30 дней изменить себя